MJacksonINFO.userforum.ru - Первый Национальный КЛУБ Майкла Джексона. - Самая большая энциклопедия рунета о жизни и творчестве MJ -

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Michael Jackson Conspiracy by Aphrodite Jones. Отрывки из книги.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://img-fotki.yandex.ru/get/4505/sunshinemj.0/0_4bcd8_a2a2bb7_L.jpg

оригинальное название книги: Michael Jackson Conspiracy by Aphrodite Jones.

название на русском: "Майкл Джексон: преступный заговор", автор Афродита Джонс

язык: English

перевод: Русский

источник: группа [В]контакте "Michael Jackson | Майкл Джексон: United Fan Family"

ссылка на группу:  http://vkontakte.ru/club9745

Авторы перевода (материала ниже изложенного):

Мария Добышева

Анна Саварино

Лена Мальцева

Таня Работнова

Сабина Бахишева

Фло Шутер

"Michael Jackson | Майкл Джексон: United Fan Family": "Мы публикуем отрывки книги - черновые варианты - в группе, чтобы сделать книге анонс и вызвать интерес. Поэтому мы очень просим при копировании наших переводов ссылаться на группу и делать ремарку на то, что варианты черновые, а вся книга завершена будет к Новому Году. Она выйдет в группе United Fun Family."


Ниже изложенные материалы принадлежат правообладателям и размещены исключительно в информационных целях (таких как критика, комментарий, сообщение новостей и исследование) без скачивания и продажи (для некоммерческого, образовательного или личного использования).

Полное или частичное копирование материалов запрещено. При согласованном использовании материалов  (предварительное разрешение авторов материала на копирование) необходима ссылка на источник и автора.

+1

2

Небольшая статья об авторе и её книге (Sway2008).

http://img-fotki.yandex.ru/get/6002/sunshinemj.0/0_4bcd9_85f30b28_L.jpg

...Вместе с выходом ее восьмой книги, ''MJC'', Афродита Джонс определенно сказала очень многое в отношении нашего общества. Таково ее положение в литературе США, что она является одним из двух авторов, имеющих полный допуск для освещения судебных заседаний. В книге ''MJC'' Джонс выступает против медиамашины, выставляя в ярком свете агрессивность медиасредств, фабрикующих обвинительные вердикты через порочащие репортажи.

Джонс допускает, что медиа имело инициативу для негативного изображения Майкла Джексона. Раскрывая предыдущие известные судебные дела, в построении случая с Майклом Джексоном, она полагалась на сообщество журналистов для своей фоновой информации. '' То отношение, которое медиа педалировала, было более в сторону того, что Джексон виновен, потому что он уже подвержен суду, мол, нет дыма без огня. Каждый был так озабочен тем, чтобы вглядываться в дым и огонь, совершенно игнорируя оправдывающие аспекты.Их умы были совершенно промыты.

''Их цель была в том, чтобы подразумевать виновность, исходя из того, что люди хотят об этом читать, хотят читать о непристойных слухах вокруг личной жизни Майкла Джексона. Это ведь самое лучшее.''

Просматривая весь суд Джонс оставалась убежденной, что Джексон виновен, она говорит, потому что она все видела ''вырванным из контекста''. '' Я смотрела не все как будто бы словно чьими-то глазами, которые видели, что он виновен. Я была жертвой этого сконцентрированного усилия медиа представить Джексона виновным.''

Моментом истины для Джонс , как она говорит, стал день оглашения вердикта, когда он спрошена Биллом Орейли, считает ли она , что жюри вынесло правильный вердикт. В этот момент, как она объясняет, она осознала, что совершенно нет никаких причин , чтобы в этом сомневаться. ''Как я думала, Билл подтолкнул меня к ответу, она говорит, я сказала ему да, они определенно вынесли правильное решение''.

Тремя месяцами позже Джонс получила доступ ко всем транскриптам судебных заседаний. После трех дней , проведенных в Санта Барбара, снимая фотокопии с документров, она потратила шесть месяцев для чтения транскриптов и еще шесть месяцев для завершения книги. Когда она закончила, Джонс осознала, что ''заговор'' протягивается едва ли только из новостей медиа.

Джонс, автор семи бестселлеров New York Times, обнаружила, что она сама не может найти издателя для своей новой книги. ''Я не буду называть имен'', говорит она, '' но я хочу сказать, что каждая компания говорила мне, что они не хотят печатать что либо связанное с защитой Джексона. Я должна была сама заняться публикацией.''

Так же Джонс была безуспешна в том, чтобы распространить книгу через большие магазины, расположенные на больших улицах города, получая повсюду те же самые антиджексоновские послания. Она предприняла попытку продавать книгу самостоятельно, на книжных ярмарках и в независимых магазинах, через свой вебсайт.

''Заговор'' выглядит все еще действующим, так как Джонс описывает попытки медиа описывать ее книу. Ее появление в шоу ''Фактор Орелли'' было отменено безо всяких объяснений. Когда фанаты Джексона потребовали, чтобы ее интервью было распространено, оно было вырезано за три минуты до эфира.

Такое промывание Джексона средствами массовой информации, говорит Джонс, является симптоматичным в рассматривании проблем общества. '' Я нахожу это разрушительным, прямо сейчас самая большая история касается Бритни Спирс и ее умственного состояния. Идет война, геноцид... мы пришли к положению, когда медиа фабрикуют порочащие знаменитостей истории, которые поднимают их собственные рейтинги''.

'' Отвратительный смысл того, что обычные люди находят удовольствие в том, чтобы читать и быть свидетелями падений знаменитостей, этот патологический, нездоровый смысл таково ликования заключается в том, что люди радуются их падениям, считая это должным воздаянием за их успех.''

Джексон стал мишенью, говорит Джонс, потому что его падение могло бы стать самым величайшим финансовым разорением , запечатленным медиа.

'' Если бы Майкл Джексон был признан виновным , это могло бы создать целый мир для медиа. Это послужило бы генерацией ежедневных выпусков: ''Кто его посетил? Кто не посетил? Можем ли мы проинтервьюировать его сокамерников? Можем ли мы посмотреть его камеру?Заключен ли он в одиночную камеру? Можем ли мы сделать фото его в тюрьме? '' Возможностям не было бы предела. Медиа вложило буквально миллионы долларов, чтобы напечатать порочащие статьи о Майкле Джексоне и оно стояло за то, чтобы вложить еще столько же за обвинительный вердикт.''

+1

3

Глава "Do you remember the time?"

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/859-2.png

Самым интересным в показаниях Стара Арвизо стала его реакция в ходе перекрёстного допроса, который ему устроил Мезеро. Это заставило присяжных серьёзно призадуматься.

Стар рассказал жюри о показаниях, которые он давал несколько лет назад, в поддержку гражданского иска семьи Арвизо к сети универсамов JC Penny. Стар заявил, что он прежде солгал, но когда Мезеро попросил его припомнить обстоятельства преполагаемого нападения на парковке супермаркета JC Penny, которому Стар был свидетелем, тот заявил что он не может вспомнить основные моменты того случая.

Стар заявлял что был свидетелем неоднократных случаев применения насилия в Неверленде, и тогда Мезеро продолжил вопросы о том, какого типа насилие было предположительно применено к его матери, Джанет, на парковке супермаркета JC Penny. Том Мезеро ссылался на прошлые показания Стара в деле JC Penny, но Стар на этом терялся в словах и "застревал". В конечном итоге, присяжные обнаружили что инцидент произошёл в 1998 году после того как Гэвин Арвизо набрал одежды в супермаркете JC Penny, думая что такой хитростью он вынудит своего отца заплатить за неё. Обнаружив факт кражи Гэвина, охранники магазина следовали за Арвизо до парковки, и Стар заЯвил что именно там увидел как они набросились на его мать и принялись её хватать за разные места.

Под присягой Стар хотел прояснить, что его брат никогда не пошёл бы на воровство. Он заявил что Гэвин хотел стать или актёром-комиком, или священником. 14-летний Стар сказал что он никогда не употреблял матных выражений, но настаивал, что слышал матерщину от охранников на парковке JC Penny, и ругательства были адресованы его семье. По показаниям Стара, охранники JC Penny избили Джанет Арвизо, а так же прикасались к ней неподобающим образом.

Наблюдателям в зале суда показалось что Стар слишком легко сознался в том, что лгал под присягой ранее. Он сознался что давал ложные показания о том, что его родители никогда не дрались. Он сознался, что солгал, говоря что его отец никогда его не бил. Стар попался в ловушку несостыковок в собственных показаниях и только и смог сказать: "Ведь это было так давно".

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Когда Мезеро перевёл тему на Майкла Джексона, Стар принял оборонительную позицию, и был заметно раздражён тем, что представитель защиты припёр его к стене. Днём ранее, после контрольной беседы с Томасом Снеддоном, Стар заявлял что видел как его брат подвергался растлению со стороны Майкла в двух случаях. Стар так же сказал, что Майкл показывал ему и его брату журналы порно-содержания, давал им обоим вино, и симулировал половой акт с манекеном прямо на их глазах. Так или иначе, но во время перекрёстного допроса по поводу предполагаемых инцидентов, Стар признался что он не говорил полиции ни о порно, ни об алкоголе, ни о совращении - ни о чём таком до тех пор, пока он и его семья не навестили прокурора Ларри Фельдмана, человека который выторговал известное мировое соглашение для Джорди Чандлера и его семьи (Майкл выплатил семье Чандлеров многомиллионную сумму, дабы прекратить преследование. Вопрос "платить-не платить" был спорный, но Майкл пошёл на это, чтобы оградить себя от копания в своей жизни, будучи невиновным, он знал, во что превратится его жизнь, если бы преследования продолжились - прим. переводчика) . В показаниях Стар заявил, что это Ларри Фельдман рекомендовал семье Арвизо посетить консультанта по поводу предполагаемых случаев домогательств. Стар свидетельствовал, что где-то в марте 2003 года, сразу после того как Майкл Джексон резко прервал все контакты с мальчиками Арвизо, семья Арвизо отправилась к психологу Стэнли Катцу. Мезеро обосновал присяжным, что только после того, как Стар и Гэвин озвучили свои обвинения Фельдману и Катцу - тем самым людям, кто были наняты Джорди Чандлером и его семьёй - семейство Арвизо решили идти в полицию.

Мезеро томил Стара допросом и походу этого выявлял на всеобщее обозрение совершенно потрясающие факты. Чем красочнее становились показания, тем болезненнее было слышать об обвинениях, особенно когда в показаниях мальчика так очевидно не сходились концы с концами. Когда Стар выступал, он заметно рисовался и заигрывался. Так или иначе, чем больше деталей появлялось в его рассказе, тем сильнее становилось чувство коллективного раздражения и отвращения в зале суда.

- Ты рассказал Стэнли Катцу как Майкл Джексон клал свою левую руку на промежность Гэвина, верно? - задал вопрос Мезеро.
- Да,- заявил Стар.
- Ты ведь не рассказывал ему, что Майкл помогал Гэвину мастурбировать?
- Он и не мастурбировал, он просто его щупал.
- Он просто его щупал?
- Да.
- Разве ты не помнишь, как вчера сказал присяжным, что Майкл онанировал его член? - спросил Мезеро.
- Нет, я сказал что Майкл трогал моего брата во время мастурбации.
- Хорошо. Ты вообще говорил жюри вчера, что Майкл онанировал твоему брату член?
- Нет.
- Ты вообще говорил это кому-либо?
- Нет, - настаивал Стар.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

И всё же Стар намекал, что видел как Майкл занимался мастурбацией с его братом. Он заявлял об этом давая показания днём раньше. А теперь, перед Мезеро, судьёй и присяжными, Стар, казалось, решил дать задний ход. И всё же Стар намекал, что видел как Майкл занимался мастурбацией с его братом. Он заявлял об этом давая показания днём раньше. А теперь, перед Мезеро, судьёй и присяжными, Стар, казалось, решил дать задний ход. Казалось, парень придумывает на ходу и продолжает в том же духе.

- Помнишь ли ты, как описывал Стэнли Катцу другой раз, когда ты поднялся и увидел, как Майкл трогает твоего брата?
- Да.
- Рассказал ли ты Стэнли Катцу, что Майкл пложил руку промеж ног твоего брата?
- Да.
- Но ты на самом деле совсем не это ему говорил, так ведь? - насмешливо сказал Мезеро.
- Что вы имеете ввиду?? - засуетился Стар.
- Ну, ты рассказывал Катцу, что Майкл Джексон тёрся своим членом об ягодицы Гэвина, разве нет?
- Нет.
- Возможно, если я продемонстрирую жюри его показания, это освежит твою память?

Мезеро вытащил показания Стэнли Катца, но Стар не пожелал взглянуть на них. Стар отрицал что говорил Катцу что-либо об ягодицах Гэвина, и Мезеро быстро перевёл допрос на другую тему.

- Ты пытался рассказать Катцу что от тебя пахло марихуаной, не так ли?
- Нет,- заявил Стар.
- Быть может, ты освежишь свои воспоминания, если я покажу тебе страницу из его показаний?
- Нет.
- Хорошо. Теперь, ты заявляешь, что никогда не говорил Майклу Джексону, что хочешь стать актёром?
- Нет.
- Никогда не говорил ему ничего подобного? - Мезеро спросил вновь.
- Нет.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Хотя Стар и отрицал, что он когда-либо хотел выступать на сцене, мальчик посещал школу танцев и кружок клоунады, а так же появился на видео, снятом в Неверленде. Присяжные позже просмотрели видео, в котором Стар изображает гида-экскурсовода по Неверленду, представляя рекламный тур по стилизованным в духе Диснея местам. На том видео Стар был слишком усерден и возбуждён, работая на камеру. Это была настоящая кинопроба представления тура по Неверленду с сиявшим Старом в центре внимания. Очевидно, что он рассчитывал на "большой прорыв" в шоу-бизнесе благодаря этой записи.

Однако Стар заявил присяжным, что его вовсе не интересовала эта съёмка в Неверленде. Он обставлял всё так, словно он сделал одолжение Джексону, появившись в главной роли в видео тура по ранчо. Далее Мезеро в допросе вновь перешёл к другой теме. Он хотел, чтобы Стар объяснил, каким образом он и его брат Гэвин получили пароли от кодовых замков Неверленда. Члены жюри удивлённо переглянулись, когда Стар заявил, что они с братом входили в жилой дом Майкла "сотни раз". Они узнали, что семейство Арвизо получили коды от домашних замков уже ПОСЛЕ их поездки к Майклу в Майами. Стар поведал, что раз он знал код от хозяйского дома, у него был доступ во все помещения, включая спальню Майкла.

Как-то Мезеро попросил Стара припомнить случай, когда, в отсутствие Майкла дома, его и брата застали в винном погребе за распитием вина. Стар отрицал случившееся, однако сказал, что они оба знали, где лежали ключи от погреба. Стар отрицал, что его с братом когда-либо ловили за распитием алкоголя, что такого никогда не было. Так или иначе, но работники Неверленда позже засвидетельствовали, что Стар пил ликёр, который добавлял в свой молочный коктейль. И в другом случае его так же видели употребляющим алкогольные напитки - в отсутствие Майкла.

Стар хотел выглядеть невинным. Но, наблюдая за тем, как он давал показания, было ясно что он парень с гонором, с вызовом. Связывая показания Стара воедино, присяжные начинали доверять им всё меньше.
Стар отрицал, что занимался чем-либо предосудительным, будучи в Неверленде; он отрицал, что рыскал и лазал по выдвижным ящикам Майкла и его туалетным комнатам. Правда, он упомянул, что однажды его и Гэвина застали спящими в спальне Майкла, когда того не было дома.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Когда Мезеро продемонстрировал папку, полную журналов "лёгкого содержания", Стар опознал их как журналы, которые Майкл показвал ему и его брату. Тогда защитник спросил Стара о журнале Barely Legal (специфический журнал для взрослых, где опубликованы снимки моделей, на вид которым лет 18. Девушки не изображают на снимках имитацию секса, сняты в одиночку или в группе от двух человек. Модели проходят отбор по внешним качествам, главное из которых - девушка должна выглядеть юной. Издательством журнала занимался небезызвестный Ларри Флинт и его корпорация Hustler - прим. переводчика), и Стар подтвердил, что это тот самый журнал, который показывал им Майкл. Стар настаивал, что это именно тот журнал, пока Мезеро не отметил для присяжных, что этот номер вышел в августе 2003 года - ЧЕРЕЗ месяц после того, как семья Арвизо покинула ранчо навсегда.

0

4

Фрагмент главы "Beat it"

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/859-2.png

Было большим испытанием – делать что-либо вместе с Майклом Джексоном, и это широко осветила в своих показаниях его бывшая жена Дебби Роу, которая уже отказалась от родительских прав на двух детей, Принса и Пэрис, рожденных ею. Дебби оказалась в очень сложной эмоциональной ситуации, когда она вышла давать показания, будучи свидетелем стороны обвинения.
От Дебби Роу ожидали, что в своих показаниях, говоря о фильме-опровержении Джексона, (которое в конце концов было показано на телеканале FOX), она оценит его, как «шоу с прописанным сценарием». От Роу ожидали высказываний, что Майкл не был хорошим отцом. От нее ожидали жалоб по поводу ее права на посещение детей.


Сплетни на любой вкус подливали масла в огонь в дни, предшествующие показаниям Дебби Роу, особенно с тех пор, как она публично схлестнулась с Джексоном в споре за опеку над восьмилетним Принсем Майклом Первым и семилетней Пэрис. Дебби Роу, которая была замужем за Джексоном с 1996 по 1999 год, передумала относительно своих родительских прав и претендовала на опеку над детьми в 2004 году. И только после того, как Джексон предложил ей ежегодные выплаты в размере 1 миллиона долларов, она приняла предложение.
Судья постановил, что отказ Роу от родительских прав «недействителен» в связи с «процедурными проблемами». От замаячившей битвы за опеку и от этой апелляции СМИ буквально давились слюной. Они предвкушали поразительные новости, которые Роу преподнесет в своих показаниях против Джексона. Надеясь, что Дебби поведает о каких-то скандальных вещах в попытке помочь себе получить опеку над детьми, напряженность СМИ была на пике.


Но когда помощник окружного прокурора Рон Зонен начал задавать ей вопросы, Дебби Роу сохраняла спокойствие. Она говорила о записи фильма-опровержения, которая длилась почти 9 часов, и сказала, что все время там с ней присутствовал ее адвокат. Когда ее спросили, видела ли она сценарий, Дебби Роу решительно ответила: «Нет».
Роу рассказала присяжным, что у Яна Дрю – человека, который руководил интервью – был огромный список вопросов для нее, и утверждала, что она давала правдивые ответы. Она настаивала, что ее ответы были спонтанными и честными, и согласилась, что исказила правду, лишь говоря, что она все еще является частью семьи Майкла. Дебби заявила, что приврала в этой части, чтобы «защитить детей и попытаться избавить всех от вопросов СМИ».


Дебби Роу выглядела веселой, когда описывала свое участие в фильме-опровержении как нечто приятное и волнующее. Она свидетельствовала, что была счастлива отвечать на вопросы, будучи на стороне Майкла, и утверждала, что согласилась дать интервью отчасти из-за надежды, что у нее получится взглянуть на детей, которых она не видела больше двух лет. Роу сказала, что также надеялась «по возможности возродить отношения с мистером Джексоном».
Мисс Роу свидетельствовала, что ей пообещали поездку в Неверленд, что так и не было выполнено. Она объяснила, что после девяти месяцев телефонных отговорок, решила обратиться в суд по семейным делам, где ее родительские права и были восстановлены. Когда Дебби оказалась под перекрестным допросом Мезеро, тот пожелал, чтобы она была более точной в описании ее спора с Майклом Джексоном в суде по семейным делам. Но Дебби Роу не хотела называть это судебным спором. Она не хотела сердить Майкла и смотрела на него затуманенными от слез глазами. Казалось, ее взгляд был полон сожаления.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Когда Мезеро спросил мисс Роу о «предлоге ее телефонных звонков», Дебби признала, что она дала согласие сотрудничать с шерифом Санта Барбары, и звонила людям Майкла, в то же время позволяя шерифу тайно записывать ее звонки. Она припомнила около полудюжины разговоров, в особенности с Марком Шаффелом, Яном Дрю и Дитером Вейзнером, всеми теми, кто участвовал в создании фильма-опровержения.

И вместо того, чтобы позволить ей нанести вред защите, Мезеро удалось сосредоточить всеобщее внимание на реакции Роу относительно расследования заговора. Он смог выяснить ее мнение по поводу участников заговора, окружавших Майкла Джексона, которым не было предъявлено обвинение. Мезеро даже не пришлось «обрабатывать» Дебби, чтобы она признала, что действительно не доверяла помощникам Майкла. Очевидно, телефонные разговоры мисс Роу с предполагаемыми участниками заговора не помогли полиции продавить доказательство того, что Майкл был непосредственно вовлечен в организацию любых заранее сценарно-прописанных интервью с целью включения их в фильм-опровержение. Пожалуй, находясь под перекрестным допросом, Роу создала у присяжных впечатление, что люди Майкла действовали без его ведома.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

«Вы сказали полицейским, что, по вашему мнению, Марк Шаффел то и дело пытался обмануть Майкла Джексона, верно?» - спросил Мезеро.
«Верно», - ответила Роу.
«И вы думали, он манипулирует Майклом Джексоном, чтобы заполучить побольше денег, правильно?»
«Да».
«Также в полиции вы утверждали, будто полагаете, что Дитер и Рональд Конитцер манипулируют Майклом Джексоном, так?»
«Так».
«Наблюдая за Шаффелом, Дитером и Конитцером, создалось ли у вас ощущение, что эти трое работали сообща?» - спросил Мезеро.
«О, да», - подтвердила Роу.

Дебби Роу поведала присяжным, что, по ее мнению, три человека – Шаффел, Дитер и Конитцер - работали сообща, пытаясь выискивать пути использования имени Майкла Джексона с целью наживы. В соответствии с ее данными, эта троица имела виды на предприятия “Jackson” в Америке и Европе. Роу сказала, что она убеждена - Майкл не знал обо всех их делишках, и пояснила, что ей уже доводилось ранее видеть в жизни Майкла подобное группирование «приближенных помощников».
«С одной стороны, вы сказали полиции, что полагаете, будто Майкл Джексон каким-то образом был удален от того, что делали эти парни, правильно?» - спросил Мезеро.

«По моим последним данным, он отстранился от помощников – людей, которые заботились о бизнесе - и они принимали все решения. Множество раз они даже не советовались с ним», - пояснила Роу.
«И вы думали эта троица – Шаффел, Дитер и Конитцер – занималась именно этим, не так ли?»
«Абсолютно так», - подтвердила Роу.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Чем дольше он допрашивал ее, осторожно и мягко побуждая Дебби рассказывать присяжным о мире, окружающем Майкла, тем больше она начинала терять самообладание, и отвечать на вопросы ей становилось тяжело. Она убедила присяжных, что ее ответы в фильме-опровержении были спонтанными, и подтвердила, что дала честную и положительную оценку личности Майкла. Относительно того, что она позволила снимать себя более 9 часов, Дебби пояснила, что делала это бесплатно, потому что она была наслышана о «негативной, извращенной и неправильно понятой» передаче Башира, которую показали в Англии.

Дебби Роу хотела прояснить некоторые моменты для присяжных. Возможно, ей хотелось начать отношения с Майклом с чистого листа. По каким-то причинам она была щедра на похвалы. Среди вещей, которые Дебби Роу сообщила в своих показаниях, были следующие:
Майкл был хорошим отцом.

Майкл был хорошим семьянином.
Майкл был человеком, за которого она все еще продолжала переживать.
Дебби настаивала, что по-прежнему считает Майкла своим другом, и говорила присяжным, что во время развода уступила ему полную опеку над детьми. В ее глазах блестели слезы, когда она смотрела на Майкла и описывала, как ей приходилось общаться с ним только через адвокатов из-за судебного спора.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Когда Дебби села в кресло свидетеля, казалось, она не могла оторвать глаз от Майкла, но ее умоляющий взгляд был фактически проигнорирован поп-звездой. В данных обстоятельствах было очевидно - Майкл очень задет ее предательством. Дебби была свидетелем со стороны обвинения. Никакие положительные комментарии в его адрес, никакие свидетельства в пользу Майкла не могли изменить тот факт, что Дебби пошла на сотрудничество с полицией и согласилась помогать им в уголовном процессе против ее бывшего мужа.
Когда Мезеро допрашивал Дебби Роу, она рассказала присяжным, что была обеспокоена из-за «личностей», которые окружали Джексона в начале 2003 года, и свидетельствовала, что ее предупредили «соблюдать осторожность» с такими людьми. Роу упомянула своего давнего начальника доктора Арнольда Кляйна, с которым она связалась в надежде выйти на непосредственный контакт с Майклом, но безуспешно. Роу поведала присяжным, что связалась с доктором Кляйном, потому что не была уверена, что сотрудники Майкла были честны с ней. Она дала понять, что чувствовала, будто ее используют, как разменный товар.


«Как вы узнали, что мистер Шаффел пытался заработать миллионы долларов на выпуске вашего интервью?» - поинтересовался Мезеро.
«Он сказал мне, что он оплатил съемки. Он также сказал, что часть денег, заработанная на выпуске интервью, пойдет на погашение долга мистера Джексона перед ним», - ответила Роу.

«На вашей памяти Шаффел когда-нибудь просил вас о помощи в его финансовых делах с мистером Джексоном?» - задал вопрос Мезеро.
«Нет. Он только хвастался, как воспользовался возможностью, о которой, я уверена, он и понятия не имел. Еще он говорил о том, как он собирается осуществить то, это и разные другие дела, чтобы быть уверенным, что карьера Майкла в безопасности. Такого рода были разговоры», - сказала Роу.
«Хорошо. У вас создавалось когда-нибудь впечатление, что Шаффел не предоставляет Майклу Джексону полную информацию о том, что он планирует делать?» - спросил Мезеро.

«Он ничуть не отличался от других людей из окружения мистера Джексона. Да. Он не говорил ему всего», - объясняла Роу.
Когда наблюдатели в зале суда слушали Дебби Роу, когда они слышали, как она называет всех сотрудников Майкла «лжецами», ее гнев и негодование по поводу людей, окружавших Джексона, становились абсолютно понятными. По глазам Дебби наблюдатели поняли, что у Майкла было лишь несколько дорогих ему людей, которым он мог доверять. Казалось, даже его ближайшие советники, люди, которые пытались «спасти» его, надеялись нажиться на имени суперзвезды.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

«Шаффел говорил вам, что он, Дитер и Конитцер собираются сделать большие деньги на урегулировании проблем, последовавших за выходом передачи Башира?» - давил Мезеро.
«Они говорили, что собираются решить проблему и хвастались, что заработали денег», - отвечала Роу.
«И это обеспокоило вас, не так ли?»
«Да», - подтвердила Роу.
Дебби Роу называла помощников Майкла «оппортунистическими стервятниками». Она свидетельствовала, что Шаффел бахвалился, будто он лично заработал семь миллионов долларов за ее интервью для фильма-опровержения. Она настаивала, что не верила ничему из того, о чем хвалился Шаффел, и говорила, что его позиция раздражала ее.
Когда люди слушали Дебби Роу, главным, что им бросилось в глаза - было то, насколько же легко Майкл Джексон поддавался манипуляциям со стороны окружающих. Каким-то образом, с годами суперзвезда стал абсолютно уязвимым.

0

5

Фрагмент главы "Rock with you"

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/859-2.png

Телешумиха постоянно сопутствовала этому набравшему обороты делу. Так вокруг процесса была создана некая параллельная действительность, своеобразное отражение в кривом зеркале, причём не только на местных кабельных каналах, но и в передачах о шоу-бизнесе по всему миру.

Канал E!News жаждал разместить своих корреспондентов внутри зала суда. Этот кабельный канал, известный тем что разводит много шума из ничего и прославивший похождения Пэрис Хилтон, Николь Риччи и других онлайн-пустышек, изволил презентовать серьёзную шоу-реконструкцию дела.
Представленный каналом Е!News суд над Майклом Джексоном с Джеймсом Кертисом в качестве ведущего, был рассчитан чтобы стать медиа-бомбой. Подобная пародия на суд уже проходила с успехом в эфире, когда шёл гражданский процесс над О-Джей Симпсоном, и теперь канал планировал сорвать куш ещё раз. Основой шоу стали сплетни вокруг Майкла, и рассчитанно это было на интерес его фанатов, измученных неведением относительно того, что же на самом деле творится за дверями зала суда.

Сама задумка была неплоха, но на деле это обернулось настоящим кошмаром.

Первая ошибка телевизионщиков состояла в том, что они наняли актёра, который пародировал Короля Поп-музыки в фильме "Очень страшное кино-3". И это даже не было виной актёра. Просто нет такого человека, который смог бы достоверно изобразить настоящего Майкла Джексона. Задумка канала что фэны купятся на это, была весьма странной. Поклонники Джексона хотели именно его, Майкла, а не некого тощего актёра, выряженного в костюмы и со слоем макияжа на лице.

Что касается прессы, то большинство людей, кто освещал события в суде, отказали во внимании шоу-реконструкции канала Е!News. Дело в том, что медийные персоны были перегружены плотным графиком работы, утомлены постоянными пикировками между Майклом, прессой и его фанатами. Средства массовой информации намертво сроднились с подачей щекотливых подробностей про Майкла. И идея восстановить реальные события через показ игры второсортных актёров, выглядела бредовой.

Эд Мосс, тот парень который играл Майкла, попал в сложную ситуацию. В своих очках из проволоки и тоннами макияжа на лице, он старался играть меланхолично и величаво, время от времени перешёптываясь с "адвокатом", порой подавая жесты в сторону "свидетелей". Но беда в том, что Эд Мосс даже близко не смог повторить манеру поп-идола. Его неудачная игра придала шоу ещё больше неправдоподобности.
Откровенно говоря, шоу оказалось трудной задачей для всех этих актёров, которые поняли в какую нелепую ситуацию они попали. Они должны были разыгрывать ежедневные "включения из зала суда", основанные на судебных стенограммах, полностью доверяя информации из проплаченных журналистских источников, которые поставляли детали якобы происходящего на самом деле. Актёр, изображавший судью Меллвила, производил впечатление ещё более неудачное, чем Меллвил персонально мог произвести когда-либо, ну а человек, игравший Томаса Снеддона, говоря откровенно, даже не приблизился к тем эмоциям гневного обличения, с которым выступало обвинение. Снеддон гнул линию праведного негодования, которым был пронизан весь процесс, но ничего подобного не было передано зрителю в продукте канала Е!. Что касается Тома Мезеро, то в игре актёра, изображавшего его, не было уверенности. В этом человеке не было ничего от настоящего Тома Мезеро, который в действительности был хладнокровен и уверен в себе на все сто, что уводило в тень остальную команду защиты - Сюзан Ю, Роберта Сэнджера и Брайана Оксмана.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

В реальных слушаниях большинство свидетелей защиты Мезеро обрабатывал сам, тогда как в работе обвинения опросы свидетелей были поделены между тремя людьми: Томом Снеддоном, помощником окружного прокурора Гордоном Очинклоссом и другим помощником ОП Роном Зоненом, кто, надо полагать, был лучшим среди всех обвинителей по делу.

В суде все трое обвинителей демонстрировали превосходный и уверенный настрой, но эти важные детали не были раскрыты в телешоу.
Канал задумал показать процесс достоверным, полагая при этом, что может нанять низкопробных актёров, и те своей игрой вытянут все манипуляции, проводимые этими сильными личностями в уголовном процессе. Это была инструкция к тому, как с помощью продюссерских интерпретаций подменить реальную жизнь, ввести в заблуждение.

Невероятно как дирекция канала Е! на полном серьёзе верила в то что уголовное дело может послужить хорошей основой для увеселительного шоу. Второсортные актёры были дурны не только в ролях Майкла и его команды, так же были ужасны и их потуги изобразить таких знаменитостей, как Маколей Калкин, Джордж Лопез, Крис Такер и Джей Лино.

Это был похабный аттракцион, но всё же канал Е! запустил шоу на долгие месяцы.

В то же самое время, когда канал Е! дал старт своей сырой телеверсии суда над Майклом Джексоном, Tonight Show с ведущим Джеем Лино тратил эфирное время на то, чтобы отвоевать право обсуждать процесс в поздний прайм-тайм. И тогда мистер Лино, который являлся официальным свидетелем в суде, получил от судьи Меллвила постановление о прекращении высказываний, предостерегающее любого потенциального свидетеля о запрете на разглашение и любые разговоры о деле Майкла Джексона.

В течение долгих лет Лино постоянно отпускал шутки о Майкле и его "взаимной симпатии к детям и маленьким мальчикам". И сейчас ведущий предъявил ходатайство с запросом об освобождении его от постановления о неразглашении. Лино просил ограничить его лишь на возможность раскрытия деталей той экстренной информации, которую он получит в процессе слушаний.
"В качестве своей роли ведущего Tonight Show, мистер Лино комментирует и привлекает в студию гостей чтобы делать заслуживающие внимание и оперативные выпуски общественного значения", гласило ходатайство.
"Пока мистер Лино служит пользу мистеру Джексону дачей свидетельских показаний, никто не сможет оспорить тот факт, что мистер Лино должен воздерживаться от высказываний и обсуждений источников, связанных со слушаниями дела".
Ходатайство, поданное Теодором Бутро, было рассчитано на то, чтобы прояснить вопрос: может или нет Джей Лино отпускать свои ежевечерние шуточки о Джексоне в течении хода процесса. Представляющий интересы NBC Бутро, хотел снять с канала "колпак" в виде судебных санкций. Мистер Бутро не хотел чтобы дело дошло до постановления о полном неразглашении, что запретило бы Лино высказываться о Майкле Джексоне вообще.

В процессе ожидания постановления от судьи Мелвилла, Джей Лино решил приглашать вместо себя других людей на съёмки, с целью продолжать "забавные" обсуждения ежедневных событий и откровений из зала суда. Это был выход избежать судебных санкций. Было куда проще выдвинуть вперёд "неангажированных", чтобы те продолжали линию Лино и высмеивали несчастья Майкла. Люди, похоже, страстно желали помочь Лино выйти из этой "затруднительной" ситуации.
И у них даже не возникало никаких неудобств в связи с этим.

Людям нравилось насмехаться над тяжёлым положением Майкла.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

По ходу дела судья Меллвил постановил, что Джей Лино может публично шутить о судебном разбирательстве в общем, но ограничил его ордером о неразглашении от высказываний тех сугубо личных моментов, о которых он при определённых обстоятельствах мог засвидетельствовать под присягой.

Когда запрет на обсуждение суда был отменен, Джея Лино было не остановить. Ведущий шоу за словом в карман не лез. Будучи комиком, отмачивать шутки было его ремеслом, но его насмешки над Майклом во время суда, количество которых стало больше обычного, выглядели небезобидно.

Мистер Лино, не особо заботясь, разжигал в глазах общественности страсти вокруг суда - в которм и так было достаточно остроты относительно необычного образа жизни Майкла.
"Адвокаты Майкла Джексона заявили что не будут разыгрывать "расовую карту", так как они не могут определить, к какой же расе Майкл относится" ("разыграть расовую карту" - риторический оборот, использованный чернокожим адвокатом Джонни Кокрэйном на эпохальном судебном разбирательстве по обвинению знаменитого чернокожего футболиста О-Джея Симпсона в 1994. Помимо других оправданий адвокаты утверждали что полицейские и следователь - расисты. Дело было выиграно. - прим. переводчика) - говорил Лино, открывая свой монолог под всеобщее гоготание.

Когда шоу Лино вернулось обратно к своим старым выходкам, список его шуток о Майкле Джексоне стал ещё длиннее. Всё, о чём писала пресса, ежедневно становилось исходным материалом для команды Лино. Но не зависимо от того, насколько судебное разбирательство было низведено до уровня простого "прикола", в действительности на кону были жизнь и репутация Майкла. Однако команда, представлявшая обвинение, не шутила на тему "Майкл Джексон за решёткой". Они дейстивтельно хотели, чтобы Майкл попал в заключение на долгий срок.

0

6

...

В реальных слушаниях большинство свидетелей защиты Мезеро обрабатывал сам, тогда как в работе обвинения опросы свидетелей были поделены между тремя людьми: Томом Снеддоном, помощником окружного прокурора Гордоном Очинклоссом и другим помощником ОП Роном Зоненом, кто, надо полагать, был лучшим среди всех обвинителей по делу.

В суде все трое обвинителей демонстрировали превосходный и уверенный настрой, но эти важные детали не были раскрыты в телешоу.
Канал задумал показать процесс достоверным, полагая при этом, что может нанять низкопробных актёров, и те своей игрой вытянут все манипуляции, проводимые этими сильными личностями в уголовном процессе. Это была инструкция к тому, как с помощью продюссерских интерпретаций подменить реальную жизнь, ввести в заблуждение.

Невероятно как дирекция канала Е! на полном серьёзе верила в то что уголовное дело может послужить хорошей основой для увеселительного шоу. Второсортные актёры были дурны не только в ролях Майкла и его команды, так же были ужасны и их потуги изобразить таких знаменитостей, как Маколей Калкин, Джордж Лопез, Крис Такер и Джей Лино.

Это был похабный аттракцион, но всё же канал Е! запустил шоу на долгие месяцы.

В то же самое время, когда канал Е! дал старт своей сырой телеверсии суда над Майклом Джексоном, Tonight Show с ведущим Джеем Лино тратил эфирное время на то, чтобы отвоевать право обсуждать процесс в поздний прайм-тайм. И тогда мистер Лино, который являлся официальным свидетелем в суде, получил от судьи Меллвила постановление о прекращении высказываний, предостерегающее любого потенциального свидетеля о запрете на разглашение и любые разговоры о деле Майкла Джексона.

В течение долгих лет Лино постоянно отпускал шутки о Майкле и его "взаимной симпатии к детям и маленьким мальчикам". И сейчас ведущий предъявил ходатайство с запросом об освобождении его от постановления о неразглашении. Лино просил ограничить его лишь на возможность раскрытия деталей той экстренной информации, которую он получит в процессе слушаний.
"В качестве своей роли ведущего Tonight Show, мистер Лино комментирует и привлекает в студию гостей чтобы делать заслуживающие внимание и оперативные выпуски общественного значения", гласило ходатайство.
"Пока мистер Лино служит пользу мистеру Джексону дачей свидетельских показаний, никто не сможет оспорить тот факт, что мистер Лино должен воздерживаться от высказываний и обсуждений источников, связанных со слушаниями дела".
Ходатайство, поданное Теодором Бутро, было рассчитано на то, чтобы прояснить вопрос: может или нет Джей Лино отпускать свои ежевечерние шуточки о Джексоне в течении хода процесса. Представляющий интересы NBC Бутро, хотел снять с канала "колпак" в виде судебных санкций. Мистер Бутро не хотел чтобы дело дошло до постановления о полном неразглашении, что запретило бы Лино высказываться о Майкле Джексоне вообще.

В процессе ожидания постановления от судьи Мелвилла, Джей Лино решил приглашать вместо себя других людей на съёмки, с целью продолжать "забавные" обсуждения ежедневных событий и откровений из зала суда. Это был выход избежать судебных санкций. Было куда проще выдвинуть вперёд "неангажированных", чтобы те продолжали линию Лино и высмеивали несчастья Майкла. Люди, похоже, страстно желали помочь Лино выйти из этой "затруднительной" ситуации.
И у них даже не возникало никаких неудобств в связи с этим.

Людям нравилось насмехаться над тяжёлым положением Майкла.

0

7

...

По ходу дела судья Меллвил постановил, что Джей Лино может публично шутить о судебном разбирательстве в общем, но ограничил его ордером о неразглашении от высказываний тех сугубо личных моментов, о которых он при определённых обстоятельствах мог засвидетельствовать под присягой.

Когда запрет на обсуждение суда был отменен, Джея Лино было не остановить. Ведущий шоу за словом в карман не лез. Будучи комиком, отмачивать шутки было его ремеслом, но его насмешки над Майклом во время суда, количество которых стало больше обычного, выглядели небезобидно.

Мистер Лино, не особо заботясь, разжигал в глазах общественности страсти вокруг суда - в которм и так было достаточно остроты относительно необычного образа жизни Майкла.
"Адвокаты Майкла Джексона заявили что не будут разыгрывать "расовую карту", так как они не могут определить, к какой же расе Майкл относится" ("разыграть расовую карту" - риторический оборот, использованный чернокожим адвокатом Джонни Кокрэйном на эпохальном судебном разбирательстве по обвинению знаменитого чернокожего футболиста О-Джея Симпсона в 1994. Помимо других оправданий адвокаты утверждали что полицейские и следователь - расисты. Дело было выиграно. - прим. переводчика) - говорил Лино, открывая свой монолог под всеобщее гоготание.

Когда шоу Лино вернулось обратно к своим старым выходкам, список его шуток о Майкле Джексоне стал ещё длиннее. Всё, о чём писала пресса, ежедневно становилось исходным материалом для команды Лино. Но не зависимо от того, насколько судебное разбирательство было низведено до уровня простого "прикола", в действительности на кону были жизнь и репутация Майкла. Однако команда, представлявшая обвинение, не шутила на тему "Майкл Джексон за решёткой". Они дейстивтельно хотели, чтобы Майкл попал в заключение на долгий срок.

0

8

Отрывок из главы "One Day In Your Life"

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/859-2.png

....Противоречия между воспоминаниями Дженет Арвизо и реальными событиями, произошедшими в Неверленде, стали абсолютно очевидны, когда бывший сотрудник охраны Неверленда, офицер Брайян Баррон, дал показания и описал тот трехнедельный период, когда Дженет и ее дети гостили у Майкла Джексона в начале 2003 года. К примеру, Дженет заявляла, что ее удерживали в домике для гостей на протяжении всего времени ее пребывания в Неверленде, но офицер Баррон рассказал присяжным, что Дженет Арвизо видели прогуливающейся по поместью, что несколько раз она вместе с детьми ночевала в танцевальных студиях Неверленда и постоянно завтракала, обедала и ужинала в главном доме.

Бывший сотрудник охраны, чья работа заключалась в обеспечении безопасности детей в Неверленде, и в чьи обязанности входило наблюдение за маленькими гостями Майкла Джексона, свидетельствовал, что в то же самое время, что семья Арвизо находилась в поместье в феврале 2003 года, по меньшей мере тридцать других гостей посещали Неверленд. Офицер Баррон приводил имена Мико Брандо, сына легендарного актера Марлона Брандо, а также Альдо и Мари Николь Касио, брата и сестры Фрэнка Касио, который был другом Майкла. Список гостей Неверленда был большим. Двери этого поместья казались всегда распахнутыми для людей.
Местный офицер полиции, который подрабатывал в охране у Джексона, Брайян Баррон, настаивал, что он никогда не видел ничего противозаконного в поместье Неверленд, уверяя присяжных, что если бы такое случилось, он непременно доложил бы об этом. В соответствии со словами Баррона, Неверленд был «местом для развлечений и веселья», где дети осуществляли многие свои желания, и где «к детям относились очень хорошо».

Когда Брайян Баррон сказал присяжным, что он никогда не видел даже намеков на то, что семья Арвизо пыталась бежать из Неверленда, его показания оказались разрушительными для теории обвинений против Джексона. Офицера Баррона попросили внимательно просмотреть вахтовые журналы из Неверленда, которые демонстрировали присяжным на большом экране, и он был вполне уверен в правильности всех записей об уходах и приходах семьи Арвизо. В соответствии со словами офицера полиции, записи охраны Неверленда свидетельствовали о том, что 12 февраля 2003 года Джисус Сэлэс увез из поместья Дженет и ее детей на роллс-ройсе Джексона без каких бы то ни было инцидентов. Баррон напомнил, что семья остановилась у пункта охраны и прошла обычную процедуру, после чего роллс-ройс покинул поместье.

Не было никакого «тайного похищения» семьи Арвизо.
Не было никакой «паники» у ворот на выезде из Неверленда.
Когда офицер полиции рассказал присяжным, что прямо через улицу от Неверленда находились две частные школы, людям стало любопытно - если Дженет чувствовала, что находится в такой опасности, то почему же она просто не прибежала в школу за помощью?
Офицер Баррон утверждал, что на дороге Figueroa Mountain Road была достаточно высокая активность, пояснив, что видел, как родители, учителя и администраторы ежедневно приходили и уходили из школы в начале 2003 года - как раз в тот самый временной период, когда Майкл Джексон, якобы, организовал заговор с целью удержания семьи Арвизо в качестве пленников.

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/856-1.png

Суть показаний офицера Баррона заключалась в следующем – он не слышал, чтобы кто-то жаловался, он не слышал, чтобы кто-то звал на помощь. Ни один член семьи Арвизо не вел себя в Неверленде так, будто были какие-то проблемы. Если хотите, казалось, что семья Арвизо была вполне счастлива и довольна. Детям Арвизо было позволено играть и гулять целый день по всему поместью, где им вздумается. А Дженет Арвизо наслаждалась образом жизни, который включал в себя систематические траты на ее ухаживающие процедуры и прочие прелести.
Присяжные казались просто шокированными, когда бывший сотрудник охраны Неверленда свидетельствовал, что Дженет и ее дети совершали короткие прогулки по местным городкам, окружающим Неверленд, показывая, где он зафиксировал сведения об этих выездах за ворота Неверленда. Когда был предъявлен документ, в котором демонстрировались две страницы описаний расходов Дженет - счетА на тысячи долларов, оплаченные Майклом Джексоном, стало невозможно верить заявлениям Дженет о том, что она когда-то предпринимала серьезные попытки сбежать из Неверленда.
С выступлением еще одного свидетеля защиты, которое изменило всеобщее представление о деле, наблюдатели в зале суда начали осознавать, что теория обвинения была сфабрикована. Несколько представителей СМИ высказали свои сомнения относительно судебного процесса, но эти люди были в меньшинстве. В закулисных разговорах некоторые высказывали предположения, что команда обвинения уже хватается за соломинку, но ни один репортер не имел мужества сказать это в прямом эфире.
Сторона обвинения тонула в теории заговора. И в то время как безумие обвинений Майкла Джексона в заговоре стало более очевидно для присяжных, обвинения в растлении ребенка стали также более сомнительны. Хотя СМИ продолжали фокусироваться на странностях личной жизни Джексона, и хотя сторона обвинения любой ценой добивалась того, чтобы отправить Джексона за решетку – истории и сценарии, которые представлялись присяжным, не были нерушимыми.
Обвинение пыталось представить Дженет простодушной матерью, которая была ослеплена известностью Джексона. Они хотели, чтобы присяжные игнорировали ее неподобающее прошлое и думали, что Дженет была просто жертвой. Однако им стало ясно, что из-за постоянной лжи Дженет это именно они выглядели так, будто пребывали в Стране Нетинебудет. Чем больше они узнавали о Дженет, чем больше они выслушивали показаний людей, работавших в Неверленде, которые противоречили заявлениям Дженет, тем больше присяжные осознавали, что находятся в таком положении, когда им приходится выбирать, чему из сказанного Дженет верить, а чему - нет.
Дженет упорно настаивала, что ее удерживали в качестве заложницы, что она и ее дети изображали, будто они с Майклом одна семья только из-за давления со стороны помощников Майкла. Она упорствовала, что это был заговор.
Мисс Арвизо свидетельствовала, что она слишком боялась обратиться к властям. Она говорила, что была слишком напугана, чтобы бросить вызов «этому Голиафу» - Майклу Джексону. Но наблюдателям в зале суда казалось, что Дженет не способна говорить правду – ни дня в ее жизни.

0

9

Какие же подлые люди живут на белом свете и как их только земля держит (это Джанет Арвизо).тварь одним словом.

0