MJacksonINFO.userforum.ru - Первый Национальный КЛУБ Майкла Джексона. - Самая большая энциклопедия рунета о жизни и творчестве MJ -

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фанфик. "Запретная любовь" (Forbidden Love)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

10.03.2012
Lady
"Запретная любовь" (Forbidden Love)
Жанр: лав-стори

0

2

Часть 1 Ангелы здесь больше не живут.
1987г. Где-то в пригороде Лос-Анджелеса.
- Мамочки! Помогите! Откройте!
Была поздняя ночь. Она бежала по пустынной улице, умоляя о помощи.  Маленькая, прелестная 12-летняя девочка. Огромные голубые глаза были полны ужаса. На ней было надето красивое розовое платье, в длинные белокурые волосы были вплетены розовые ленточки. В тон платью – чулки и туфельки. Настоящий ангел – нежный, невинный, беззащитный ребенок. Черный лимузин ехал за ней. Добежав до ворот, она схватилась за железные прутья.
- Помогите! Откройте!
Но никого не было рядом. Лимузин открылся, и оттуда вышел огромный, тучный,  бородатый мужчина лет 50. Саид. Арабский нефтяной магнат. Она закрыла лицо руками.
- Нет! Пожалуйста! Не трогайте меня! Не надо!
Мужчина, улыбаясь,  медленно, приближался к ней.
- Девочка моя, иди к папочке. Не бойся меня. Мы просто поиграем.
Он схватил ее и затащил в лимузин.
- Вот, давай выпей шампанского, и перестань бояться дядю Саида.
- Я не хочу пить. Я пообещала маме, что не буду пить.
- А мы ей не скажем, - расхохотался араб. – Едем быстрее отсюда, - обратился он водителю.
Машина набирала скорость.
- Ух-ты, господи, какая же ты миленькая – настоящий ангелочек, - грязно улыбаясь, пробормотал он.
«Все-таки кокс – классная штука, подумал он. –Хорошая доза кокаина – и ты на высоте.»
Его затуманенный наркотиками, похотливый взгляд ощупывал фигуру девочки. Она не понимала, что ему нужно от нее, но догадывалась, что должно произойти что-то нехорошее, грязное, постыдное. Его рука скользнула ей под платье.
- Нет, не трогайте меня! Я хочу к маме!
Она начала вырываться и, резко толкнув дверцу машины, вылетела на дорогу. Лимузин резко затормозил и, дав задний ход, подъехал к безжизненному тельцу. Девочка лежала, раскинув в стороны руки. Лицо было залито кровью.
- Черт побери! Она, наверное, мертва! Идиотка! – закричал Саид.- Сваливаем отсюда! Не хватало мне еще проблем с полицией.
Лимузин отъехал, оставив ребенка лежать на дороге.

Эвелин выходила из СПА-салона. В свои 40 лет она потрясающе выглядела. Высокая, стройная, со вкусом одетая. Длинные черные волосы были собраны в высокую прическу. Сочетание черных волос и белоснежной кожи придавали ее чертам благородство. Огромные кошачьи глаза, чувственные губы - она была неотразима и знала об этом. Мужчины оборачивались ей вслед. Да, ее работа требовала от нее быть безупречной. Загородный мужской клуб под названием «Рай» пользовался огромной популярностью у местной богемы. Лучшая выпивка, самые красивые девушки. Поговаривали, что даже сам губернатор Калифорнии побывал там.
Ее сопровождал Жорж, управляющий салона.
- Мисс Ламберт, вы прекрасно выглядите. Пять лет как не бывало, - льстиво заметил он. – Я же вам говорил, что эффект будет ошеломляющим!
- И сколько же он продлится? – ехидно сказала Эвелин.
- Пару месяцев.
- Сколько мне будет стоить закрепить эффект?
Жорж приблизился и что-то прошептал ей на ухо.
- И что – я буду носить на лице стоимость хорошего Мерседеса? – язвительно сказала она.
- Не переживайте, на ваш тюннинг мы сделаем 20-процентную скидку, - рассмеялся Жорж.
«Что-то ничего не слышно про Ангелочка, - беспокойно думала Эвелин, - надо бы позвонить Каину. Пусть он свяжется с Саидом.»
Каин руководил службой безопасности клуба. Никто не знал его настоящего имени. Ходили слухи, что на нем числилось не одно убийство.
«Каин», - при мысли о нем на ее губах заиграла легкая улыбка. Он был страстно влюблен в Эвелин, и ей это льстило. Она играла им, как кошка с мышью. Но с другой стороны, было в нем что-то, что не оставляло ее равнодушной. Да, надо срочно ехать в клуб и выяснить, что же случилось с Ангелочком. На сердце было неспокойно.

Стояла поздняя ночь. Майкл возвращался из студии. Бесконечные съемки и репетиции, длящиеся зачастую до самой поздней ночи, выматывали. Он чувствовал приятную усталость, которая появляется после хорошо проделанной работы, и откинулся на спинку кресла своего огромного лимузина. Впереди сидели его водитель и телохранитель. Неожиданно машина резко затормозила.
- Что случилось? Почему мы остановились? - спросил Майкл у Билла, своего телохранителя.
- Мистер Джексон, перед нами остановился какой-то лимузин, Еще чуть-чуть, и мы бы в него врезались. Наверное, мне показалось, что из него выпало что-то светлое, похожее на человеческое тело, совсем небольшое. Кажется, это ребенок. Смотрите! Машина уехала!
- Давайте выйдем и посмотрим. Может, ему нужна помощь.
Одним прыжком Майкл выскочил из машины и стал смотреть на дорогу. Он увидел маленькое тело девочки в светло-розовом платье, распростертое на земле. Лицо ребенка было залито кровью.
- Билл, смотри – это девочка, - в ужасе прошептал он. – Неужели она мертва?
Билл подошел к ребенку и стал щупать пульс.
- Нет, слава богу, она жива, но ей срочно нужна помощь. – Он осторожно поднял девочку и понес к машине. Майкл последовал за ним.
- Мистер Джексон, нам срочно нужно везти ее в больницу.
- Билл, - резко ответил Майкл. – Мы не знаем, кто и зачем причинил ей зло. В больнице ее могут найти. Едем ко мне. Мы постараемся сами узнать, кто она и найти ее родственников. Я позвоню и срочно вызову доктора Конрада. Он хороший специалист.
Они сели в машину. Билл положил девочку рядом с Майклом. Тот подложил ей под голову подушку и стал ласково гладить ее по лицу, пытаясь стереть кровь.
- Моя маленькая, бедная девочка, - нежно шептал он со слезами на глазах. – Подожди, скоро все будет хорошо.

0

3

Тем временем Эвелин не находила себе места. Чертов Саид! Он сказал, что девчонка мертва. Она сама во всем виновата, он не хотел убивать ее. Она ждала приезда Каина. «Все будет хорошо, - думала она, - Каин, как всегда, решит все проблемы».
Дверь открылась, вошел Каин, и Эвелин облегченно вздохнула.
- Наконец-то, ты здесь.
Каин не был красивым мужчиной, но женщины находили его привлекательным. Высокий, мускулистый, мужественный. Легкая двухдневная небритость придавала его лицу суровое выражение. Особенно поражал его взгляд – жесткий, проницательный – в нем было что-то звериное.
- Здравствуй, Эвелин. Потрясающе выглядишь, - сказал он, восхищенно рассматривая ее.
- Спасибо. Мне сейчас не до комплиментов. У нас проблемы с Ангелочком. Скорее всего, она мертва.
- Как так?
Эвелин кратко рассказала все. Что ей удалось узнать от Саида.
- Какого черта мы с ним связались? Он извращенец и садист. Помнишь, как мы долго выхаживали нашу звезду Востока после встречи с ним? – в ярости воскликнула она. – А тут еще несовершеннолетняя, совсем ребенок! Нам не нужно было брать ее у Берни, нашего поставщика живого товара.
Каин помолчал, раздумывая о чем-то.
- С Саидом я разберусь. Мы поставим его на бабки. Ты мне лучше скажи – у Ангелочка есть родня или она приблудная? С приблудой было бы легче – никто ее искать не будет.
- У нее есть мать. Лимитчица, приехала с дочерью из какого-то городка в поисках счастья. Устроилась работать к Берни в магазин. Он ей навесил долгов. Он и забрал ее дочку за долги и продал нам. Правда, девчонка очень хороша! Вырастет – красоткой станет, точнее, стала бы. – ответила Эвелин.
Каин был поражен тем жестким, циничным тоном, которым она говорила.
- А если бы с твоей дочерью такое произошло?
- Если бы такое произошло с моей дочерью – я бы убила, - жестко ответила Эвелин.
- Да, родственники нам не нужны и свидетели тоже, - сказал Каин. – Придется убрать ее мать. Надо позвонить Берни и узнать ее адрес. Надо же быть такой дурой, чтобы позволить забрать собственную дочь за долги.
- Точно, - рассмеялась Эвелин.
- Скажи, а тебе совсем их не жалко? – спросил Каин.
- Дорогой мой, со своей «жалелкой» я распростилась много лет назад, когда мой муж оставил меня одну  с тремя детьми. А у тебя была семья?
- Да, - с сожалением сказал Каин, - когда-то в прошлой жизни все было, кажется, как будто не со мной.

Доктор Конрад прибыл сразу же. Этот высокий, представительный афро-американец лет 40 пользовался большим доверием Майкла. У него была обширная практика в Европе и Америке. Много голливудских знаменитостей пользовалось его услугами врача. Вот и сейчас он приехал и немедленно приступил к осмотру ребенка, попросив всех выйти из комнаты. Через какое-то время он позвал Майкла.
- Как она? У нее опасные травмы? Она выживет? – засыпал его вопросами Майкл.
Конрад немного помолчал.
- Я пока ничего не могу сказать. Она в коме. Через 2-3 дня ситуация прояснится. Переломов, вроде бы, нет. Многочисленные ушибы. Нужно сделать несколько анализов. Будем надеяться, что она выживет. Но дело даже не в этом.
- А в чем же? – обеспокоено спросил Майкл.
- Я думаю, здесь пахнет криминалом. Не лез бы ты сюда. Лучше отвези ее в больницу. Полиция сама разберется.
- А вдруг ее там убьют? Вдруг она знает что-то и может это рассказать? Нет, ни в коем случае! – воскликнул Майкл. Сама мысль о том, что придется отдать на растерзание это милое, беззащитное существо, привела его в ужас.
- Я просто тебя предупредил, - сказал доктор Конрад, - Мне кажется, я где-то ее видел.
- Как ты можешь это определить – ее лицо – сплошная рана? – спросил Майкл, едва сдерживая слезы.
- Ну, я привык отличать их и по другим частям тела, - цинично ухмыльнулся Конрад. – А ты видел, как она одета? – Он подошел к кровати, на которой лежала девочка, и приподнял край одеяла. – Смотри, какие у нее чулки! А какое белье! Знаешь, чьи это лейблы?
- Чьи?
- «Агент Провокатор».
- Что это? – недоуменно спросил Майкл.
- Ну ты даешь! Основатель бренда «Агент Провокатор» - Джозеф Корр, сын скандально известной Вивьен Вествуд. Он выпускает белье, аксессуары, духи, специально направленные на то, чтобы соблазнять мужчин. Эти вещи эксклюзивные и стоят бешеных денег. Видно, кому-то сильно понравилась наша девчушка, - на его лице опять возникла неприятная улыбка. – Кому-то очень богатому и влиятельному.
- Какая гадость! – прошептал Майкл.
- Ладно, мне нужно идти. У меня куча дел. Мне тут такую интересную работу предложили, интересную и денежную. Они меня даже прозвали «Доктор Дулиттл». Ха-ха-ха! – когда он произносил это, в его взгляде было что-то циничное, отталкивающее, но Майкл этого не заметил. Он был поглощен мыслями о девочке, неподвижно лежавшей перед ним. «Придется ждать до тех пор, пока ты не очнешься и сама не расскажешь нам обо всем, что с тобой случилось», - подумал он.

Эвелин ждала звонка Каина. Время медленно тянулось. Когда же все решится? Сумеет ли он разобраться с Саидом и с матерью Ангелочка? Между тем она обзвонила все больницы и морги в поисках девочки, но ее нигде не было. Неожиданно зазвонил телефон.
- Да? Каин, ты?
- Да, Эвелин. Я все сделал, как мы договаривались. Я нашел ее – теперь она на небесах. Саид готов щедро раскошелиться. Забудь обо всем, как о страшном сне.
- Спасибо. Ты, как всегда, на высоте. До встречи.
Эвелин облегченно вздохнула. Нет людей – нет проблем. Надо взять выходной и куда-нибудь съездить или заняться шоппингом. Шоппинг – лучшее лекарство от стрессов. От раздумий ее отвлек звонок по внутренней связи.
- Мадам, доктор Конрад желает встретиться с вами.
- Хорошо. Пусть войдет.
Дверь распахнулась, и на пороге возник Конрад, новый врач «Рая». Девушки клуба в шутку прозвали его «Доктор Дулиттл».
- Здравствуйте, мадам. Вы потрясающе выглядите.
Эвелин раздраженно проигнорировала дежурный комплимент.
- С какой целью вы меня отвлекаете от работы?
- Я думаю, вам будет интересно. Я видел вашего Ангелочка.
От неожиданности Эвелин вскочила с места.
- Как? Где вы ее видели? Она жива? – воскликнула она нетерпеливо.
- Она находится в коме. Выживет ли она – пока ничего не могу сказать. В ближайшие 2-3 дня все станет ясно. Девчонку подобрал прямо на дороге один из моих постоянных клиентов. Вы не поверите, кто!
-  Ну и кто же он? – слегка прищурив глаза, спросила Эвелин.
- Майкл Джексон, известный певец. Я пытался его уговорить отвезти Ангелочка в больницу, но он отказался. Он намерен сам найти ее родных. Но пока Майкл ничего о ней не знает и ждет, пока девочка придет в себя и сама все расскажет.
- Вы не выдали себя? Он не понял, что вы ее знаете?
- Нет, конечно. Вы можете не беспокоиться. Я ничего не скажу.
- А вы точно уверены, что это она? – Эвелин заметно нервничала.
- Да. Это точно она. Когда я ее осматривал еще здесь, то заметил родинку на бедре, похожую на крыло бабочки. Я не мог ошибиться.
- Спасибо за информацию. Держите меня в курсе дела. Вы можете быть свободны.
- Можете на меня рассчитывать. Всего доброго, - с этими словами доктор Конрад вышел из кабинета Эвелин. Было что-то в этой женщине, что заставляло его чувствовать себя неловко, неуверенно – то ли ее гордая величественная манера держаться, то ли яркая, вызывающая красота или нечто другое.

Каин появился только ближе к вечеру. Постучав в дверь, он вошел в кабинет Эвелин. При виде него вскочила с места  и воскликнула:
- Наконец-то, ты здесь. У меня есть новости. Ангелочек жива. – Она рассказала все, о чем говорил ей доктор Конрад. – Ума не приложу, что теперь будет, если она выживет. У нас могут быть серьезные проблемы.
Каин молчал, о чем-то раздумывая.
- Да, это не ее мать, которую мне не составило большого труда убить – она сама открыла мне дверь.
- Никто тебя не видел?
- Нет. Я всегда действую очень осторожно, иначе бы я здесь не работал.
- Что нам делать? – Эвелин нервно расхаживала по кабинету.
Каин приблизился к ней.
- Пока не знаю. Мы не можем уничтожить этого Джексона, как сделали это с ее матерью, которая без рода-без племени. Это может привлечь большое внимание, которое нам совсем не нужно. Нам нужно с ним договориться по-хорошему и постараться все замять, чтобы обошлось без полиции. Не будем расстраиваться раньше времени – может, девчонка еще и не выживет.
Эвелин облегченно вздохнула.
- Будем надеяться. Как Саид? Что он сказал?
- Все нормально. Он готов заплатить кругленькую сумму. Тем более он наш постоянный клиент.
Эвелин посмотрела  Каину в глаза.
- Твои -30 процентов.
Нет, Эвелин. Я хочу больше – 50 процентов.
- Что? – резко сказала она. – Тридцать, и лучшие девочки клуба для тебя и твоих ребят.
- Нет. Ты знаешь, что я не пользуюсь услугами клуба, - Каин занервничал.
- И что же тебе нужно?
Каин вплотную приблизился к Эвелин.
- Мне нужна ты, - он наклонился и страстно поцеловал ее в губы. Она закрыла глаза и с наслаждением отдалась этому поцелую. Каин резко опрокинул ее на широкий стол. Одним рывком он сорвал с нее блузку и стал покрывать поцелуями белоснежную кожу. Эвелин стонала и извивалась от наслаждения. Каин сорвал с себя свитер и впился губами в ее губы. Но неожиданно Эвелин отстранила его от себя.
- Нет, мне нужно работать.
- Что? – он просто не верил своим ушам. – Ты только что стонала в моих объятиях, а теперь тебе нужно работать?
- Прости, Каин, но я не могу. Я фригидная. До завтра.
- Сука! – выругался Каин и вышел, хлопнув дверью.
«Amat victoria curam. – Победа любит старание», подумала Эвелин, улыбнувшись. Филолог по образованию, она любила латинские изречения.

0

4

Был полдень. Майкл приоткрыл дверь комнаты и, осторожно ступая, подошел к кровати ребенка. Уже второй день она находилась у него, и никаких результатов. Девочка находилась в коме. Он нанял сиделку, миссис Браун, которая всегда находилась рядом. Майкл подошел к кровати сел рядом, взяв ребенка за руку.
- Миссис Браун, вы можете пока выйти отдохнуть. Я побуду с ней, - сказал он сиделке, пожилой женщине с добрым, румяным лицом.
- Хорошо, мистер Джексон, - ответила она и вышла из комнаты.
Майкл разглядывал девочку. Ее голова была забинтована, остались только отверстия для глаз и рта. Под глазами были темные пятна. Доктор Конрад приезжал каждый день, но ничего утешительного не мог сказать. «Неужели она умрет? Боже, не допусти этого!» - он положил голову на кровать, сжав ее руку,  и стал беззвучно молиться, умоляя господа вернуть ее к жизни. Сколько времени прошло – он не помнил, но неожиданно почувствовал, как зашевелились ее пальчики в его руке. Майкл резко поднял голову и посмотрел на нее в надежде на чудо. Девочка опять пошевелила  теперь уже рукой, и неожиданно он услышал, как она несколько раз прошептала:
- Каин…Каин…Каин…

- Майкл, нам необходимо договориться о сроках контракта с компанией «Сони». Ты меня слышишь? О чем ты думаешь? – Фрэнк с удивлением посмотрел на Майкла. Тот, обычно всегда полностью отдающий себя работе, сегодня выглядел обеспокоенным чем-то. Фрэнк Дилео уже несколько лет был менеджером Майкла. Невысокого роста, полный, темноволосый молодой мужчина лет 30-35. Как многие полные люди, он выглядел добродушным, но это была всего лишь видимость. Те, кто его знал, считали его немного высокомерным, хитрым и склонным к лицемерию человеком. Он был не намного старше Майкла, но во многих вопросах казался опытнее и искушеннее своего босса.
- Фрэнк, - Майкл вздохнул, - Извини, я не могу сегодня думать о работе. Можно тебе задать один вопрос?
- Да, конечно. Что тебя интересует?
- Ну…- Майкл замялся. – Я знаю, что у тебя здесь широкий круг знакомых. Ты, случайно, не знаешь никого по имени Каин?
- Это тот, кто убил своего брата Авеля? – захохотал Фрэнк.
- А серьезно? Мне сейчас не до смеха! – Майкл обиженно насупился.
Фрэнк задумался.
- Ты знаешь…Есть один с таким именем – не знаю, настоящее оно или нет. А зачем тебе это? Я знаю, что это очень опасный человек.
- Я расскажу тебе позже, но сначала я хочу услышать, что ты знаешь о нем.
Фрэнк слегка замялся.
- Майкл, как бы тебе это сказать… Ты знаешь, я очень люблю женщин, красивых женщин. Иногда мне приходится обращаться за их услугами в бордель. Есть у нас тут шикарный бордель. «Рай» называется. Бандершу зовут Эвелин – роскошная женщина. А телки там – супер. – Дилео цинично рассмеялся. – Особенно я часто наведываюсь к одной из них по прозвищу Эфа. Шикарная девка! Она в постели такое вытворяет!
Майкл покраснел от смущения.
- Фрэнк, избавь меня от подробностей!
- Ну не буду тебя смущать. Короче, эта самая Эфа рассказала мне, что у них там творится. У Эвелин есть главный поставщик живого товара, который привозит ей девушек, пойманных на вокзале, на улице – вобщем тех, у кого нет родни, беспризорных. Так вот, одним девчонкам там нравится работать – короче, шлюхи по призванию, а других приходится ломать. А совсем уж крепких орешков Эвелин продает в другие страны типа Турции, Таиланда и т.д.
- А кто такой Каин?
- Каин при этом борделе исполняет обязанности начальника безопасности, но на деле является палачом. Девчонки его боятся. Он не одного человека загубил. Я его раз видел. Мерзкий тип.
- Я так и думал…- прошептал Майкл.
- А почему тебя так интересует Каин? – с явным любопытством спросил Фрэнк.
Майклу пришлось рассказать ему обо всем.
- Да… Как ужасно… Я не думал, что эти сволочи не пожалеют ребенка. Ты правильно сделал, что не отправил ее в больницу. Там могло быть опасно.
- Фрэнк, неужели их никак нельзя наказать за то, что они творят?
- Вряд ли это возможно, наивная ты душа! У них есть связи с чиновниками, полицией. Самое интересное, что имя истинного владельца «Рая» никому неизвестно, даже самой Эвелин. Вобщем, я на днях туда собираюсь к своей Эфе. Постараюсь ее расспросить про девочку. Может, она что-нибудь знает.
- Спасибо, Фрэнк. Только будь осторожен, - сказал Майкл.
- Да, и еще, Майкл, - Фрэнк остановился у выхода, - ни одна душа не должна знать об этом. Даже твой врач. Девочке действительно может угрожать опасность.

Девочка медленно стала идти на поправку. Постепенно сознание возвращалось к ней. Все тело болело. Каждое движение причиняло ей боль. Она увидела, что находится в незнакомой, уютно обставленной комнате. Она почувствовала, что в комнате кто-то есть. Неожиданно человек склонился над ней. Теперь она смогла разглядеть, что это был молодой мужчина лет 25-30. Красивое, даже слишком красивое для мужчины лицо. Длинные, темные, вьющиеся волосы. Огромные карие глаза смотрели на нее одновременно и с радостью, и с состраданием.
- Малышка, - нежно прошептал он, - ты можешь говорить?
- Да, - едва слышно сказала она. – Где моя мама? Я хочу к ней.
- Мы обязательно найдем ее. Только скажи, как тебя зовут, кто твои родные и как их можно найти.
- Меня зовут Габриель, Габриель Моран. Моя мама – Джейн Моран. Мы недавно поселились на Керрингтон-Стрит 18, - с большим трудом произнес ребенок.
Майкл взял ее руку и бережно погладил.
- Тебе сейчас нужно поправляться, чтобы не расстраивать свою маму, когда она увидит тебя.
- Скажите, а где мадам Эвелин и Каин? Они придут за мной? – он почувствовал, как Габриель вздрогнула.
- Нет, не бойся. Я тебя им не отдам, - Майкл с ужасом понял, что рассказ Фрэнка не был вымыслом. – Тебе нужно отдохнуть.
С этими словами он поднялся и вышел, тихонько притворив дверь.
По внутренней связи он вызвал Билла.
- Билл, тебе нужно выполнить срочное поручение. Поезжай на Керрингтон-Стрит 18 и разыщи женщину по имени Джейн Моран. Как только найдешь ее, привези ее сюда. Скажи ей, что здесь ее дочь.

Билл вернулся нескоро. Он медленно, нерешительно вошел в комнату, где его с нетерпением ожидал Майкл.
- Ну что? Ты ее нашел? Где она? – спросил Майкл.
- Да…Нашел, - Билл прятал глаза.
- Что случилось? Что-то не так? – У Майкла возникло нехорошее предчувствие.
- Я даже не знаю, как сказать….- Билл замялся в нерешительности. – Вобщем, я узнал, что эта женщина мертва.
- Что?? – Майкл отказывался верить услышанному. – Нет! Не может быть! Как это произошло?
- Соседи нашли ее дома убитой выстрелом в голову. Полиция ищет убийцу, но никто ничего не видел. Из дома ничего не пропало. Видимо, кто-то хотел от нее избавиться. Я разговаривал с соседями. Они сказали, что у женщины была 12- летняя дочь по имени Габриель. Но она куда-то исчезла.
- У них есть какие-нибудь родственники?
- Нет, к сожалению.
Майкл в отчаянии закрыл лицо руками. 
- Боже…Боже…- шептал он, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы  – Что же мне делать? Как я об этом  скажу ребенку? Это разобьет ее сердце! Ей только стало лучше!
- Мистер Джексон, нужно забрать тело из морга и похоронить эту бедную женщину, - Билл старался сохранять хладнокровие.
- Да, конечно. Забери тело из морга; если возникнут проблемы с выдачей тела, заплати. Вобщем, я на тебя рассчитываю.
Билл молча кивнул и вышел из комнаты.

Эвелин набрала номер телефона доктора Конрада. Тот сразу же взял трубку, как будто ожидая звонка.
- Алло, доктор Конрад, здравствуйте! Это мисс Ламберт, - представилась она. – Какие новости по поводу Ангелочка?
Конрад помолчал, а затем произнес:
- Она вышла из комы, но поправляется очень медленно. Конечно, есть сотрясение мозга, многочисленные ушибы. Но, я думаю, что опасность миновала. Она выкарабкается.
- Спасибо, - сухо сказала Эвелин. – Держите меня в курсе.
- Хорошо, обязательно, - ответил доктор, и Эвелин отсоединилась.
«Черт!» - Эвелин не находила себе места. Нужно что-то делать! Надо срочно связаться с Каином. Он решит любую проблему. После появления Ангелочка в клубе на них обрушились одни несчастья: одна из проституток сбежала, прихватив крупную сумму денег, другая чуть не убила клиента и не сожгла клуб… Как будто мать этой девчонки мстила им с того света! Ну ничего – самое главное, чтобы Ангелочек не заговорила. Эвелин попыталась успокоиться. Каин – единственный человек, на которого она могла расчитывать. Последнее время у нее изменилось к нему отношение. «Интересно, какой он в постели?» - на ее губах заиграла игривая улыбка.

0

5

Майкл вместе с Фрэнком стояли на кладбище у одинокой могилки. Похороны прошли тайно, чтобы не привлекать внимания прессы. Майкл вместе с Фрэнком приехали инкогнито на кладбище уже после погребения.
Майкл, ссутулившись, молча стоял возле памятника и смотрел на фотографию умершей. «Какая она была красавица», - думал он. С фотографии на него смотрела прекрасная молодая женщина с пронзительно-голубыми глазами, длинными светлыми волосами и изящно очерченным ртом.
- Да, - наконец, заговорил Фрэнк. – Жаль ее – совсем молодая, да еще такая красотка! Пойдем, Майкл! У нас много дел.
Незадолго до этого Фрэнк сообщил Майклу, что узнал у Эфы про девочку. Действительно, у них в клубе была девочка, которую все называли Ангелочком. Ребенка забрали у матери за долги, а теперь девочка куда-то исчезла. Никто не знает, что с ней случилось.
- Подожди, Фрэнк. Иди в машину. Я сейчас подойду.
Майкл положил цветы на могилу и снова взглянул на фотографию женщины.
- Я обещаю, - прошептал он, - что не брошу вашу дочь и буду заботиться о ней, как о родной.
С этими словами он повернулся и направился к машине.

Прошло несколько дней. Майкл зашел в комнату Габриель. Она с трудом повернула голову и посмотрела на него. 
- Как она? – спросил он у миссис Браун, сидевшей напротив нее.
- Ей стало лучше. Доктор Конрад сказал, что через месяц она встанет на ноги. Ее жизни теперь ничего не угрожает, - ответила она.
- Спасибо, миссис Браун. Можно я побуду с ней наедине?
- Да, конечно, мистер Джексон, - миссис Браун поднялась и покинула комнату.
С тяжелым сердцем Майкл подошел к кровати и взял ребенка за руку.
- Привет. Как ты себя чувствуешь, моя хорошая? – ласково произнес он.
Девочка посмотрела на него удивительно яркими голубыми глазами и ответила:
- Мне стало лучше. Спасибо. Кто вы? Как я к вам попала? Где моя мама? – теперь она могла говорить более уверенно.
- Меня зовут Майкл. Ты находишься у меня дома. Твоя мама пока не может к тебе приехать.
- Когда я смогу ее увидеть? – Габриель пристально разглядывала его. Его лицо показалось ей удивительно знакомым. Где она могла его видеть?
- Малышка, она пока не может приехать. Она очень занята, - желая скрыть правду, Майкл с трудом подбирал слова.
- Майкл, может, мне показалось, но я откуда-то вас знаю, - сказала Габриель.
Он смущенно улыбнулся.
- Да, слишком много людей меня знают, - скромно сказал он.
- Так…Вы…тот самый…Майкл…Джексон? – наконец-то, поняла она.
- Ну…да. Тот самый, - он улыбнулся.
- Как я здесь оказалась? Я ничего не помню. Вы знакомы с Каином и Эвелин? Они опять заберут меня у мамы? – Майкл почувствовал, как она дрожит.
- Габриель, - Майкл не хотел волновать ребенка, - когда тебе станет лучше, я сам тебе все расскажу, а пока тебе нужно больше отдыхать и не думать ни о чем плохом. Не переживай. Никаких Каина и Эвелин я не знаю и никому тебя не отдам.

Каин без стука вошел в кабинет Эвелин. Она сидела за столом и что-то писала. Эвелин резко подняла голову.
- Что, Каин, тебя не учили стучать в дверь? – Она была в дурном расположении духа. Слишком много проблем за последнее время. Кроме неурядиц в клубе, у нее начались проблемы с сыном, который подсел на наркотики.
- Прости, Эвелин. Я тороплюсь. Я только что разговаривал с доктором Конрадом. Ангелочек выздоравливает. Нам нужно срочно что-то делать.
- И что же ты собираешься предпринять? Прикончить ее вместе с другими свидетелями? – ехидно спросила Эвелин.
- Да нет. Я хочу встретиться с этим Джексоном и, представившись ее родственником, забрать девчонку.
- И что, ты думаешь, он отдаст ее тебе? – скептически спросила Эвелин.
- Ну, не отдаст, так мы ее выкрадем, - жестко ответил он.

- Фрэнк, я не знаю, как сообщить ей об этом! Это ее убьет! Она постоянно спрашивает о матери! – Майкл беспокойно расхаживал по комнате, не находя себе места. – Что мне делать?
Фрэнк немного подумал и ответил:
- Я не думаю, что сейчас самое подходящее время для этого, пусть она немного окрепнет, но рано или поздно придется ей сказать об этом. Правду не скроешь, даже самую горькую. Единственное, что…
- Что? – Майкл обернулся и пристально посмотрел ему в глаза.
- Ты можешь не говорить, что ее мать убита – это слишком жестоко, особенно, если учесть то, что ей пришлось пережить. Ну, скажи, что произошел несчастный случай – попала под машину, например.
- Да, наверное, так будет лучше. Ты не представляешь, как мне тяжело каждый раз, когда я захожу к ней и она спрашивает меня о маме. Габриель только стала приходить в себя, и тут – такой удар! – Майкл вздохнул.
Неожиданно прозвучал сигнал селекторной связи. Майкл взял трубку.
- Да, я слушаю.
- Мистер Джексон, - прозвучал голос охранника, - к вам пришел некий мистер Алекс Смит. Он говорит, что у вас находится его приемная дочь.
- Хорошо, впустите его.
Он положил трубку и вопросительно посмотрел на Фрэнка.
- Интересно, кто это и откуда он узнал, что Габриель у меня.
Фрэнк испуганно посмотрел на Майкла.
- Ты подозреваешь меня? Готов поклясться – я никому ничего не рассказывал. Эфа тоже ничего не заподозрила.
- Ну ладно, не переживай, я тебе верю.
В дверь постучали, и в комнату вошел высокий, спортивного телосложения мужчина средних лет.
- Здравствуйте, я – Алекс Смит. Я узнал, что у вас находится моя приемная дочь Габриель. Я хотел бы забрать ее с собой.
Майкл разглядывал незнакомца – было в нем что-то такое, что ему не понравилось. Его внешность,  поведение, манеры – все настораживало. Было в нем что-то угрожающее.
- Скажите, и кто же вам сообщил, что ребенок у меня?
- Ну…- мужчина замялся. – Я не могу вам это сказать. Я узнал это случайно через общих знакомых.
Неожиданно Фрэнк поднялся со своего места.
- А вас ведь зовут не Алекс Смит! – выпалил он. – Я узнал вас, Каин. Зачем вы приехали сюда под чужим именем?
Каин – а это был именно он – стараясь сохранять хладнокровие, ответил:
- Да, как же быстро вы меня раскололи! Ну ладно, не будем ходить вокруг да около – я хочу забрать то, что принадлежит нам. Отдайте мне девчонку, - жестко сказал он. В его взгляде появилось что-то волчье.
Майкл, пытаясь сохранять спокойствие, холодно ответил:
- Она не вещь, которую можно так легко отдать. Я не позволю, чтобы Габриель опять попала в ваши грязные лапы. Вы ее не получите. Убирайтесь отсюда, иначе я позову охрану.
Каин усмехнулся.
- Я уйду, но не думайте, что так легко от меня отделаетесь. Мы выложили за нее кругленькую сумму, и наше заведение не намерено терпеть из-за нее убытки. Я вас предупредил.
Сказав это, он повернулся к ним спиной и вышел за дверь, не попрощавшись.
Фрэнк обеспокоено посмотрел ему вслед.
- Майкл, с Каином шутки плохи. Он опасный человек. Ты не можешь все время держать ребенка у себя, как в клетке. Ей нужно будет выходить на улицу, учиться, общаться с людьми. К тому же они, скорее всего, опасаются, что она заговорит о том, что с ней произошло. Они могут уничтожить ее, как уже поступили с ее матерью.
- Что же мне делать? - Майкл был в панике. – Ну не могу же я отдать ее им на растерзание?
- Тебе стоит самому сделать первый шаг, - задумчиво сказал Фрэнк. – Попробуй сам связаться с ними, но не с Каином, а с Эвелин, хозяйкой клуба. Предложи им деньги в качестве выкупа за ребенка. С какой суммой ты готов расстаться?
- Меня сейчас не волнуют деньги, ты знаешь, - нервно ответил Майкл.
- Ладно. Она женщина – попробуй надавить на ее материнские чувства. Эфа мне говорила, что многие девочки клуба любят и уважают Эвелин. Она им как мать. Я могу поехать с тобой. Тем более, я знаю дорогу туда.
- Ну, так поехали! – нетерпеливо воскликнул Майкл. – Спасибо тебе за все, Фрэнк!

Эфа и Лола вышли из солярия и направились в столовую. Взяв по стакану сока и усевшись на стулья, они стали весело щебетать.
- Как все-таки здесь здорово, - воскликнула Лола, стройная, миниатюрная блондинка с голубыми глазами и кукольным личиком. – Настоящий рай!
- Да, мне тоже здесь очень нравится, - подхватила Эфа, ярко накрашенная рыжая бестия. Мужчин привлекала ее яркая, вызывающая красота и агрессивно-сексуальное поведение.
- Скажи, Эфочка, ну где бы мы сейчас были? – пропела Лола. – Я бы жила с матерью- алкоголичкой и терпела бы побои отчима? А ты? Куда бы ты пошла после приюта? Мести улицы или мыть сортиры?
- Даже не могу себе этого представить, - серьезно сказала Эфа. – Все таки нам с тобой повезло. Да еще и хозяйка у нас – просто душка. Заботится о нас, не дает в обиду. Меня раз клиент избил: места живого не оставил, так она с Каином сразу разобрались с ним.
- Да, обожаю Эвелин. Мать родная так обо мне не заботилась, как она, - улыбаясь, сказала Лола. – А как здесь кормят – я за всю жизнь не пробовала таких блюд.
- И мужчины здесь все как на подбор: холеные, щедрые, с отличными манерами, - мечтательно вздохнув, сказал Эфа. – Бывает, конечно, попадаются уроды.
- Ой, смотри, - воскликнула Лола, посмотрев в окно, - к нам кто-то приехал!
Они обе выглянули в окно и увидели двух мужчин, направлявшихся к клубу.
- Да это же мой Фрэнки! – обрадовалась Эфа. – А кто это с ним?
Мужчины приблизились к дому.
- Эфа, я не верю своим глазам! - закричала Лола. – Да это же…это же…сам….Майкл Джексон! Не ожидала его здесь увидеть! Как я его обожаю! У меня все его диски!
- Точно, это он, - спокойно сказала Эфа. – Неужели он тоже захотел развлечься?
Лола рассмеялась.
- Ну а что, он тоже человек со своими маленькими слабостями! Эфа, хоть бы он выбрал меня! Я хочу его! Интересно, какой он в постели? Такой же, как и на сцене?  Хотя я слышала, что он очень скромный, даже робкий с женщинами. А вдруг он…ну… еще девственник? Я бы с удовольствием его научила всему! – расхохоталась Лола. – Надо бежать – привести себя в порядок! Вдруг меня сейчас позовут к нему. Ну, ладно, увидимся. – Лола выбежала из столовой.

Майкл в сопровождении Фрэнка приблизились к огромному белому особняку с зеленой крышей. Вокруг дома раскинулся прекрасный сад с раскидистыми деревьями, яркими газонами и небольшим прудом. «Дьявольское великолепие», - подумал Майкл, осмотревшись по сторонам. Навстречу им вышел мрачный бодигард. Он узнал Фрэнка и вежливо кивнул ему.
- Добро пожаловать. Мадам Ламберт ожидает вас.
Их провели по длинному коридору. Обстановка поражала своей роскошью – дорогие туркменские ковры, прекрасная мебель, зеркала в позолоченной оправе, тяжелые хрустальные люстры и ярко-красные бархатные портьеры. Они прошли в кабинет Эвелин.
При виде их Эвелин поднялась со своего места и одарила их ослепительной светской улыбкой.
- Здравствуйте. Я рада приветствовать вас в стенах нашего «Рая», - лицемерно сказала она, в душе догадываясь об истинной причине их приезда сюда. Она протянула Фрэнку руку, и тот поцеловал ее. Майкл сделал вид, что не заметил этого жеста. Эвелин увидела, как он бросил на нее холодный, полный отчуждения взгляд. Она продолжала все также улыбаться, как будто ничего не произошло.
- Фрэнк, я вижу, вы сегодня не один. Мистер Джексон, вы не будете разочарованы. Какие девушки вам нравятся? – проговорила она заученную фразу. – У нас большой выбор на любой вкус: блондинки, брюнетки, рыжие, мулатки, девушки восточного типа. Или, - ее голос стал вкрадчивым, - если вам больше нравятся красивые молодые юноши – мы тоже предоставляем такие услуги.
Майкл нахмурился.
- Нет, спасибо. Мы к вам приехали не ради услуг вашего заведения, - холодно сказал он. – И вы прекрасно знаете, зачем.
- Нет, не знаю, - Эвелин продолжала ломать комедию. Она не готова была к тому, что они сами приедут к ней, и пыталась скрыть свое беспокойство под маской радушной хозяйки борделя.
- У меня в доме находится ребенок, которого вы безжалостно отобрали у матери и хотели использовать, как игрушку для богатых извращенцев, - четко выговаривая каждое слово, произнес Майкл.
- Мы ее не забирали у матери, - стала оправдываться Эвелин. – Нам ее продали за большие деньги. Мне ее стало жалко. Я хотела позаботиться о ней. Но, когда ее везли сюда, она выпрыгнула из машины.
Майкл был поражен ее наглостью.

0

6

- И вы думаете, я вам поверю? Ну да ладно, бог вам судья, сейчас меня больше волнует, чтобы вы вместе с Каином забыли о ее существовании, как и она, я сделаю все для этого, девочка забудет о вас и о том, что вы с ней сделали. Я даже не буду говорить ей, что ее мать была жестоко убита. Она просто не вынесет этого. Я готов вам заплатить, сколько вы скажете, лишь бы вы раз и навсегда забыли о Габриель, - спокойным, ровным тоном говорил он. Фрэнк с изумлением смотрел на него. Он никогда не видел его таким.
- И вы готовы расстаться с большой суммой денег? – Эвелин удивленно подняла брови.
- Мадам Ламберт, скажите, у вас есть дети? – спросил Майкл, презрительно глядя на нее.
- Да, у меня трое детей, - ответила Эвелин. – А какое отношение имеет это к нашему делу?
- Интересно, - ее поразил ледяной взгляд его больших глаз, - а если бы их продали так же, как и эту девочку, в бордель? Вы не думали об этом?
Эвелин опустила глаза. С ее лица исчезла уверенность.
- Да, я очень сожалею, что так получилось.
- Итак, какую сумму вы готовы запросить за ее свободу?
Эвелин задумалась. Затем она взяла маленький листок бумаги и, написав на нем какие-то цифры, протянула его Майклу со словами:
- Ну, я думаю, что для вас это не такая уж и большая сумма.
В течение нескольких секунд он изучал листок, затем достал чековую книжку и молча выписал чек на предъявителя.
- Да, вы правы. Этот ребенок дорог мне, как родной, и деньги для меня не главное. Но я всегда верил, что бог есть, и он все видит, и рано или поздно вы за все ответите. Ваш «Рай» - это проклятый рай. Прощайте. Идем, Фрэнк, - он поспешно встал и направился к выходу.
- Мистер Джексон, - в душе Эвелин содрогнулась от его слов, но постаралась оставаться хладнокровной. – Я вам хочу сказать что-то.
- Что еще вы можете мне сказать? – он обернулся и смерил ее высокомерным взглядом.
- Если эта девочка действительно вам дорога, вам лучше удочерить ее, чтобы никогда больше не переживать, что кто-то заберет ее у вас.
Майкл не сказал ни слова и молча вышел за дверь.
Едва они оказались за дверью, Эвелин набрала номер Каина.
- Каин, - воскликнула она с волнением в голосе,  - у меня только что был Джексон по поводу девчонки. Мы все обсудили. Она будет молчать, и мы забудем о ней. Тем более, - она рассмеялась, - щедрый выкуп в миллион долларов – отличные деньги, с которыми можно забыть обо всем на свете!
Она повесила трубку и довольно улыбнулась. «Ну вот и все», - подумала она.

Мужчины вышли из клуба и направились к машине.
- Ты знаешь, - задумчиво сказал Фрэнк, - она ведь права. Тебе рано или поздно придется что-то решать: или заботиться о ребенке, став официальным опекуном, или передать девочку в социальное учреждение, где о ней позаботится государство.
Майкл вздохнул.
- Да, я уже думал об этом. Пока мне очень сложно принять какое-то решение. Я не представляю себя в роли опекуна. Да и неизвестно, захочет ли Габриель остаться со мной. Слишком много жестоких людей она повстречала за свою короткую жизнь. Будет сложно завоевать ее доверие. К тому же, может быть, у нее все таки найдутся какие-нибудь родственники, готовые ее удочерить. Меня сейчас больше волнует другое.
- Что?
- Как мне сообщить ей о смерти матери? Как она переживет этот удар? – Майкл тяжело вздохнул и сел в машину. Остаток пути они провели молча.

Прошло две недели. Габриель стала выздоравливать. Теперь она могла самостоятельно вставать и ходить по комнате. Однажды с помощью Майкла она спустилась в его чудесный сад. Стоял жаркий июль. Солнце светило ярко, и все вокруг, казалось, было наполнено радостью. Птицы наполнили сад своим пением. Яркие цветы ковром устилали землю. Они подошли к фонтану и сели на скамейку. Майкл с интересом разглядывал ребенка. Теперь с ее лица сняли бинты. Ушибы и ссадины почти зажили. Бледность исчезла с ее лица. «Какая же она прелестная! Она словно ангел!» - подумал он, любуясь ее прекрасными, длинными, светлыми волосами, большими небесно-голубыми глазами и очаровательным фарфоровым личиком. Габриель заметила его взгляд и немного смутилась. За последние дни она сильно привязалась к этому добродушному, благородному человеку, спасшему ей жизнь. Он каждый день приходил к ней в комнату, спрашивал о ее здоровье, играл или разговаривал с ней, пытаясь отвлечь ее от грустных мыслей. Иногда они вместе смотрели мультфильмы по телевизору, который Майкл распорядился принести  в ее комнату. Иногда ей казалось, что он ее ровесник – настолько легко и приятно ей было с ним общаться. Она перестала относиться к нему настороженно и, наконец, смогла рассказать ему о своих злоключениях, почувствовав с его стороны глубокое сострадание. Одно лишь ее постоянно мучило – почему до сих пор ничего не слышно от мамы. Где она? Почему не забрала ее отсюда? Майкл избегал говорить об этом, отвечая уклончиво или отмалчиваясь. Габриель чувствовала, как он напрягается каждый раз, когда она спрашивала его об этом. Сегодня она решила все выяснить, чего бы это ни стоило. Какое-то смутное чувство тревоги наполняло ее сознание, не позволяя ей больше ни о чем думать. К тому же, этот сон, приснившийся ей накануне…
- Майкл, - прервала она молчание. – Мне сегодня приснился странный сон. Я видела, как мама садилась в поезд без меня  и куда- то поехала. Я кричала, пыталась догнать поезд, но не смогла. Она уехала, оставив меня одну.
Габриель заметила, как он напрягся. Она схватила его за руку, пытаясь заглянуть в его глаза.
- Скажи! Ты ведь что-то знаешь? Где моя мама? – ее голос перешел в крик. – Что с ней? Скажи, умоляю! Майкл, пожалуйста, ответь!
Он молчал, устремив взгляд на землю. «Я не могу, не могу. Пожалуйста, не вынуждай меня говорить об этом», - думал он. Наконец, он поднял на нее глаза. В них было столько боли, что она, резко отпрянув от него, похолодела от страшной догадки.
- Нет! Нет! Ты знаешь!!! Ты уже давно все знал! – со слезами в голосе воскликнула она.
Майкл виновато посмотрел на нее.
- Да, малышка… Прости… Я не могу… Я не должен… - Габриель увидела, как в его глазах заблестели слезы. - Твоя мама…ее больше нет с нами…
С криком боли и отчаяния она бросилась на землю и замерла в беззвучных рыданиях. Девочка не помнила, кто и как подхватил ее на руки и отнес в комнату. Все поплыло перед глазами, и она потеряла сознание.

Миссис Молли Джонсон вышла из машины и направилась к дому. Она с интересом стала рассматривать роскошный особняк и сад, открывшиеся ее взору. Это была невысокая, худощавая блондинка с добродушным выражением лица. В свои 50 «с хвостиком» лет она добилась многого: будучи квалифицированным психотерапевтом, кандидатом психологических наук, она имела обширную практику за рубежом, и ее услугами пользовались многие знаменитости: деятели шоу-бизнеса, спортсмены, политики. Она не только могла оказать квалифицированную психологическую помощь, но и сохранить в секрете все, чем делились с ней  люди, которые обращались к ней. Вот и сегодня ей было очень лестно оказаться в Неверленде, у самого Майкла Джексона, которому понадобились ее услуги. «Интересно, - думала она, направляясь к его кабинету, - зачем ему понадобилась моя помощь?»
В кабинете ее ожидали сам Майкл и еще один мужчина, в котором она узнала доктора Конрада. Молли попыталась скрыть неприязнь, возникшую при его виде – она была в курсе некоторых его грязных делишек. «Как получилось, что мистер Джексон стал его пациентом?» - недоумевала она. Они вежливо поприветствовали друг друга.
- Мистер Джексон, мне очень приятно, что вы решили обратиться именно ко мне, - с улыбкой произнесла миссис Джонсон. – Что я могу для вас сделать?
Майкл улыбнулся ей в ответ и сказал:
- Миссис Джонсон, ваши услуги психотерапевта требуются не мне, а ребенку, который сейчас находится в моем доме. – Он кратко рассказал историю Габриель, не утаив ничего.
- Понимаете, - продолжал он, - она очень тяжело перенесла смерть матери: с того дня, как девочка узнала об этом, она почти не выходит из комнаты, замкнулась в себе, часто плачет и почти ничего не ест. Я очень переживаю за ее здоровье. Я стараюсь не оставлять ее без присмотра, отвлечь от грустных мыслей, но пока ничего не помогает. Одному мне будет трудно с этим справиться.  Поэтому я очень надеюсь на вашу помощь.
Закончив говорить, он посмотрел на Молли, ожидая услышать ее мнение.
Она вздохнула и сказала:
- Да, у меня были такие случаи, когда дети очень тяжело переживали смерть родителей. Да к тому же ее так жестоко отобрали у матери. Я сделаю все возможное, чтобы помочь ей. Вы правильно сделали, что скрыли от нее истинную причину смерти матери. Теперь ничего не изменишь – а девочке пришлось бы еще тяжелее. Знаете, меня интересует один факт, который вы не упомянули в своем рассказе.
- Да, может быть, я о чем-то забыл, - сказал Майкл.
- Ну…- Молли слегка замялась. – Мне неудобно спрашивать, но это необходимо для моей работы с ней – подвергалась ли Габриель физическому насилию… вобщем, была ли она изнасилована, когда оказалась в борделе?
Майкл вопросительно посмотрел на доктора Конрада и смущенно сказал:
- Мне даже в голову не приходило спрашивать об этом. Что вы скажете?
Доктор Конрад улыбнулся и ответил:
- Все в порядке. Я осматривал ее и могу утверждать, что насилия не было. Она девственница.
Майкл облегченно вздохнул.
- Мистер Джексон, у меня к вам еще один вопрос, - серьезно сказала Молли.
- Да, миссис Джонсон, спрашивайте о чем угодно, - сказал он.
- Что с ней будет дальше? Ведь у нее нет ни родных, ни близких! Планируете ли вы принять участие в ее судьбе, став ее опекуном или передать ее в руки государственных органов? Я не хочу на вас давить, но мне кажется, ваше решение может сыграть важную роль в ее дальнейшем выздоровлении.
Майкл задумался, прежде чем ответить.
- Да, я принял решение, - его глаза засверкали, - я готов стать ее опекуном до ее совершеннолетия. Я поклялся на могиле ее матери, что не оставлю Габриель.

- Габриель, ты только взгляни – до чего же он милый! – сказал Майкл. Он незаметно прокрался в ее комнату. В руках у него был прелестный маленький щенок мопса. Как-то, разговаривая с Габриель, он узнал, что она всегда мечтала о собаке, и сегодня ему захотелось подарить ей щенка, чтобы хоть как-то ее порадовать.
Девочка сидела в кресле и что-то читала. Она подняла глаза и увидела собачку. Майкл заметил, как радостно заблестели ее глаза.
- Это мне? – прошептала она.
- Да, малышка, теперь ты его мама! Его зовут Бель Диамант Оскар – так написано в родословной, - сказал Майкл. Песик смотрел на них грустными глазами на сморщенной, забавной мордочке. Он казался таким маленьким и беспомощным. Габриель взяла его на руки, прижала к себе и стала нежно гладить.
- Я буду называть его просто «Оскар», - сказала она и с благодарностью посмотрела Майклу в глаза. – Большое спасибо! Я не думала, что ты вспомнишь, что я мечтала о собаке.
            Конечно, занятия Молли с девочкой принесли свои результаты: Габриель стала менее замкнутой, стала есть с большим аппетитом, чем прежде. В свою очередь Майкл тоже старался уделять ей как можно больше своего свободного от работы времени, которого ему так часто не хватало. Однажды он взял ее с собой в студию, где она с восторгом наблюдала, как он работает над своим новым альбомом. По его распоряжению комнату Габриель переделали, превратив ее в покои маленькой принцессы. Майкл не жалел денег, без конца покупая ей красивые платья и игрушки.  Они проводили время вместе с другими детьми, которые часто приезжали к нему на ранчо, играя, катаясь на многочисленных аттракционах в его парке, посещая зоопарк и кинотеатр – вобщем, все то, что могло бы увлечь любого ребенка. Габриель заметила, что на ранчо часто приезжали больные дети. Сострадание, которое она к ним испытывала, позволило ей хоть на время забывать о своем горе.
«Да, время – лучший лекарь» - подумал Майкл. Хотя прошло всего два месяца, но он чувствовал, что постепенно к ней возвращается жизнерадостность,  присущая многим детям. Конечно, временами на нее внезапно нападала тоска, и Габриель снова становилась замкнутой, даже отчужденной. Несколько раз он заставал ее в слезах.
Однажды ночью Майкл долго не мог уснуть – давала о себе знать долгая, напряженная работа. Неожиданно ему показалось, что он слышит робкий, едва уловимый стук в дверь его спальни. Он подошел к двери и, осторожно приоткрыв ее, выглянул в коридор. К своему удивлению, он увидел Габриель. В тусклом свете луны, падавшем из окна, он заметил, что ее лицо заплакано.
- Майкл, - едва слышно сказала она, - прости, что я разбудила тебя. Мне просто очень страшно. Мне приснился кошмар. Я …я хочу к тебе. – Она бросилась к нему и, уткнувшись ему в грудь, разрыдалась. – Мне…мне приснился Саид …и Каин…- услышал он сквозь рыдания. – Они сказали, что заберут меня у тебя… что я снова буду там жить…
Майкл положил ее на кровать и лег рядом. Габриель прижалась к нему, и он почувствовал, как она дрожит.
- Малышка, это просто ночной кошмар. Они никогда не заберут тебя, - он ласково гладил ее волосы.
Она подняла на него мокрые от слез глаза и сказала:
- Ты никогда меня не бросишь? Ты обещаешь?
Он улыбнулся и ответил:
- Никогда. Обещаю. Конечно, я никогда не смогу заменить тебе твою маму, но я сделаю все, чтобы ты была счастлива, - Майкл откладывал этот сложный для них обоих разговор, но теперь, как ему показалось, пришло подходящее время. - Ты согласна, если я стану твоим опекуном до твоего совершеннолетия? Тебе уже 12 лет, и ты вправе сама это решать.
Он заметил, как от его слов радостным блеском засияли ее глаза.
- О, Майкл! Ты еще спрашиваешь об этом! Да, да и еще раз да! – Она прижалась к нему, почувствовав тепло, исходящее от его тела. – Я люблю тебя, Майкл, - прошептала она.
- Я люблю тебя больше, - сказал он, облегченно вздохнув.
Габриель склонила голову на его грудь и уснула спокойным детским сном.

- Габриель, мне нужно с тобой серьезно поговорить, - сказал Майкл.
Она, удивленная его серьезному, даже строгому тону, подняла глаза.
- Да, Майкл, я слушаю, - сказала она. Неужели она могла чем-то ему досадить, ему, своему опекуну, которому она будет вечно благодарна за все, что он для нее сделал?
- Уже наступил сентябрь. Нам необходимо подумать о том, что тебе нужно получить достойное образование. Тебе нужно учиться. Ты со мной согласна?
Она облегченно вздохнула.
- Да, Майкл. Я тоже об этом думала.
Он приблизился к ней и взял ее за руку.
- Габриель, дело в том, что я бы не хотел, чтобы ты училась в одной из наших американских школ. Я навел справки и думаю, что тебе лучше пройти обучение в Англии, в Веллингтон-скул, частной школе для девочек. Это одна из лучших школ Лондона. Но ты понимаешь, что нам придется быть какое-то время вдали друг от друга?
Он заметил, как она погрустнела, как задрожали ее губы. Она опустила глаза, едва сдерживая слезы.
- Но я обещаю, - продолжал он, - что я буду тебе часто звонить. Ты будешь приезжать домой на каникулы. Время пролетит незаметно – вот увидишь.
Она бросилась к нему и прижалась, обхватив руками за шею.
- Я буду очень скучать, мой дорогой опекун, - прошептала она.

0

7

Часть 2. In your eyes, in your smile, in your kiss…forbidden love…

1992 г.
- Габриель, я жду-не дождусь сегодняшнего вечера! Наконец-то, он позвал меня на свидание! – восторженно воскликнула Сандра, хорошенькая невысокая брюнетка, обращаясь к своей подруге и одновременно соседке по комнате Габриель. Девушки стояли возле окна своей комнаты в пансионате Веллингтон-скул, наблюдая за дождем, льющим за окном.
Веллингтон-скул для девочек (т.н. ‘grammar school’), одна из лучших частных школ Лондона, пользовалась большим успехом среди людей, чьи доходы намного превышали средний уровень жизни, -  политики, бизнесмены, деятели шоу-бизнеса… Выпускники этой школы не только получали качественное образование, включавшее владение 3-4 иностранными языками, но и могли с легкостью поступить в Оксфорд или Гарвард. Школа находилась в центральной части Лондона, окруженная прекрасными, раскидистыми деревьями и кустарниками.
Габриель рассеянно слушала Сандру. Ее мысли витали где-то далеко отсюда…
- Ты совсем меня не слушаешь! О чем ты думаешь? – обиженно сказала Сандра.
- Прости, я просто задумалась, - тихо сказала Габриель.
Сандра окинула ее любопытным взглядом.
- О чем ты думаешь? Неужели у нашей маленькой мисс Невинность наконец-то появился ухажер? – ехидно сказала она.
- Нет, не появился, - холодно ответила Габриель.
- Ты такая скрытная! Ну признайся хотя бы мне, своей лучшей подруге, ты до сих пор еще девственница? Ведь тебе уже 17 лет! Неужели тебе не хочется завести любовника? – Глаза Сандры разгорелись от любопытства.
Габриель залилась румянцем от смущения.
- Пожалуйста, оставь меня в покое. Я не хочу обсуждать свою личную жизнь.
- Ну ладно, не хочешь – не говори! – обиженно протянула Сандра. Она искоса разглядывала свою подругу. «Глупышка Габриель, - думала она, - носится со своей девственностью, как курица с яйцом. Не то что я…» Она усмехнулась. За два последних года она сменила уже пять любовников. Да, конечно, в Веллингтон-скул были строгие порядки, в том числе касающиеся и отношений с противоположным полом. Любое их нарушение грозило отчислением. Но, несмотря на это, многие девушки встречались с местными молодыми людьми и вели довольно-таки свободную жизнь.
Сандра с завистью посмотрела на Габриель. «Если бы я была такой же красивой, как она, - подумала она, - у меня бы не было отбоя от парней». Все девочки в классе завидовали ее красоте. Высокая, стройная, с длинными светлыми, с легкой рыжеватым оттенком, свойственным натуральным блондинкам, волосами, огромными голубыми глазами, Габриель привлекала к себе внимание. Она отличалась спокойным, неконфликтным характером и была одной из лучших учениц в классе. Кроме Сандры, у нее не было близких подруг, но с остальными девушками в классе были ровные, теплые отношения. Окружающие очень мало знали о ней. Вроде бы, живет где-то в районе Санта-Барбары, в США. О ее семье было тоже немного известно – никто не видел ее родственников. Ну, может, раз или два Габриель упоминала о каком-то то ли брате, то ли дяде по имени Майкл…
- Как быстро пролетели годы учебы…- задумчиво произнесла Сандра.- Осталось всего лишь две недели до выпускного, и мы разъедемся кто куда.
- Да…- прошептала Габриель. – И я вернусь домой…

«Как быстро летит время…» - думал Майкл, задумчиво разглядывая комнату Габриель. Все уже давно было готово к ее приезду. Комната напоминала спальню маленькой принцессы – вся в розовых тонах, с прелестной кроваткой с роскошным балдахином, милыми креслицами, аккуратно расставленными игрушками.
Так быстро пролетели эти пять лет. Из милой, прелестной девочки Габриель превратилась в красивую девушку, способную свести с ума любого мужчину.
Конечно, девочке, пережившей подобное, пришлось очень нелегко, но Майкл мог бы утверждать, что сумел заполнить ту пустоту, образовавшуюся в ее душе после смерти матери. Девочка проявляла успехи в учебе, отличалась примерным поведением, стремясь порадовать своего опекуна. Они отлично ладили друг с другом. Со стороны их общение напоминало отношения брата и сестры - настолько близки они стали. Майкл сумел заслужить доверие с ее стороны – она рассказывала ему все свои секреты без утайки. Все было просто замечательно… До недавнего времени. Майкл заметил, что всего лишь за какие-то полгода девочка изменилась, и это стало его беспокоить. Конечно, они мало проводили слишком мало времени вместе: она училась в другой стране и изредка приезжала в Неверленд на каникулы, у него был очень плотный график работы, не позволявший ему уделять ей больше внимания; но тем не менее Майкл заметил, что она стала более замкнутой, молчаливой и, как ему показалось, стала смущаться в его присутствии и даже (может, ему это показалось?) избегать его. Теперь, когда Габриель приезжала в Неверленд, он не видел, чтобы она весело проводила время, играя с другими детьми, катаясь на аттракционах, стреляя из водяных пистолетов или просто шаля, как это было прежде. Габриель могла часами просидеть, погрузившись в чтение какой-нибудь книги или просто запереться в своей комнате, никого туда не впуская. «Что с ней происходит? Неужели у Габриель какие-то проблемы, о которых она боится мне рассказать?» - недоумевал он. Его маленькая девочка, которую он так тщательно оберегал от всех бед, выросла и стала взрослой девушкой со своими чувствами и переживаниями.
Особенно его поразила страница из ее дневника, так небрежно брошенного в ее комнате и невольно прочитанная им…

+2

8

По сюжету Габриэль просто обязана влюбиться в Майкла http://i.smiles2k.net/jumping_smiles/woot_jump.gif

0

9

Однажды он вошел в ее комнату, подумав, что Габриель находится там. Но девушки в комнате не оказалось, зато Майкл увидел какую-то, как ему показалось, записную книжку, лежавшую на ее кровати. Он подошел и взял ее в руки. Красивая книжечка милого розового цвета была снабжена крохотным замком с ключом, но сейчас замочек был открыт. Видимо, Габриель недавно что-то записывала туда и не успела ее спрятать. Он открыл книжку и, прочитав первые строки ее милого детского почерка, понял, что держит в руках личный дневник Габриель. Конечно, он понимал, что нехорошо читать чужие секреты, но… Майкл был патологически любопытен. Чувство любопытства одержало верх, и он стал читать первую страницу дневника.
«Дорогой дневник! Как хорошо, что я решила тебя завести. Ты - единственный, кому я могу доверять свои тайны, не опасаясь быть непонятой. Мне так много нужно тебе рассказать… Я даже не знаю, с чего начать…
Мне так тяжело писать об этом, но я должна это сделать – так, надеюсь, мне станет легче. То, что со мной происходит последнее время, пугает меня, но в то же время это так…восхитительно. Да, я долго боялась признаться даже себе в том, что я чувствую, но теперь я уверена, что люблю его, люблю страстно, безумно. Прежде мне казалось, что я никогда не смогу кого-то полюбить после того, что мне пришлось испытать там… Но теперь я знаю точно, что ошибалась. Он не такой, как все. Больше всего меня привлекает его чистота. Когда он смотрит на меня, я знаю, что его помыслы и намерения чисты и искренни. Мой ангел… Его глаза сводят меня с ума. Когда он прикасается ко мне, даже нечаянно, я чувствую, как меня пронзает насквозь, словно током. Да, я безумно хочу его! Я готова отдать ему самое драгоценное, что у меня есть – свою девственность. Может быть, это глупо – многие девочки в моем классе, даже моя лучшая подруга Сандра, так считают, но я помню, как мама говорила мне, что ЭТО, особенно в первый раз,  должно произойти только с тем человеком, которого ты любишь по-настоящему и который сможет это оценить. Я до сих пор помню ее слова и постараюсь сделать все, чтобы так и произошло.
О боже, я постоянно думаю о близости с ним. Как я хочу ощутить вкус его поцелуя… Он все время в моих мыслях, а теперь он проник и в мои сны… Особенно запомнился один из них. Я стояла возле окна в одной  ночной рубашке из тонкой, полупрозрачной ткани. Я почувствовала, что кто-то стоит за моей спиной. Внезапно этот человек подошел ко мне так близко, что я ощутила его горячее дыхание на своем затылке. «Габриель…Габриель», - шептал он, и я узнала голос своего любимого. Одной рукой он нежно гладил мои волосы. Это было так прекрасно, что я закрыла глаза от наслаждения, почувствовав, как другая его рука легла мне на грудь. Я чувствовала, как его пальцы стали ласкать мои соски. Его дыхание участилось. Он стал покрывать нежными поцелуями мою шею, заставляя меня стонать от наслаждения. Внизу живота стало жарко и влажно… Затем другая его рука опустилась на мой живот и медленно стала двигаться ниже… Увы, мой прекрасный сон внезапно был прерван звоном будильника. Боже, я все еще ощущала его прикосновения на своей коже, как будто это было на самом деле! Весь тот день я ни о чем больше не могла думать, как об этом сне, о его ласках…
Любимый мой… Как же я боюсь, что он догадается о моих чувствах к нему, о моих нескромных мыслях о нем. Этого не должно произойти – я просто умру от стыда! С каждым днем мне становится все труднее и труднее скрывать это…»
Неожиданно Майкл услышал в коридоре чьи-то приближающиеся  шаги и поспешно положил дневник на кровать. В комнату вошла Габриель. Она не ожидала его увидеть здесь, и он невольно заметил, как испуганно она посмотрела на него и поспешно спрятала свой дневник. После этого Майкл тайком заходил в ее комнату в надежде прочитать остальные ее записи, но его уже нигде не было.
Он мучился в догадках. Кто он? Почему она не написала его имя? Это мог быть кто угодно – либо из ее лондонских знакомых, либо кто-то, кого бы он мог знать – иногда Майкл брал ее с собой на различные светские мероприятия, да и в Неверленд часто приезжали гости. Он не мог объяснить то, что он чувствовал: любопытство, беспокойство за нее и ….как трудно ему было признать…ревность. Да, он понимал, что рано или поздно это должно было случиться: его маленькая Габриель полюбит кого-нибудь и покинет его. Но почему это произошло так скоро? Почему так быстро пролетели эти пять лет, и она повзрослела? Хотя у некоторых девочек это происходит еще раньше, но как он жалел об ее ушедшем детстве, когда они были так близки друг с другом, когда он знал, о чем она думает и переживает. Теперь все по-другому, и ему необходимо снова добиться ее доверия, помочь и поддержать ее. Конечно, его мучили угрызения совести за то, что он невольно узнал ее тайну, без ее ведома прочитав дневник, но он был уверен, что рано или поздно сможет добиться того, чтобы она сама рассказала ему об этом.

Большой черный лимузин въехал в ворота Неверленда. Габриель вышла из него и направилась к дому. Наконец-то, долгие, казавшиеся бесконечными, годы учебы в Веллингтон-скул остались позади. Нет, она очень любила учебу, но как ей было тяжело находиться вдали от дома, к которому она успела привязаться. Приближаясь к дому, Габриель почувствовала, как ее охватило сильное волнение. Дверь ей открыла миссис Макнот, их экономка, - милая, добрая старушка, очень любившая Габриель и относившаяся к ней как к дочери. Она радостно улыбнулась при виде девушки и, обняв ее, поцеловала в щеку.
- Девочка моя, как я рада, что ты вернулась домой. Мы так соскучились по тебе. Мистер Джексон уехал по делам и не смог тебя встретить. Он сказал, что приедет к вечеру. Я распоряжусь, чтобы твои вещи принесли в твою комнату, а ты пока можешь подняться к себе и отдохнуть.
Габриель поблагодарила старушку и направилась в свою комнату. Открыв дверь своей уютной,  прелестной спаленки, она осмотрела комнату, заметив идеальный порядок, царивший там. Все было готово к ее приезду. Девушка с улыбкой оглядела множество кукол, плюшевых мишек и других игрушек, которыми так щедро одаривал ее Майкл. Теперь уже они ей не нужны – ее детство кончилось, и она стала взрослой девушкой.
Наступил вечер. Габриель сидела в саду и читала книгу, вернее, пыталась читать. Она чувствовала волнение от предстоящей встречи со своим опекуном, которого она не видела уже 3 месяца. На ней было надето скромное белое платье, подчеркивавшее ее прекрасные светлые локоны и фарфоровую кожу. Неожиданно она услышала шум подъехавшей к дому машины и через несколько минут увидела одинокую фигуру, идущую к дому. Габриель почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Майкл увидел девушку и, ускорив шаг, направился к ней. Она поднялась со своего места и с волнением ждала, когда он к ней приблизится. Девушка увидела, какой радостью светилось его лицо, когда он подошел к ней и молча заключил ее в объятия, прижав к себе.
- Родная моя, - сказал Майкл, - как же я рад, что ты, наконец, приехала. Как я скучал по тебе!
Его губы коснулись ее щеки. Она обняла его, поцеловав в щеку в ответ.
- Майкл, я тоже очень скучала, - с трудом произнесла она. Он почувствовал, как она напряжена.
- Малышка, с тобой все в порядке? Ты вся дрожишь! – обеспокоено сказал Майкл.
Габриель улыбнулась, зябко поведя плечами.
- Да, Майкл. Просто сегодня немного прохладно, а я очень легко одета.
- Ну, тогда пойдем скорее в дом, - сказал он и, взяв ее за руку, повел к дому.
Майкл внимательно рассматривал девушку. «Она стала еще прекрасней – моя малышка», - думал он. Высокая, всего на дюйм ниже него, в простом белом платье, с локонами, спадавшими на плечи, она была такой очаровательной. Габриель тоже украдкой рассматривала Майкла. Он стал совсем другим – не тем, каким она помнила его, когда впервые увидела. Нет, он не стал выглядеть хуже – Майкл превратился в мужчину, более уверенного в себе. Его кожа стала светлее, черты лица – более тонкими. Вместо забавных кудряшек он стал носить длинные волнистые волосы до плеч. Его глаза…они были по-прежнему прекрасны – их взгляд завораживал. Габриель с восхищением смотрела на его гибкую, стройную фигуру танцора, поражаясь его грации.
Они вошли в дом, где все было готово к ужину, и сели за стол. Майкл обратил внимание, что Габриель почти ничего не ела, сославшись на перемену в часовых поясах и плохой аппетит.
Майкл, я хочу съездить на кладбище к моей маме, - в ее голосе чувствовалась грусть.
- Да, конечно, - ответил он. – Мы завтра же съездим туда.
Майкл тяжело вздохнул. Все-таки жизнь все расставила по своим местам. Он узнал от Фрэнка, что «Рай» был закрыт в результате спецрасследования. Эвелин была арестована и приговорена к нескольким годам лишения свободы. Каин был убит во время захвата. «Фрэнк был прав: не нужно мстить, Бог все видит, и рано или поздно его кара коснется  того, кто это заслуживает».
Они обсуждали ее учебу в Лондоне – ей было приятно сказать ему, что она закончила школу с отличием и планирует учиться дальше в высшем учебном заведении. Она увидела, как на его лице появилась довольная улыбка.
- Дорогая, сейчас тебе нужно отдохнуть от учебы. У тебя целое лето впереди, - сказал Майкл. – Тем более, что через 2 недели – твой день рождения. Я уже думал, как можно его отпраздновать. Что ты думаешь насчет костюмированного бала в честь твоего дня рождения?
- Да, мне очень нравится эта идея, - ответила Габриель.
- Тогда нам нужно отправить приглашения всем гостям, - сказал Майкл.
Затем она, как-то странно потупив взгляд, спросила:
- Майкл, скажи, а если это мой праздник – могу я пригласить того, кого захочу?
Он не ожидал такого вопроса.
- Да, конечно. Но почему ты об этом спрашиваешь? Неужели есть кто-то, кого бы ты не хотела видеть на своем празднике?
Она залилась румянцем и ответила:
- Да… я бы не хотела, чтобы там была…Брук.
Майкл изумленно посмотрел на нее. Брук Шилдс была его приятельницей, с которой они общались уже много лет. Бульварные газетенки приписывали им роман, но на самом деле они были просто друзьями. Да, иногда он чувствовал, что, если бы он только поманил ее, она была бы готова на все, чтобы заполучить его, как она пыталась проделать это с другими мужчинами. Майкл с улыбкой вспомнил, как несколько лет назад, когда Брук приезжала к нему на ранчо, он встречался с ней в присутствии Габриель, чтобы не оставаться с Брук наедине.
- Почему? Неужели вы с ней поссорились? – он был искренне удивлен.
- Нет… Что ты… Ты же сам сказал, что я могу выбирать, кого мне можно пригласить на бал, -  тихо сказала Габриель. – Но если ты против – то я не буду настаивать.
- Нет, что ты! - сказал он. – Это твое решение.
Он немного помолчал, а затем добавил:
- Габриель, скажи, а ты не хотела бы пригласить кого-нибудь из своих лондонских друзей?
Она немного замешкалась с ответом и произнесла:
- Наверное, нет… Пока не знаю…
Майкл подошел и сел рядом с ней. Он протянул руку, ласково взяв ее за подбородок, и посмотрел ей в глаза:
- Ну признайся – ты ведь хотела бы кого-то еще увидеть на этом балу? Наверное, в Лондоне у тебя было много поклонников? Ты ведь стала такой красавицей!
Габриель густо покраснела и опустила глаза.
- Нет, я была занята исключительно учебой, и мне совершенно было некогда думать о поклонниках, - он заметил, что она нервничала. Майкл убрал руку с ее подбородка.  Нет, тут было что-то не так – она о чем-то не договаривала. Неужели кто-то разбил ее сердце?
- Малышка, я вижу, что с тобой последнее время что-то происходит. Расскажи мне, что случилось. Ты ведь знаешь, что я всегда пойму тебя и всегда буду готов придти тебе на помощь. Ты должна мне доверять…
Девушка резко вскочила со своего места, воскликнув:
- Майкл, пожалуйста, не называй меня больше малышкой! Я уже взрослая! Со мной все в порядке – тебе просто показалось!
С этими словами она выбежала из комнаты, оставив его в недоумении. В ее голосе чувствовались едва сдерживаемые слезы. «Нет, ты меня не обманешь, - подумал он. – Рано или поздно я узнаю правду».

Дни пролетали незаметно. Майкл до поздней ночи пропадал в студии, а затем уехал в Европу на съемки нового клипа. Габриель готовилась к своему дню рождения. Она с волнением ожидала этого дня. На вечеринку в стиле костюмированного бала было приглашено много гостей, среди которых было много знаменитостей – друзей Майкла. Сам Майкл должен был вернуться из Европы как раз накануне праздника.
Наконец, наступил долгожданный день. Гости должны были подъехать через полчаса, к семи часам вечера. Габриель стояла возле зеркала в своей спальне, в сотый раз оглядывая свое отражение. Это ее день, и она должна быть самой красивой на празднике. Девушка решила нарядиться средневековой принцессой. На ней было изысканное платье из белого шелка и газа с серебристыми нитями, украшенное золотистыми лентами на груди и талии, с расширенными книзу рукавами. Платье облегало ее стройную фигуру, соблазнительно подчеркивая изгибы. На голове у нее была массивная корона, которые в то время носили принцессы. Ее длинные, распущенные  волосы золотой волной струились по плечам.  Габриель обычно использовала мало косметики, и сегодня она только подкрасила губы алой помадой и слегка подвела свои огромные голубые глаза. Неожиданно она услышала стук в дверь. В комнату вошел Майкл. Она увидела, с каким восхищением он на нее смотрит. Приблизившись к ней, он застыл в восхищении и произнес:
- Как ты прекрасна, моя девочка… Ты будешь самой красивой на празднике.
Она смущенно опустила глаза. От ее глаз не укрылось, как замечательно он выглядел. Майкл решил выбрать костюм из одного из своих клипов, “Remember the time” – из золотистого атласа, делавшим его похожим на прекрасного принца. Его длинные черные локоны были аккуратно уложены. Габриель подняла глаза и с трудом смогла вымолвить:
- Спасибо. Ты тоже замечательно выглядишь.
Она заметила, что он держит в руках какую-то маленькую черную коробочку. Майкл открыл ее и достал оттуда прекрасное колье с бриллиантами.
- Родная моя, - его голос дрогнул, он тоже испытывал волнение. – Это мой подарок тебе ко дню твоего рождения. Я хочу, чтобы ты сегодня его надела.
Не дожидаясь ее ответа, он подошел к ней и, надев ей украшение, быстро застегнул замочек на ее шее. От его прикосновений она вздрогнула, смущенно прошептав:
- О Майкл, ты не должен был… Это слишком дорого… Я не заслужила…
- Нет, я хочу, чтобы ты сегодня была самой красивой, и для меня ничего не стоит сделать тебе этот подарок. - Он отошел в сторону, любуясь ею. – Нам пора идти. Гости ждут нас.
Он взял ее под руку и повел вниз, в гостиную.
Когда они спускались по лестнице, он чувствовал, как она дрожит от волнения. Габриель не привыкла быть в центре внимания. Майкл сжал ее локоть, стараясь поддержать ее.
- Не волнуйся, все будет замечательно, - ласково прошептал он ей.
Они спустились в зал, пышно украшенный шарами и живыми цветами. Гости уже собрались и восторженно приветствовали их. Среди них Габриель увидела братьев Майкла. Из его сестер была только Джанет. Кэтрин и Джозеф были в отъезде и не смогли приехать на праздник. Первой к ним подошла Элизабет Тейлор, известная кинозвезда и давняя приятельница Майкла. В свои 6о лет она прекрасно выглядела – привлекательная, темноглазая шатенка с веселым, добродушным характером. Она любила Майкла как сына. На ней был костюм сказочной феи – сверкающее платье изумрудного цвета. Она тепло поприветствовала Габриель и похвалила ее наряд. Элизабет взяла Майкла под руку и, отойдя с ним в сторону, стала увлеченно о чем-то с ним разговаривать. Габриель, непривыкшая к такому количеству людей, слегка растерялась. К ней на помощь пришла Джанет, младшая сестра Майкла. Сегодня она предстала в костюме царицы Клеопатры. Улыбчивая, как всегда, она бросилась к Габриель, обняв и расцеловав ее в обе щеки. Джанет была самой младшей и самой любимой сестрой Майкла, у него никогда не было от нее секретов. Она знала историю Габриель и, познакомившись с ней, сразу же полюбила ее как свою сестру. По характеру они были полными противоположностями: жизнерадостная, энергичная Джанет и спокойная, склонная к меланхолии Габриель, но они отлично ладили друг с другом. Они давно не виделись, и Джанет стала расспрашивать Габриель про ее учебу и жизнь в Лондоне, стараясь узнать все подробности.
- Габриель, ну признайся, у тебя хоть был роман с каким-нибудь прекрасным англичанином? – с любопытством расспрашивала ее Джанет. В ее глазах «играли» бесенята.
- Нет, - невозмутимо ответила девушка, пытаясь скрыть раздражение. Ей уже до смерти надоели эти вопросы, касающиеся ее личной жизни, на которые ей так не хотелось отвечать. – Мне было просто не до этого – все мое время было занято учебой.
Джанет посмотрела в ее голубые глаза, сразу ставшие холодными, и спросила:
- Ну, я подумала, что ты боишься, что я все расскажу Майклу, но ты не должна так думать – я сохраню твою тайну. Ты действительно ничего не хочешь мне рассказать? – Как и Майкл, Джанет была исключительно любопытна.
Габриель усмехнулась.
- Нет, мне просто нечего тебе рассказывать.
Они выпили по бокалу шампанского, которое официанты подносили гостям. Габриель украдкой стала рассматривать гостей. Она заметила, какими взглядами окидывали ее братья Майкла, как завистливо-оценивающе смотрели на нее некоторые из присутствовавших здесь женщин. В зале зазвучала живая музыка. К девушке подошел Фрэнк и пригласил ее на танец.
Между тем Джанет, покинув Габриель, подошла к Майклу. Они стали весело, непринужденно беседовать, на какое-то время забыв об окружающих. Последнее время они очень редко общались, да и то, в основном, по телефону.
- Габриель стало совсем не узнать – совершенно другой человек! Я никогда не видела ее такой! – воскликнула Джанет.
- Ты тоже это заметила? – спросил Майкл. – Я сам теряюсь в догадках, что с ней происходит! Она очень сильно изменилась.
У них никогда не было секретов друг от друга – и сейчас он решил поделиться с ней своими тревожными мыслями. Майкл рассказал Джанет о странном поведении Габриель, о записях в ее дневнике, невольно прочитанных им.
- Я пытался поговорить с ней, но так и не смог ничего узнать, - сказал он, вздохнув.
Джанет лукаво посмотрела на него.
- Мне кажется, мой дорогой братец так и не научился понимать женщин, - насмешливо сказала она.
- Почему ты так считаешь?
Джанет, загадочно улыбаясь, посмотрела на него и сказала:
- Я думаю, что скоро ты сам все поймешь…
Музыка смолкла, и Фрэнк, поблагодарив Габриель за танец, подошел к Майклу.
- Кто бы мог подумать, - сказал он с двусмысленной улыбкой, - что через каких-то 5 лет эта малышка превратится в прекрасный цветок. Ты не боишься, что кто-нибудь сорвет его, даже не поставив тебя в известность? – Он расхохотался.
Майкл холодно посмотрел на него. Он знал, как Фрэнк относится ко всем женщинам – он просто их использовал как игрушки для удовлетворения своей похоти.
- Фрэнк, я не позволю тебе так говорить о Габриель – она еще ребенок, - его тон звучал угрожающе. -  И если я узнаю, что ты положил на нее глаз – я разорву с тобой все отношения – как деловые, так и дружеские. Ты меня понял?
Фрэнк старался сохранить невозмутимый вид.
- Да ладно, Майкл, ты не так все понял. Не сердись. Я ни о чем таком не думал…
Вечер близился к концу. В зал принесли огромный двухъярусный торт с  цифрой «17» сверху. Габриель вместе с Джанет стали резать торт и раздавать кусочки гостям.
Габриель с легким разочарованием ждала окончания бала. Почти все из присутствовавших здесь мужчин приглашали ее на медленный танец, а Майкл так и ни разу не сделал. Она заметила, что весь вечер, даже общаясь с другими людьми, он наблюдал за ней, но подошел к ней всего лишь раз узнать о ее самочувствии. К 12 часам гости постепенно стали расходиться. Остались только Джанет и еще несколько человек. Живая музыка перестала звучать – музыканты закончили свою работу. Джанет поставила какую-то быструю, ритмичную музыку на диске. Она подошла к Майклу и, улыбнувшись ему, сказала:
- Пойдем, покажем всем класс!
Они вышли на середину зала и стали двигаться в быстром, ритмичном танце. Все оставшиеся гости с восторгом наблюдали за ними. Габриель смотрела, как завороженная, не в силах отвести взгляд. Когда музыка смолкла, все присутствующие зааплодировали, настолько всем понравился их танец. Джанет приблизилась к своему брату и шепнула ему на ухо:
- Ну же – подойди к Габриель. Я знаю, что она ждет, что ты пригласишь ее на медленный танец. Ты за весь вечер ни разу с ней не танцевал – я это заметила.
Зазвучала песня “You Want Me Too” в исполнении дуэта Cindi Nassi & John Ray Johnston. Майкл медленно, со смущенной улыбкой подошел к Габриель и, взяв ее за руку, повел на середину зала. Она пошла за ним, скромно опустив глаза. Он чувствовал, как она была напряжена.
- Ты не устала, милая? – прошептал он ей на ухо.
- Нет, - едва слышно ответила она.
Они не заметили, как Джанет и все остальные гости тихонько покинули дом, оставив их одних. Майкл одной рукой приобнял Габриель за талию, а другую положил ей на плечо. Она вздрогнула, испугавшись, что он слышит, как сильно бьется ее сердце. Его близость, запах его тела в сочетании с мужественным, сексуальным ароматом его парфюма волновали ее. Габриель не смела поднять на него свой взгляд в страхе, что он догадается о чувствах, охвативших ее. Майкл заметил, как скованны, даже немного неуклюжи ее движения.
- Что с тобой? Почему ты так напряжена? Расслабься! Это всего лишь танец, - он пытался приободрить ее.
От выпитого шампанского у нее слегка кружилась голова. Как в тумане, она слышала чувственные, полные страсти голоса Синди Нэсси и Джона Рэя Джонстона. …you are my fantasy. Our bodies can’t say “no”. I want you. You want me too. I know you want me too… Габриель подняла глаза, и их взгляды встретились. Его губы, такие соблазнительные, были так близко от ее губ… Не отдавая себе отчета в своих действиях, Габриель робко коснулась их губами. К ее удивлению, он не оттолкнул ее, а стал страстно целовать ее. Его губы были такими нежными и мягкими. Она почувствовала, как его язык проник в ее рот и стал нежно ласкать ее нёбо, доводя ее до безумия. Никто никогда ее так не целовал. Она застонала от наслаждения, так же страстно отвечая на его поцелуй. Корона слетела с ее головы и со звоном упала на пол. Габриель закрыла глаза, наслаждаясь поцелуем, забыв обо всем на свете, кроме его прекрасных губ, ласкавших ее. Песня закончилась. Майкл, с трудом оторвавшись от ее уст, резко схватил Габриель за запястья и отстранил от себя, тяжело дыша. Он был в растерянности, пытаясь подобрать нужные слова.
- Габриель, прости меня… Я не должен был… Мы просто немного потеряли голову… Уже поздно… Пора спать, - сбивчиво говорил он.
Он увидел, как на ее глаза стали наворачиваться слезы.
- Майкл… Я…люблю…тебя, - едва слышно прошептала девушка.
Он смутился и, пробормотав «Спокойной ночи», поспешно покинул зал.
Майкл шел по коридору к своей спальне. Миллион мыслей проносилось в его голове. Каким же он был глупцом, что не догадывался о ее чувствах к нему. Вот почему она так странно себя вела, напрягаясь от его прикосновений, а иногда и вовсе избегая его. Вот почему она даже в своем дневнике боялась упомянуть его имя. Вот почему она, терзаемая ревностью, попросила его не приглашать Брук на свой день рождения. Даже его сестра Джанет сразу все поняла. Он вспомнил ее лукавый взгляд и загадочную улыбку. Это ведь она, хитрюга, подстроила все так, чтобы они остались наедине в конце праздника. И еще эта песня – такая чувственная, откровенно-сексуальная… Его мучила совесть. Габриель – молоденькая, наивная, неопытная девушка. Но он – 34-летний мужчина, ее опекун, вдвое старше ее, поддался соблазну. Что теперь делать? Как себя с ней вести? Утро вечера мудренее. Завтра же он поговорит с ней о произошедшем. Она должна все понять… К своему стыду он почувствовал безумное сексуальное возбуждение. Ее губы…они были такими сладкими… Ее взгляд, полный откровенного вожделения… Он вспомнил записи из ее дневника, где она рассказывала про свой сон… Надо постараться выбросить это из своей головы. Майкл принял холодный душ и лег спать.

Габриель одна в растерянности стояла посреди зала. Все произошло так быстро, словно во сне. Слезы брызнули из ее глаз, но только он уже этого не увидел. Она наклонилась и подняла с пола корону сказочной принцессы. Все – сказка кончилась: карета превратилась в тыкву, а принц исчез, оставив ее в одиночестве. Как она могла даже подумать, что он, узнав о ее чувствах, ответит ей взаимностью – тот, который всегда относился к ней, как к ребенку, любил как сестру? Как ей теперь себя вести с ним? Что ей делать? Опустив голову, Габриель медленно побрела в свою спальню. Она разделась и, приняв душ, легла спать обнаженной. Девушка все еще чувствовала его поцелуй на своих губах – такой жаркий и страстный. Его язык, ласкавший ее, доводя ее до безумия. Она была готова поклясться, что почувствовала сквозь тонкую ткань его узких брюк его напряженную от возбуждения плоть. Габриель ощутила знакомый жар между ног, становившийся невыносимым. Мысль о том, что Майкл находится через стену от нее в своей спальне, сводила с ума. О, если бы он вошел сюда и овладел ею, как это было в ее снах… Ее руки заскользили по ее телу, так жаждавшему его ласк. Габриель закрыла глаза, представив, что это он ласкает ее грудь, соски, и так уже затвердевшие от возбуждения. Ее рука скользнула ниже и стала нежно ласкать промежность, коснувшись самого чувствительного места.
- Майкл…любимый… мой…Майкл, - шептала она. Как бы ей хотелось, чтобы вместо этих нежных пальцев, ласкавших ее, оказались его губы, язык… Ее тело забилось в сладких конвульсиях от приближающегося оргазма. Габриель вцепилась зубами в простыни, чтобы сдержать громкие стоны сладострастия, которые он мог услышать. Все кончилось так быстро, оставив ей только чувство опустошенности и одиночества. Именно в этот момент ей больше всего хотелось оказаться в его объятиях, почувствовать его тепло. Слезы навернулись ей на глаза. Габриель долго ворочалась в постели и только под утро смогла уснуть.

0

10

Lady написал(а):

--Габриель ощутила знакомый жар между ног, становившийся невыносимым. Мысль о том, что Майкл находится через стену от нее в своей спальне, сводила с ума. О, если бы он вошел сюда и овладел ею, как это было в ее снах… Ее руки заскользили по ее телу, так жаждавшему его ласк. Габриель закрыла глаза, представив, что это он ласкает ее грудь, соски, и так уже затвердевшие от возбуждения. Ее рука скользнула ниже и стала нежно ласкать промежность, коснувшись самого чувствительного места.
- Майкл…любимый… мой…Майкл, - шептала она. Как бы ей хотелось, чтобы вместо этих нежных пальцев, ласкавших ее, оказались его губы, язык… Ее тело забилось в сладких конвульсиях от приближающегося оргазма.

вы aDekvatны???

Отредактировано Mr. Nicole Rolf (13.03.2012 06:23:07)

+1

11

http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/stop.gif  http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/stop.gif  http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/stop.gif

0

12

Упс http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/swoon2.gif  Вроде как в правилах выкладки фиков не сказано, что у вас все ограничиваецца рейтингом G и PG http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/derisive.gif Ну да, конечно, намного тересней читать опусы про бесполого Ангела или про Поп-Короля, пожирающего блинчики аки свинья, кто бы поспорил  http://i.smiles2k.net/jumping_smiles/woot_jump.gif Проститя http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/swoon2.gif

[ex][/ex]

+2

13

Lady написал(а):

--Вроде как в правилах выкладки фиков не сказано, что у вас все ограничиваецца рейтингом G и PG


[ex][/ex]

Выписка из правил форума.

При "Регистрации" каждый участник подтверждает свое согласие с нашими правилами, а именно выполнять требования форума в целом, а также требования законодательства РФ.

СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО НА ФОРУМЕ:

2. Запрещена пропаганда и обсуждение наркотиков, размещение любого контента, использование аватар и юзербаров, содержащих сцены насилия либо носящих откровенно сексуальный характер, разжигание национальной, расовой и религиозной розни. Запрещено размещать материалы (или ссылки на них) порнографического характера, а также призывающие к насилию и межнациональной ненависти.

0