MJacksonINFO.userforum.ru - Первый Национальный КЛУБ Майкла Джексона. - Самая большая энциклопедия рунета о жизни и творчестве MJ -

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



EARTH SONG - история создания песни

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

EARTH SONG - история создания песни

ИСТОЧНИК ТЕКСТА

http://mjacksoninfo.userforum.ru/uploads/000c/c9/91/23616-1-f.jpg

+2

2


МУЗЫКА- Michael Jackson - Earth song
Майкл Джексон - Песня земли

[audio]http://www2.zippyshare.com/v/34558053/file.html[/audio]

______________________________________________________________________________________________________


Michael Jackson - Earth Song (Acapella)
Майкл Джексон - Песня земли (Минусовка)

Только голос певца.
В некоторых местах трека есть посторонний шум (предупреждение).

[audio]http://www15.zippyshare.com/v/58413020/file.html[/audio]





Перевод песни Earth Song (Песня Земли)

Что с рассветом, что с дождем,
что со всеми теми вещами,
которыми, как ты сказал, мы обладали?
Что с полями сражений, есть ли еще время,
что со всеми теми вещами,
которые, как ты сказал, были твоими и моими?
Ты когда-нибудь переставал замечать
всю ту кровь, что мы пролили прежде?
Ты когда-нибудь переставал замечать
эту кричащую Землю, эти плачущие берега?
Что мы сделали с миром, посмотри, что мы сделали.
Что со всем тем миром,
который ты завещал своему единственному сыну?
Что с цветущими полями, есть ли еще время?
Что со всеми теми мечтами,
которые, как ты сказал, были твоими и моими?
Ты когда-нибудь переставал замечать
всех этих детей, погубленных войной?
ты когда-нибудь переставал замечать
эту кричащую Землю, эти плачущие берега?
Я привык мечтать,
я привык смотреть вверх на звезды,
а теперь я не знаю, где мы,
я только знаю, что мы уплыли далеко...
Эй, что с завтрашним днем? (Что с нами)
Что с морями?
Небеса падают вниз
, я даже не могу дышать.
Что с истекающей кровью Землей,
чувствуем ли мы ее раны?
Что с самой природой,
это лоно нашей планеты.
Что с животными?
Мы превратили царства в пыль.
Что со слонами,
мы потеряли их доверие?
Что с кричащими китами?
Мы опустошили моря.
Что с тропическими лесами,
сожженными вопреки нашим мольбам?
Что со святой землей,
раздираемой на части разными вероучениями?
Что с простым человеком,
можем ли мы дать ему свободу?
Что с умирающими детьми,
неужели ты не слышишь, как они плачут?
Где мы сбились с пути?
Кто-нибудь, скажите мне, почему?
Что с младенцами?
Что с этими днями,
что со всей их радостью?
Что с человеком,
что с плачущим человеком?
Что с Авраамом?
А что со смертью?
Неужели нам наплевать?

Перевод Анастасии Кисиленко.

+1

3

Michael Jackson - Earth Song
Майкл Джексон - Песня земли

Источник: http://www.youtube.com/watch?v=XAi3VTSdTxU&ob=av2n
загружено пользователем michaeljacksonVEVO, дата: 02.10.2009
Music video by Michael Jackson performing Earth Song. © 1995 MJJ Productions Inc.

+1

4

Отель ''Империал'' в Вене, где была написана ''Earth Song''...



Источник:http://www.liveinternet.ru/community/michaeljackson/post124734587/
Автор поста: Sway2008



http://img-fotki.yandex.ru/get/5500/pokrovchanka64.0/0_6dc4e_408ef25_L.jpg

''Я помню написал ''Earth Song'', когда был в Вене , в отеле. Я чувствовал столько боли и столько страдания бедственного состояния Планеты Земля. И для меня - это Песня Земли, потому что я думаю, что природа старается с таким трудом компенсировать неправильное управление людьми Землей. И вместе с экологическим дисбалансом и множеством проблем в окружающей среде , я думаю, планета чувствует боль, и у нее есть обиды, и радости также у нее есть. И это есть мой шанс, предложить людям услышать голос планеты. И это ''Песня Земли''. И это то, что вдохновило на ее создание. И это просто внезапно поразило меня, когда я был с туром в Австрии.''
Майкл Джексон

0

5

Earth Song



Источник:http://morinen-mj-blog.livejournal.com/http://clubs.ya.ru/4611686018427392406/


"Самый интересный момент был на "Earth Song", когда у меня в команде работала кучка очень циничных пресыщенных жизнью нью-йоркцев на той части съемок, где был занят он. У них было такое отношение: мол, "да ладно, Майкл Джексон, знаем..." Но потом, когда он начал петь и в конце песни стал выкрикивать слова... было прямо видно, как все вокруг замерли и смотрели на него, прикованные к месту. А он дал мне лишь один дубль с каждого ракурса, потому что по нему палили ветродувы и швыряли мусор ему в глаза. То есть, это жесть: пыль, листья и всевозможный хлам летели ему в лицо. И все были просто как громом поражены. Он полностью изменил отношение всех присутствующих".

-- Ник Брандт, режиссер видео “Earth Song”

http://img90.imageshack.us/img90/1693/24691055.jpg

http://img850.imageshack.us/img850/235/94709241.jpg

Клип на песню был снят известным фотографом Ником Брэндтом. Видео клип был признан лучшим в 1996 и получил номинацию на Грэмми в 1997 году. В клипе, затрагиваются проблемы окружающей среды, присутствуют сцены насилия и убийства животных, вырубка лесов, загрязнение воздуха, войны. Клип снимали в четырёх географических местах. Первое, тропические леса Амазонки, которые подвергаются вырубке. Коренные индейцы, снимавшееся в клипе — действительные местные жители. Второе место — военные действия в Хорватии. Третье место — это Танзания, где снимались сцены убийства животных. При съемках клипа ни одно животное не пострадало, однако в клип были вставлены фрагменты из архивов с имевшими место убийствами. Последняя часть снималась в пригороде Нью-Йорка.
Информация о снимке (EXIF)

+2

6

Michael Jackson -Earth Song
(Wetten Dass 1995)




источник: http://www.youtube.com/watch?v=LS55i9FuFPo&feature=related
загружено пользователем 72spygirl, дата: 22.09.2009

+2

7

--- Earth Song ---

--ФОТОГРАФИИ--

ссылка - http://www.mjworld.net/pictures/earth-song.php

http://uploads.ru/i/u/d/f/udfIt.jpg
http://uploads.ru/i/l/M/4/lM4HY.jpg
http://uploads.ru/i/c/I/o/cIoBJ.jpg
http://uploads.ru/i/a/4/e/a4ejF.jpg
http://uploads.ru/i/b/r/8/br8oA.jpg
http://uploads.ru/i/A/u/Y/AuYcQ.jpg
http://uploads.ru/i/q/y/u/qyuda.jpg
http://uploads.ru/i/G/O/L/GOL5x.jpg
http://uploads.ru/i/y/2/e/y2erZ.jpg
http://uploads.ru/i/9/f/Z/9fZge.jpg
http://uploads.ru/i/d/v/c/dvc5e.jpg
http://uploads.ru/i/T/3/j/T3j25.jpg
http://uploads.ru/i/6/e/q/6eq3E.jpg
http://uploads.ru/i/k/j/P/kjPRA.jpg
http://uploads.ru/i/c/h/7/ch7Qs.jpg

Отредактировано Say Say Say (29.02.2012 23:56:19)

0

8

История создания шедевра (Earth Song)



источник: inna.ucoz.ru
автор сообщения: Libra1510



Earth Song - 1. Первая часть.



http://s1.uploads.ru/t/E80Nh.jpg


отрывок из книги Вогеля. Copyright © 2011 Джозеф Вогель
источник: justice-rainger.livejournal.com
пишет: Justice (justice_rainger)

У меня есть полная история создания песни, страниц 30 или 40, надеюсь успеть перевести к понедельнику.
Хочу уже всю книжку, а до ноября так далеко...

---------------- ---------------- ---------------- ---------------- ---------------- ---------------- ---------------- ---------------- -------------

Майкл Джексон в полном одиночестве ходил кругами по своему гостиничному номеру.

Он уже откатал половину второй части мирового тура Bad, изматывающего, но эффектного действа из 123 концертов, длившегося более двух лет. Туру суждено было стать самой масштабной и самой посещаемой серией концертов. Всего несколько дней назад Джексон выступал в Риме, на стадионе Flaminio Stadium, перед 30 000 бившихся в экстазе людей. Концерт был полным аншлагом. В свободное от работы время он посетил Сикстинскую капеллу и Собор Св. Петра в Ватикане вместе с Куинси Джонсом и легендарным композитором Леонардом Бернштайном. Позднее они поехали во Флоренцию, и Джексон долго стоял под шедевром Микеланджело, Давидом, с благоговением разглядывая скульптуру. Сейчас он находился в столице Австрии, Вене - музыкальной столице западного мира. Именно здесь родились гениальная симфония № 5 Моцарта и его призрачный Реквием. Здесь Бетховен учился у Гайдна и исполнил свою первую симфонию. И именно здесь, на Vienna Marriott, 1 июня 1988 года родился великий шедевр Майкла Джексона - Earth Song.

6,5-минутному произведению, развившемся за следующие семь лет, не было аналогов в популярной музыке. Социальные гимны и песни-протесты давно стали наследием рока. Но не до такой степени. "Earth Song" была более эпической, более драматичной и первоначальной. Ее корни уходили гораздо глубже, а видение было гораздо панорамнее. Это был глас вопиющего в пустыне, вырванный со страниц книг Иова и Иеремии, апокалиптическое предзнаменование, напоминавшее работы Блейка, Йейтса и Элиота.

В музыке эта песня была тем же, чем шедевральный протест Пикассо, "Герника", был в живописи. В ее бурных сценах уничтожения и страданий звучали голоса - плачущие, умоляющие, вопиющие об услышании ("What about us?").

"Earth Song" стала наиболее успешным экологическим гимном, который когда-либо был записан, возглавила хит-парады в более чем 15 странах и продала более 5 млн. копий. Однако критики так и не поняли, как ее следует интерпретировать. Необычное слияние оперы, рока, госпела и блюза не было похоже ни на одну композицию, когда-либо звучавшую по радио. Песня нарушила практически все рамки, присущие традиционному гимну. Вместо национализма она призывала к созданию мира без разделений и иерархий. Вместо религиозных догм или гуманизма она требовала расширить рамки восприятия экологического равновесия и гармонии. Вместо упрощенной пропаганды какого-либо правого дела она несла истинную артистическую экспрессию. Вместо созвучной речевки, которую можно налепить на футболку или рекламный щит, она воплощала безмолвный, но всем понятный крик.

Джексон вспоминал момент, когда придумал мелодию.

Это была его вторая ночь в Вене. За окнами отеля, за бульваром Рингштрассе и зеленеющим городским парком он видел музеи, соборы и оперные театры с великолепной ночной подсветкой. Это был мир культуры и привилегий, лежавший так далеко от его дома в Гэри, Индиана. Джексон жил в просторных люксах с огромными окнами и захватывающим видом на город, но, несмотря на все это окружавшее его великолепие, его разум и чувства находились далеко отсюда.

Это было не просто одиночество (хотя он ощущал и это, вне сомнений). Это было более глубоким ощущением - всепоглощающее отчаяние из-за состояния мира.

Возможно, наиболее характерной чертой любой знаменитости является нарциссизм. В 1988 году у Джексона было множество причин для самовлюбленности. Он был самым известным человеком на планете. Куда бы он ни поехал, он порождал массовую истерию. После аншлагового концерта на стадионе в Вене одна из газет написала - "130 фанов упали в обморок на концерте Джексона". Если Битлз были более популярны, чем Иисус, как когда-то сказал Джон Леннон, то уж у Джексона налицо были возможности целой Святой Троицы.

В некотором смысле наслаждаясь таким вниманием к своей персоне, в то же время Джексон ощущал серьезную ответственность за использование своей славы для других целей, а не только для собственной выгоды (в 2000 году Книга Рекордов Гиннесса назвала его самым большим филантропом среди знаменитостей). "Когда ты видишь то, что видел я, и путешествуешь по всему миру, ты просто не можешь отвернуться от глобальных проблем и при этом остаться честным с самим собой и с миром", - объяснял Джексон.

Почти на каждой остановке во время тура он посещал детские дома и больницы. Несколькими днями ранее в Риме он посетил детскую больницу Младенца Иисуса, раздал множество подарков, автографов, фотографировался с детьми. Перед уходом он подарил госпиталю чек на 100 000 долларов.

Помогая детям или выступая на сцене, он чувствовал себя сильным и счастливым, но когда возвращался обратно в гостиничный номер, его охватывало беспокойство, печаль и отчаяние.

Джексон всегда был чувствителен к чужим страданиям и несправедливости. За последние годы его чувство моральной ответственности только возрастало. Стереотип его наивности совершенно не принимал во внимание его природной любознательности и способности впитывать информацию будто губка. И хотя он никогда не был экспертом-аналитиком (Джексон, вне всяких сомнений, предпочитал искусство политике), он никогда не оставлял без внимания мир вокруг себя. Он много читал, смотрел фильмы, разговаривал с экспертами и к изучению каких-либо вопросов подходил со всей присущей ему страстью. Он всегда стремился к пониманию и изменению мира.

В 1988 году у него явно была масса причин для беспокойства. Новостные заголовки напоминали главы древних манускриптов: наступления пустынь, засухи, массовые лесные пожары, землетрясения, геноцид и голод. На Святой Земле не прекращалось насилие, в Амазонии вырубали леса, а у морских берегов плескалась нефть, сточные воды и мусор. Вместо статьи о человеке года журнал Time опубликовал статью о "земле в опасности". Внезапно многим стало ясно, что мы буквально уничтожаем наш собственный дом.

Большинство людей читали или смотрели новости без каких-либо эмоций. Они давно привыкли к ужасающим кадрам и историям на экране, однако такие истории часто доводили Джексона до слез. Он воспринимал их слишком близко к сердцу и ощущал физическую боль. Когда люди говорили ему, чтобы он попросту забил на это и наслаждался жизнью, он начинал злиться. Он верил в философию Джона Донне и в то, что "ни один человек не является одиноким островом". Для Джексона эта идея стала едва ли не жизненным кредо. На планете все было взаимосвязано, все было неимоверно ценным, каждый ее элемент.

"Обычный человек, - объяснял он, - видит проблемы "где-то там, снаружи", которые надо решить... Но у меня все иначе - эти проблемы вовсе не "где-то снаружи". Я чувствую их внутри себя. В Эфиопии плачет ребенок, в нефтяном пятне тонет морская чайка... совсем юный солдат дрожит от страха, когда над его головой пролетают бомбардировщики. Но ведь это все происходит и со мной, когда я слышу об этом и вижу эти кадры, разве не так?"

Однажды, во время танцевальной репетиции, он вынужден был остановиться, поскольку увиденный накануне кадр с дельфином, запутавшимся в рыболовной сети, вызвал у него целую эмоциональную бурю. "В каждом движении его тела, запутавшегося в снастях, было столько агонии. Его глаза были пустыми, но он все равно улыбался, улыбался той улыбкой, которую дельфины никогда не теряют... И вот я стоял, прямо посреди репетиции, и думал - "Они убивают танец".

Когда Джексон выступал на сцене, он ощущал бурный поток эмоций, проходивший через его тело. Своим танцем и пением он пытался передать страдания, придать ему выражение, значение и силу. Это было актом освобождения. На краткий момент он мог перенести своих зрителей в другой мир, где царит гармония и экстаз. Но это длилось недолго, и его снова выбрасывали в реальный мир страха и отчуждения.

Пока Джексон стоял в своем гостиничном номере той ночью, в нем вихрилась эта боль и это отчаяние. Их было слишком много.

А затем внезапно идея просто "упала ему на колени": Песня земли. Песня с ее точки зрения, спетая ее голосом. Горестный плач и мольба.

Сначала возник припев - беззвучный крик. Он схватил магнитофон и нажал кнопку записи. Aaaaaaaaah Oooooooooh.

Аккорды были простыми, но очень сильными: ля-бемоль минор, переходящий в до-диезное трезвучие; ля-бемоль минор септаккорд - в до-диезное трезвучие, затем модуляция, си-бемоль минор в ми-бемольное трезвучие. Вот оно! - подумал он. Затем он прописал вступление и некоторые строки куплетов. Он представил всю структуру песни у себя в голове и решил, что это будет величайшей из всех написанных им песен...


Earth Song - 2. Вторая часть.



http://s1.uploads.ru/t/aqGSt.jpg



источник: justice-rainger.livejournal.com
пишет: Justice (justice_rainger)

МОМЕНТ ВЕЧНОСТИ

Почти год спустя, когда Джексон вернулся домой из тура, Earth Song (которая тогда называлась просто Earth) стала одной из первых песен, с которыми он пришел в студию поработать. Это было лето 1989 года. Он недавно приобрел ранчо Неверленд в долине Санта-Инес и ощутил, что снова обрел цель и видение своей дальнейшей работы. «Майкл получал необыкновенное вдохновение от туров и поездок по миру», – говорил его звукозаписывающий инженер, Мэтт Форджер. «Он возвращался с определенными впечатлениями. Его комментарии на социальную тематику выросли на целую голову. Большинство песен, над которыми мы тогда работали – Black or White, They Don’t Care About Us, Heal The World и Earth Song – были в основном на социальные темы. Его осознание глобальных проблем выходило на первый план.»

Духовное восприятие мира Джексоном также претерпело изменения. Выросший на учениях Свидетелей Иеговы, он должен был верить в строгого и требовательного Бога (и при этом – никаких праздников или дней рождений). Целью жизни было стать членом элитарной группы правильно настроенных членов общества, которые правили бы планетой после ее уничтожения (забавное изложение, если планета уничтожена – чем править? – прим.пер.). Большую часть своей жизни Майкл пытался верить в эти доктрины. Он изучал Библию и был чрезвычайно обеспокоен спасением своей души. Однако к 1987 году он уже достаточно узнал и пережил, чтобы принять решение об официальном отречении от этой веры. В одном из своих стихотворений Джексон писал: «Но я выбрал освобождение, разрыв этих связей, чтобы видеть те оковы, державшие меня воспоминанием о боли, все суждения и интерпретации, забивавшие мое сознание».

Вместо этой религии он развил в себе гораздо более личное, недогматическое понимание мира и вечности. «Странно, что Бог не возражает против выражения Себя во всех религиях мира, а люди все еще цепляются за веру в то, что их путь – единственно правильный», – писал он в своей книге 1992 года, Dancing the Dream. В другом произведении, объясняя свои ранние восприятия жизни после смерти, он пишет: «Рай здесь, момент вечности – это сейчас. Не обольщайся, вернись к блаженству.»

Это новое понимание глубоко повлияло на его творчество, включая и Earth Song. Если бы Бог был не тираном, а вдохновляющим присутствием или энергией подобно музыке и природе – если уничтожение земли нельзя было предотвратить, как его учили – это имело важнейшие последствия для служения его артистическим целям. Джексон все еще с трепетом относился к Библии – действительно, многие высказывания и стиль Earth Song уходят корнями в пророчества, описанные на ее страницах – но теперь место догм занимал более упорядоченный взгляд на гармонию, непосредственность и взаимосвязанность всех элементов.

ПОЗВОЛЬ МУЗЫКЕ САМОЙ ТВОРИТЬ СЕБЯ

К тому времени, как Джексон вернулся в Westlake Studio в июне 1989 года, его уже переполняли творческие идеи, рвавшиеся наружу. Возле микшерного пульта в аппаратной он повесил цитату Джона Леннона: «Когда ко мне приходит настоящая музыка, музыка небесных сфер, музыка, превосходящая понимание – ко мне это не имеет никакого отношения, потому что я всего лишь проводник. Единственной радостью для меня является то, что мне было это дано, и я могу передать это дальше, как посредник… Ради таких моментов я живу». Эти слова находили в Джексоне глубокий отклик: именно так он рассматривал творчество. Создание музыки было подобно открытию, внезапной вспышке узнавания, откровению. «Позволь музыке самой создавать себя», – часто говорил он себе. Для Джексона Леннон был братом по духу: такой же эксцентричный талант с амбициями, идеализмом и вызовом – заново выдумать мир.

И все же Джексон знал, что для воплощения того, что он видел и слышал у себя в голове, требуется время. Некоторые песни записывались за несколько недель, на другие уходили годы. Для Earth Song у него была основная структура, но он пока не знал, как именно ее реализовать. Звук должен быть грандиозным, драматическим и в чем-то интуитивным, и те, кто будет над этим работать, должны в точности подходить для этой задачи. Они должны по-настоящему понимать его видение.

ШЕДЕВР В ЗАРОДЫШЕ

В конце июля Джексон позвонил Биллу Боттреллу, молодому, подающему надежды продюсеру/звукорежиссеру, с которым он работал в студии Хейвенхерста во время сессий записи Bad. И хотя ни одна из песен, над которыми они работали, не попала в альбом, между ними возникла определенная и очень сильная творческая реакция, которая позднее выльется в некоторые из лучших треков в альбоме Dangerous (включая Black or White и Give In To Me). Bad был последним альбомом Джексона, записанным в сотрудничестве с Квинси Джонсом. И хотя Джексон любил и ценил Джонса, к концу записи он уже хотел попробовать что-то новое, с другими людьми. Альбом Dangerous был его дебютом в роли исполнительного продюсера, и он был чрезвычайно взволнован полным контролем над творчеством. Боттрелл идеально годился для работы над Earth Song. Его разнообразие взглядов и подходов позволяло ему играть на множестве инструментов, работать в разных жанрах, да еще и выступать продюсером и звукорежиссером. С Джексоном их также объединяла страсть к тем проблемам, которые рассматривались в песне.

Как Форджер и многие другие, Билл Боттрелл ощутил, что беспокойство Джексона по поводу социальных и экологических вопросов значительно возросло. Они вместе просмотрели несколько документальных фильмов об экологических проблемах. Однажды Джексон принес в студию видеокассету с фильмом Джона Бурмана 1985 года – «Изумрудный лес», в котором рассказывается история небольшого бразильського племени туземцев («Невидимые люди») и тропического леса, захваченного крупными корпорациями. Теперь это уже старая избитая тема, но на момент выхода фильм произвел целую революцию в движении по охране окружающей среды, привлекая массовое внимание к уничтожению лесов Амазонки. Джексон попросил Боттрелла посмотреть этот фильм и усвоить эти вопросы, чтобы подготовиться к работе над Earth Song.

Когда они приехали в студию, Джексон дал Боттреллу послушать то, что уже написал: вступление (которое Боттрелл быстро записал на рояле), пара куплетов, припев и сырой вариант текста. Боттреллу сразу же понравились две мелодические линии; он уже слышал, что у песни есть гигантский потенциал. Брэд Баксер, клавишник классической школы, работавший со Стиви Уандером и попавший в команду Майкла через Боттрелла, был впечатлен не меньше. «Припев прекрасен», – сказал он. – «Я люблю такие вещи – переход трезвучий в минорные септаккорды. Один из самых волшебных аспектов в музыке – это когда ты все перемешиваешь. В основе рок-н-ролла лежат трезвучия, а джаз – это сложные аккорды. Ни один джазовый исполнитель не скажет, что Earth Song сложная в композиции, но ведь речь идет не о сложности. Если это сделано как надо – это будет великолепным. Это как поэзия. Утонченность – все. У Майкла прекрасное чувство искусства.»

ТРИЛОГИЯ ЗЕМЛИ

Постепенно, месяц за месяцем, различные части песни начали обретать форму. «Для нас обоих это стало настоящей манией», – вспоминает Боттрелл. Джексон с самого начала заботился о том, чтобы правильно оформить размер и атмосферу. Он хотел, чтобы в песне была страсть и мощь госпела, но звуковой ландшафт при этом напоминал Пинк Флойд или Брайана Эно, что-то, что частично заимствовано из прогрессив-рока, эмбиента и музыкальных направлений со всего мира, но при этом классическое и доступное для понимания. Он не хотел, чтобы песня была слишком сложной или абстрактной, поскольку она должна была зацепить множество людей. Главной проблемой было сделать ее «простой по ощущениям», но наполнить деталями, текстурой, нюансами и богатством звучания. Этот процесс начался при помощи Билла Боттрелла и композитора Хорхе дель Баррио, а продолжился много лет спустя при участии Дэвида Фостера, Билла Росса и Брюса Свидена.

Джексон по началу задумывал Earth Song как трилогию (подобно Will You Be There), которая состояла бы из современной оркестровой композиции, основной песни и начитанного стихотворения (позднее выпущенного под названием Planet Earth). В целом она длилась бы более 13 минут. Стихотворение, напоминавшее творения Вордсворта, Китса и Уитмена, по существу было песнью любви к планете. «Я ощущал тайну в своей крови», – писал Джексон.

Of corridors of time, books of history
Life songs of ages, throbbing in my blood
Have danced the rhythm of the tide and flood
Your misty clouds, your electric storm
Were turbulent tempests in my own form
I’ve licked the salt, the bitter, the sweet
Of every encounter, of passion, of heat
Your riotous color, your fragrance, your taste
Have thrilled my senses beyond all haste
In your beauty I’ve known the how
Of timeless bliss, this moment of now.

Чувственная поэзия Джексона затрагивает совершенно иные отношения с естественным миром: отношения с печатью интимности, изумления и уважения. Она отвергает традиционное понятие западных людей о том, что люди – хозяева природы и могут делать с ней все, что пожелают.

Для Джексона природа была больше чем просто красивым пейзажем. Он любил ее так же, как любил человека. Это был источник совершенной радости, вдохновения и восстановления. «В мире так много волшебства», – писал он в своей книге Dancing the Dream. – «Природа открыла нам настоящую иллюзию, нашу неспособность изумляться ее чудесам. Каждый раз, на восходе солнца, Природа повторяет одну и ту же команду: «Узрите!» Ее волшебство бесконечно и изобильно, и все, что нам нужно – это лишь ценить ее.»

Джексон работал с Хорхе дель Баррио над оркестровым вступлением. Выдающийся композитор и дирижер, дель Баррио (который позднее работал с Джексоном и над другими песнями, включая Who Is It и Morphine) описывал работу с Майклом как «самый запоминающийся опыт в моей жизни… Он относился к своей музыке с большой страстью. Большую часть времени мы творили в одиночестве. Мы были и друзьями, и объединенной творческой силой». Со своей стороны Джексон считал дель Баррио гением и идеальным человеком для воплощения того, что он хотел видеть и слышать в Earth Song.

В отличие от отрывка Девятой симфонии Бетховена, использованной Джексоном в Will You Be There, прелюдия к Earth Song была более обтекаемой и первобытной. В ней были звуки природы, барабаны туземцев, полнозвучные синтезаторные фоны и сочные струнные. «Я работал с Майклом над созданием звуков, навевавших ощущение предвещания», – вспоминает дель Баррио, – «звуком, воплощавшим рождение земли, так, как она могла бы звучать тогда, когда зарождалась жизнь, а затем композиция переходила в Mother Earth и в Earth Song, в которой рассказывалось о гибели планеты от руки человека. Майкл чувствовал, что именно эта песня должна помочь спасти мир.» По словам звукоинженера Мэтта Форджера, звук был «очень современным, даже авангардным. Он хотел изменить правила поп-песни, расширить рамки и экспериментировать. Это был совершенно новый звук для Майкла. Вся концепция была чрезвычайно амбициозной».

Однако Джексону никак не удавалось свести все это воедино так, как ему хотелось, поэтому он решил заняться пока только основной частью. Все же, многие идеи и звуки были использованы в оркестровой аранжировке дель Баррио, включая драматическую партию струнных. Джексон также пригласил на запись членов группы Toto, Стива Поркаро и Дэвида Пейча, чтобы они помогли ему с программированием синтезаторов. Для него очень важной была атмосфера песни. В ней должен был быть драматизм и напряжение, как в рассказанной истории. Слушатель должен был по-настоящему ощутить это и перенестись в эту историю. И это задание было выполнено – всего лишь за шесть с половиной минут.

СДЕЛАЕМ ЕЕ ГРАНДИОЗНОЙ

Джексон искал какой-то уникальный и мощный звук для басов. Он услышал понравившееся ему звучание в работе Гая Пратта, известного басиста, в одно время игравшего в составе Пинк Флойд. Пратт также играл в недавнем хите Мадонны, Like A Prayer (над которой тоже работал Боттрелл). Через Боттрелла Джексон передал Пратту приглашение поработать над песней, и тот согласился. После того, как он услышал о видении Джексоном этой песни и прослушал демо-запись, Пратт записал массивную экспериментальную басовую партию с использованием октаверной педали в Westlake Studio. Глубокий вибрирующий звук, который мы слышим в записи, был достигнут с помощью октаверного разделителя, так, чтобы бас играл в двух октавах одновременно. «Именно это придало треку нужное ощущение грандиозности», – пояснил Боттрелл.

Джексон просто обожал эту запись. В самом деле, эффект был впечатляющим даже для профессионалов, собаку съевших на этом деле. «Басы Earth Song гораздо глубже, чем в каких-либо других треках, когда-либо слышанных мной», – говорил Брэд Баксер. «Это поразительно. Обычно ты можешь свести песню до двух треков на полудюймовом аналоговом микшере и чуть-чуть усилить басы, но когда ты микшируешь в цифре, ты не можешь сделать так же, поскольку звук будет искажаться. В этом треке каким-то образом выдержано больше басовых элементов, он более насыщенный, поэтому появляется иллюзия большего количества низких частот, чем может вместить обычный CD-диск. Билли и Брюс Свиден были настоящими мастерами в этом. В формировании низких частот есть своя особая магия, ты вытягиваешь отдельные элементы на передний план, чтобы можно было ввести еще больше элементов. Психологически, бас при этом звучит так насыщенно, насколько это возможно».

Вскоре после прихода Пратта к команде присоединился британский барабанщик Стив Ферроне (игравший с Томом Петти и The Heartbreakers) для записи партии ударных. Джексон и Боттрелл спорили о том, насколько эпичной должна быть партия, особенно после второго куплета. «Это героический роковый ритм», – говорит Боттрелл. – «Ударные просто взрываются. Майкл все повторял – «Давай еще, давай еще, до максимума!»

Как только большая часть песни была готова, в студию пришел легендарный хор Андрэ Крауча (который уже пел в Man In The Mirror и в двух других песнях в альбоме Dangerous), чтобы записать эпический финал песни. Всю сессию снимали на видео (несколькими камерами с разных ракурсов), и в записи можно увидеть выдающуюся картину энергии сотрудничества: Джексон и Боттрелл распределили звучание и обсуждают аранжировку; провели репетицию и еще раз скорректировали работу оборудования; хор собрался в круг и выдал свои величественные песнопения. «Мы дали им демо-запись, чтобы они могли порепетировать, с записанным вокалом Майкла», – вспоминает Боттрелл, – «и они создали воистину прекрасную аранжировку хоровой партии». Грандиозный стереофонический звук был записан на два микрофона Neumann M-49 и винтажный EMT 250 для создания эффекта реверберации. В результате – мощная драматическая кульминация с естественной энергией живого выступления.

УЗНАТЬ ВСЕ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖНО

Джексон и Боттрелл продолжали возиться с треком еще около года – первые несколько месяцев в Westlake, а позднее в студии Record One в Шерман Оукс. Во время сессий Dangerous большая часть внимания Джексона перешла на ритмические композиции, особенно когда в компанию пришел новый продюсер, Тедди Райли, в начале 1991 года. И все же Боттрелл был уверен, что Earth Song не только попадет в альбом, но и станет его главным украшением.

Когда работа над альбомом закончилась осенью 1991 года, Боттрелл передал Майклу пленку с записанным мультитреком, в котором содержался весь смикшированный материал. Песня теперь называлась What About Us, и Боттрелл считал, что она полностью закончена, не хватало только каких-то окончательных доработок вокальной партии. «Это был один из главных треков с самого начала», – говорит он, – «и я очень гордился им».

Однако к его изумлению (и удивлению многих других людей) Джексон не включил песню в окончательный трек-лист альбома. Боттрелл был глубоко разочарован. «Меня не было, когда они собрали людей из «Сони» на прослушивание, так что я узнал об этом гораздо позже».

Джексон тоже был разочарован. Песня много значила для него, однако он чувствовал, что имеет некие определенные обязательства в отношении этой песни – она должна была звучать так, как он хотел, а в то время он еще не был в ней уверен.

Все, кто работал с Джексоном, понимали, что он был перфекционистом буквально до боли: каждая мельчайшая деталь, от концепции и продюсирования до сведения и мастеринга, должна была быть именно такой, какой он хотел ее видеть и слышать, прежде чем он увековечит это «в граните». Часто это доводило сотрудников до бешенства. Некоторые работали с ним месяцами, и ничего из того, над чем они работали, не попало в альбом. Иногда он чуть ли не специально наворачивал в треке слишком много всего, хотя было достаточно остановиться на самой первой версии.

И все же, такой перфекционизм окупался, когда ему в голову вдруг приходило очередное откровение, помогавшее усилить впечатление от песни. «Майкл всегда чувствовал, что лучше поработать над композицией подольше, чтобы узнать о ней все, что только можно», – признает Боттрелл. – «Я очень хорошо изучил процесс, который проходила любая запись Майкла: многочисленные прослушивания, обдумывания, изменения, замена миди-файлов живыми исполнителями и т.д. Процесс был долгий». Во многих случаях обычный слушатель, вероятно, даже не заметил бы разницы, но Джексон чувствовал, что просто обязан довести свое искусство до полного совершенства, насколько это подвластно человеку.

В Earth Song, помимо незаконченного текста, его главной проблемой было то, что второй половине песни не хватало раскачки, энергии и мощи. Несмотря на то, что выкрики фальцетом (которые Боттрелл описал как «очень похожие по стилю на Марвина Гэя») подобно зову и отклику трогали за живое, Майкл не был уверен, что в них было достаточно ярости и настойчивости, которые он надеялся передать. В инструментальной партии и микшировании также были некоторые нюансы, в которых ему еще хотелось поковыряться. Earth Song было суждено пролежать в хранилище еще четыре года, пока Джексон рекламировал Dangerous и ездил на гастроли.

ТВОРЕНИЕ ИСТОРИИ

Когда в 1994 году в нью-йоркской студии Hit Factory началась запись HIStory, Джексон был чрезвычайно взволнован возможностью снова вернуться к работе над песней. Он чувствовал, что теперь она уж точно попадет в альбом. Единственным вопросом было то, как сделать ее еще лучше и кто поможет ему в формировании окончательной версии.

Как выяснилось, Майкл был практически доволен демо-записью, над которой работал с Боттреллом во время записи Dangerous. Длительность, аранжировка и продакшн остались почти без изменений, но в кульминационной части песни добавились очень важные элементы. Джексон обратился к известному хитмейкеру, Дэвиду Фостеру (который также работал с ним над Childhood и Smile), чтобы тот помог ему закончить трек. Фостер, в свою очередь, привел в команду талантливого оркестровщика, Билла Росса, который придал песне более завершенное и мощное звучание, в основном за счет партии духовых инструментов. «Оркестр усилил драматический эффект», – сказал помощник звукоинженера, Роб Хоффман. – «Он превратил эту прекраснейшую песню в настоящий эпос».

Еще одним важным дополнением были блюзовые гитарные вставки Майкла Томпсона. Поначалу гитарная партия предлагалась Эрику Клэптону, но тот не сумел выкроить в своем графике время для записи. Томпсон же, когда-то работавший с Клэптоном и Дэвидом Фостером, оказался просто идеален для этой работы. Его душевные фразировки замечательно оттеняют исполненный боли вокал Джексона.

Новый сведенный трек Earth Song был закончен в студии Hit Factory в 1994 году. Многие предполагали в то время, что уж теперь-то песня точно закончена. И хотя Джексон был доволен многим из того, что было исправлено и улучшено, он все еще не был удовлетворен общим звучанием. Когда запись переместилась в студию Record One в Лос Анджелесе весной 1995 года, Джексон и его команда сосредоточились на последних нюансах трека. Мэтт Форджер предположил, что было использовано около 40 мультитрековых записей. «Это была сплошная трансформация форматов. Мы начали на 24-дорожечном микшере, перешли на цифру. Детализация и объем работы, вложенной во все это, потрясают».

Джексон обратился к «волшебнику звука», Брюсу Свидену, для повторной записи вокала. Чтобы зафиксировать открытость и силу голоса, требуемую Джексоном, Свиден записал его на микрофон Neumann M-49 (вместо своего обычного SM7) и поставил его как можно ближе к микрофону, полностью исключая какое бы то ни было отражение звука… «Я не пользовался экраном. Я поставил его как можно ближе к этому невероятному старенькому микрофону». Результаты были неуловимы для обычного уха поначалу, но ощутимы в итоге. «Настоящая цель в записи музыки – это сохранение физической энергии музыки и музыкального изложения», – объяснил Свиден.

Джексон оставил запись последних строк припева на последний уикенд сессии, поскольку собирался «убить свой голос» в процессе. Он сказал ассистентам инженеров, Эдди Делене и Робу Хоффману: «Простите, но не думаю, что в эти выходные кто-нибудь из нас сможет поспать. Нужно очень много сделать, потому что в понедельник утром запись поедет к Берни (Грандмену для мастеринга)».

За последующие несколько дней Джексон и небольшая группа звукоинженеров спала в студии, питаясь и дыша исключительно музыкой. «Он был в студии все время», – вспоминает Хофманн. «Пел и микшировал. Микшировал и снова пел. Мне удалось провести с ним несколько спокойных моментов. Мы разговаривали о Джоне Ленноне, пока он собирался с духом для записи последних строк песни. Я рассказал ему историю о том, как Джон пел Twist and Shout, будучи сильно простуженным, и хотя большинство людей думают, что он орал в этой песне исключительно для пущего эффекта, на самом деле у него попросту не было голоса. Майклу эта история пришлась по вкусу, и он отправился на запись, чтобы в буквальном смысле выплеснуть в песне все свое сердце».

По традиции Джексон пел при выключенном свете. В аппаратной Брюс Свиден и его команда ассистентов не видели ни зги. Однако громогласный рев, доносившийся из темноты, был ошеломляющим: Джексон словно брал энергию из легких планеты – исполненный боли, свирепый, пророческий голос, выражавший все страдания этого мира.

Те, кто присутствовал при этой записи, рассказывали, что у них волосы встали дыбом. Это был Майкл Джексон, которого не знала пресса: артист с такой самоотдачей, который мог полностью раствориться в песне и передать все свои эмоции. «Я записывал почти всех знаменитых артистов», – говорит Брюс Свиден, который также работал с Дюком Эллингтоном, Полом Маккартни, Миком Джаггером и Барбарой Стрейзанд, – «Но Майкл – номер один».

0