Перчатка снимается, когда Майкл приступает к работе



Источник:vivere.mybb.ruПервоисточник:http://www.the-michael-jackson-archives … glove.htmlПеревод:smalltoyhttp://community.livejournal.com/foreve … tml#cutid1Издание: «People Weekly», 24 июня 1984 года.Автор: James McBride


http://s45.radikal.ru/i110/1008/f9/76392f9c0eac.jpg

Я позвонил своей сестре на прошлой неделе и сказал, что видел Майкла Джексона. Она закричала. Затем моя племянница выхватила трубку и долгое время расспрашивала меня: «Пожалуйста, пожалуйста, о, Боже! Они приезжают? Достань мне билеты. Все равно как. Ты уже долгое время должен мне 4 доллара. Я хочу билеты! Каков Майкл? Там были его братья? Оооооо, Боооооже!» Мой брат взял слово и дал дельный совет, но ключевой вопрос задала моя мать: «Скажи мне, как все произошло?»

Ну, мам, примерно это было так:

одним приятным прохладным майским вечером я сидел в репетиционной студии «Nothern Hollywood», наблюдая, как Рэнди Джексон дает наставления музыкальной команде тура, в то время как Майкл, без пафоса и свиты, вошел на свою первую генеральную репетицию тура с участием всей команды. Остальных подробностей я уже не помню, так как упал в обморок. Шутка, мам. Я был невозмутим, как и он.

Он оказался выше, чем выглядел по телевизору и на фото, и прохаживался с руками, заложенными за спину, явно расслабленный. На нем были голубые джинсы, красный в блестках жакет, черные ботинки и белые носки. Белой перчатки не было. Мам, взамен он протягивал худощавую руку работникам сцены, звукорежиссерам и ассистентам. Затем он резво запрыгнул на трехфутовую сцену, вошел в расположенную в ее конце невзрачную комнату с темными стенами, чтобы поприветствовать членов группы. Он обнялся с музыкантами, с которыми работал до этого, поприветствовал новичков рукопожатиями. В комнате возникла оживленная, наэлектризованная обстановка. Майкл был дома, и его присутствие придало остановке официальности: «Jacksons» скоро должны начать живой тур по Америке.

Между братьями существует такая сплоченность, что если вы видите одного из них во время рабочего дня, начинающегося для них обычно в 7 утра и продолжающегося до раннего утра следующего дня, семь дней в неделю, то остальные обязательно окажутся рядом. С точностью часового механизма на репетицию прибыл Джеки, худощавый и атлетично сложенный, одетый в желтые мешковатые брюки и серый спортивный свитер. Через минуту следом за ним вошел Тито, а еще через несколько минут - Джермейн, чье шумное появление вызвало поток стеба и шуток насчет его медлительности. (Только лишь Марлон, занятый продюсированием готовящегося к выходу альбома сестры Дженет, не смог присутствовать).

Предметом первой репетиции Майкла стала композиция «Wanna Be Startin’ Somethin’» с его сольного альбома «Off The Wall» (тур будет сопровождаться знакомыми хитами, а также будущими хитами с альбома «Victory», готовящегося к релизу в конце июня). После многочисленных бренчаний струнных, лязганий тарелок ударных группа была готова. Джермейн надел бас-гитару, Майкл и Джеки заняли позиции у основных микрофонов, а Рэнди, что к настоящему времени уже стало традицией «Jacksons», повернулся к ударнику Jonathan «Sugarfoot» Motfitt и сказал: «Командуй, Foots!» Сидящий сзади Foots постучал палочками и прокричал: «Раз, два, три, четыре…», после чего группа начала издавать заводные, оглушающие, отточенные звуки, от которых задрожали стены. Майкл выступил вперед, и единственным недостающим элементом было отсутствие 50-ти тысячной кричащей толпы фанатов.

Через четыре такта от начала песни Майкл остановил группу. Терпеливо, но решительно он объяснил, что для выступления ему необходимы определенные условия. В начале номера есть отрывок, который группе надо играть громко, и который был важен, так как включал определенные танцевальные движения. Он попросил группу попробовать сыграть сложную партию. Они попробовали. «Это не то» - сказал Майкл. «Здесь надо сыграть громче, действительно громко». Они попытались опять. Майкл посмотрел на Джеки, ища одобрения. Они покачали головами. Группа сыграла еще раз. Все еще не то. Рэнди вместе с клавишниками настроили звук и скорректировали настройки синтезатора. Группа опять начала играть, и со всей мощью, используя колдовство электроники, 9 участников группы снова и снова сливались в громоподобном порыве, до тех пор, пока не достигли нужного звучания – всего лишь одной гармоничной ноты - с мощью симфонического оркестра из 50-ти инструментов. Только после этого они двинулись дальше.

Данный процесс утомителен и труден, но «Jacksons» педантичны в музыкальных деталях. Каждый из них обладает более чем 15-ти летним опытом в бизнесе, и, кроме того, они продали 150 млн. записей. Каждый способен держать в голове гармонии клавишных, удары гитарных струн, настройки синтезатора, ритм ударных и баса, что позволяет создавать музыку в неповторимом семейном стиле.

В то время как Майкл занимался деталями аранжировки, Тито вслушивался в гитарные гармонии, которые звучали не совсем правильно. Джеки разбирался с ударными. Казалось, что все они инстинктивно, без необходимости словесных объяснений, угадывали то, что хочет Майкл. «Мы до сих пор сплочены» - сказал позднее Джеки. «Мы не воспринимаем друг друга как соперников. Я горд за Майкла. Не зависимо от того, что делают Майкл или Марлон, Джермейн или Тито – все они мои братья».

Два часа спустя музыкальное сопровождение было почти готово, не считая одной загвоздки. Майкл попросил о коротком вокальном номере – соло – но у группы не получалось чисто вступить, сыграть эту замысловатую часть, требовавшую сверхточного по времени вступления. Сначала музыканты пытались считать, затем просто слишком спешили. Ничего не выходило. У Джермейна появилась идея. Миновав сцену, он подошел посоветоваться к Майклу и Джеки, которые кивнули в знак согласия. Через некоторое время Майкл исполнил более длинное соло, предоставив группе возможность точнее рассчитать время, и они вступили в необходимый момент. Чтобы убедиться полностью они остановились и сыграли еще раз. Превосходно. Теперь время для конечного теста.

Начав песню с самого начала, Майкл позволил группе дойти до сложного участка, а затем начал исполнять соло. Конечно, теперь сложная задача предстояла группе – чисто сыграть вступление после партии Майкла. Музыканты были готовы. Foots держал свои палочки поднятыми, застывшими в воздухе; клавишники застыли в середине аккорда, их руки готовы были ударить по клавишам. Каждая гитарная струна, красные огни усилителей оставались застывшими и безмолвными. Внезапно, вместо того, чтобы спеть в микрофон Майкл развернулся и в течение 4 минут говорил о чем-то с Джеки. Все захихикали. А потом так же внезапно Майкл вернулся к микрофону и начал петь. Группа просто рухнула – все помещение взорвалось от смеха.

В течение следующего часа песня и аранжировка были отполированы до блеска и звучали так горячо и зажигательно, что стоявшие звукорежиссеры и остальной персонал забылись и начали пританцовывать, кивая друг другу и приговаривая: «Вау, приятель, здорово!» Рэнди начал подпрыгивать за клавишной установкой, хлопая и вскрикивая. А потом Майкл и Джеки стали игриво поддевать друг друга локтями. Все начали улыбаться.

Позднее Майкл пообещает группе: «Еще разок, парни, затем сделаем перерыв». Но сегодня вечером они будут играть эту песню снова и снова, пока она станет звучать не просто «правильно», а до тех пор, пока она не достигнет характеристики, так любимой Майклом: «превосходно». Но это случится уже в час ночи, когда все будут обессилены, а Джексоны смогут поехать по домам, только для того, чтобы встать в 7 часов утра и начать все заново.