MJacksonINFO.userforum.ru - Первый Национальный КЛУБ Майкла Джексона. - Самая большая энциклопедия рунета о жизни и творчестве MJ -

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



СТАТЬИ суд 2003г - М. Джексон

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

СТАТЬИ суд 2003г - М. Джексон

0

2

Суд 2005

Правда о деле Майкла Джексона.

источник (прямая ссылка): myjackson.ru
перевод: [Gadget]

18 ноября 2003 года разразился скандал - ранчо Майкла Джексона Нэверленд обыскивается полицией Санта-Барбары. Как оказалось, 12-летний мальчик обвинил певца в совращении. Для многих показалось, что Майкл Джексон виновен, – в конце концов, его же обвиняют в этом второй раз!

Также широко известно, что в первый раз Майкл Джексон урегулировал гражданский иск вне суда, выплатив большую сумму денег. Однако существует множество фактов, которые СМИ охотно игнорировали. Здесь вы можете узнать правду о деле Майкла Джексона.

Часто задаваемые вопросы:

1. А разве это не случалось ранее?

Да. В 1993 году, подросток уже выдвигал подобные обвинения против Майкла Джексона, но это была очевидная попытка вымогательства денег. Вот короткое описание того, что на самом деле произошло в 1993 году:

    * Существует аудиозапись телефонного разговора между Эвеном Чендлером (отцом мальчика) и Дэйвом Шварцем (отчимом ребенка), в котором Чендлер говорит: «Все идет в точности по плану, в котором участвую не только я… и если я дойду до конца, я крупно выиграю. И проиграть мне будет невозможно. Я все проверил. Я получу все, что я хочу, а они будут уничтожены навсегда. Джун (мать мальчика) потеряет права на ребенка… а карьера Майкла будет закончена». Эта пленка была проиграна многими новостными каналами. Хотя, как оказалось, СМИ для своего удобства довольно быстро забыли об этой пленке.

    * Эвен нанял адвоката Барри Ротмана, который незадолго до этого принимал участие в бракоразводном процессе, в котором были замешаны обвинения в сексуальном домогательстве. Он узнал от Ротмана, как сообщить полиции о насилии ребенка так, чтобы родителю не была вменена ответственность за происшедшее. Не забывайте, что все это происходило во время тяжелого процесса за право опеки над ребенком между Чендлером и его бывшей женой Джун Чендлер Шварц.

    * Следуя совету Ротмана, Чендлер позвонил терапевту Абрамсу и описал ему гипотетическую ситуацию. Доктор Абрамс в обратном письме написал, что при определенных обстоятельствах «могут возникнуть достаточные основания для подозрения, что было совершено сексуальное насилие». При этом Абрамс не встречался ни с Джексоном, ни с мальчиком, он всего лишь отвечал на описанную Чендлером гипотетическую ситуацию (предположительно, имелись в виду ночевки мальчика в доме Майкла).

    * Используя это письмо, Чендлер пытался шантажировать Джексона. Он потребовал 20 миллионов долларов, но команда Джексона отказала ему. Необходимо понимать, что если бы Джексон заплатил ему в этот момент, то он мог бы избежать последовавшее далее полицейское расследование.

    * К этому моменту сам мальчик не выдвигал никаких обвинений. Однако все изменилось, когда отец дал сыну сильнодействующее медицинское средство под названием «Содиум Амитал (sodium amytal)» Под влиянием этого средства память людей становится чрезвычайно «впечатлительной», т.е. люди начинают «вспоминать» вещи, которые с ними на самом деле не происходили. Также под влиянием этого средства людям можно внушить ложные воспоминания. Специалисты утверждают, что после этого человек может быть до конца жизни уверен в своих ложных воспоминаниях. На суде свидетельства, данные под влиянием этого препарата, не имеют силы и не принимаются. Чендлер утверждал, что он использовал это средство только для стоматологического лечения в качестве анестезии, и только будучи под его влиянием, мальчик рассказал о противоправных действиях со стороны М. Джексона. Большинство стоматологов говорят, что данное средство давно не используется в качестве анестезии.

    * В августе мюль мальчика подала в суд требование к Чендлеру вернуть отца, который в это время находился на попечении отца. Странное совпадение, но именно в тот день, когда по решению судьи Чендлер должен был вернуть сына матери, он повел сына на прием к Д. Абрамсу., где мальчик и рассказал о «насилии», и Абрамс сообщил в полицию.

    * Дело против Джексона развалилось после того, как мальчик отказался давать показания в суде.



2. Если Майкл был невиновен, то почему он тогда «откупился»?

Прежде всего, давайте расставим все точки над «и». В 1993 году было два дела против Майкла Джексона – уголовный и гражданский процесс. Майкл урегулировал гражданское дело. Многие люди говорят, что он откупился, но это предположение не выдерживает никакой критики в свете следующих фактов:

   1. Урегулирование гражданского дела ни в коей мере не препятствовало мальчику давать показания в уголовном процессе. Вот почему не имеет смысла говорить, что Майкл купил его молчание. Это было собственное решение мальчика – отказ от показаний.

   2. Если бы Майкл хотел откупиться, то почему он не сделал это с самого начала? Эвен Чендлер требовал 20 миллионов до того, как власти узнали о предполагаемом насилии. Если Майкл хотел купить его молчание, как это утверждают многие люди, почему он не сделал это сразу? До того, как полиция перевернула вверх дном его дом, до того, как он был публично унижен, до того, как его подвергли унизительному осмотру интимных частей тела? Он мог бы купить их молчание с самого начала и избежать всего этого кошмара. А вместо этого он отказал Чендлеру. Зачем виновному человеку делать это?

   3. Если мы все же, против всей логики, отбросим первые два пункта, все равно нет смысла говорить, что М. Джексон купил молчание Джорди Чендлера. Если план Майкла был урегулировать гражданский иск с целью предотвратить дачу мальчиком показаний на уголовном процессе, не было ли для него более выгодным, чтобы гражданский суд шел до уголовного? Тогда для чего Майкл Джексон подал петицию в суд с просьбой начать сначала уголовный суд, и только после этого гражданский, если его план был откупиться от мальчика? Если бы уголовный суд шел первым, то у Джексона не было бы возможности купить молчание мальчика. Его действия (просьба начать уголовный суд до гражданского) идут вразрез с его предполагаемыми мотивами (урегулировать гражданский иск с целью предотвратить дачу показаний против него).

Итак, почему же он заплатил, спрашиваете вы? Оказалось, что юридическая системы была не на его стороне. Если гражданское и уголовное дело возбуждаются по одному и тому же вопросу, то ответчик имеет право на приостановку гражданского процесса до тех пор, пока не закончится уголовный. В случае с М. Джексоном, гражданский суд был запланирован до уголовного, что являлось нарушением конституционных прав Джексона на отказ давать показания против себя. Адвокаты Джексона пытались задержать гражданский суд до окончания уголовного процесса, но им было отказано в этом. Также они подали петиции с требованием запретить Окружной прокуратуре получить доказательства, использованные в гражданском процессе. И опять, им было отказано. Если бы гражданский суд состоялся, что обвинение имело бы полное представление о линии защиты. Это бы дало им шанс в промежутке между гражданским и уголовным процессом найти способы противоборства с доказательствами защиты. Урегулировав гражданский иск за деньги, Майклу не пришлось проходить через гражданский суд и, тем самым, не пришлось выдавать линию защиты обвинению.

Другой причиной являлось то, что гражданский суд длился бы 8-9 месяцев, и это бы стоило Майклу многие миллионы долларов на оплату юридических издержек. Добавьте к этому возможность проигрыша гражданского дела, и вы поймете, почему выплата Чендлеру требуемой им суммы денег было более дешевой альтернативой. Вы должны учесть, однако, что гражданский суды отличаются от уголовных тем, что вердикт жюри присяжных в гражданском суде не должен быть единодушным. Только 51% присяжных должны были выступить против Майкла, и Майкл бы проиграл дело. А это могло быть потом использовано против него в уголовном суде. Если смотреть на это дело с юридической точки зрения, то решение Майкла урегулировать дело вне суда, имеет большой смысл. А как только гражданский иск был урегулирован, начался уголовный процесс, и там не нашлось достаточный доказательств, чтобы даже предъявить обвинения.

Возможно, более разумным будет вопрос, почему кто-то принял деньги от человека, который предположительно развратил вашего ребенка, вместо того, чтобы взять и засадить его в тюрьму на долгие годы?


3. Почему Джордан Чендлер обвинил Майкла?

Джордан сделал свои заявления о предполагаемом насилии только после того, как отец дал ему препарат Содиум Амитал. Согласно доктору Резнику, психиатру из Кливленда, «Это психиатрический препарат, который не может произвести достоверные сведения. Под его воздействием люди очень легко поддаются внушению. После его принятия люди будут говорить вещи, которые совершенно неверные. Вполне возможно внушить человек какую-то идею, просто задав ему наводящие вопросы. Эта идея может стать их памятью, и исследования показали, что даже если вы открываете им истину, они поклянутся вам на куче библий, что это происходило на самом деле».

Содиум Амитал уже фигурировал в других делах по растлению малолетних, одно из которых произошло в Округе Напа, Калифорния. После многочисленных сессий терапии и принятия препарата Содиум Амитал, 20-летняя девушка выдвинула обвинения против своего отца, что он ее растлевал, когда она была ребенком. Ее отец отрицал обвинения, и подал в суд на терапевта и психиатра. Присяжные вынесли вердикт в пользу отца, решив, что память о растлении была «имплантирована» в голову девушки как результат принятия препарата. Грустно, но, похоже, что Джордан стал просто пешкой в больном плане отца вытряхивания денег из Джексона.

+1

3

Суд 2005

Продолжение -  Правда о деле Майкла Джексона.

источник (прямая ссылка): myjackson.ru
перевод: [Gadget]

4. Были ли предъявлены Майклу обвинения в 1993 году?

Нет. После того, как Джордан отказался свидетельствовать, дело Окружной Прокуратуры развалилось. Власти пытались сделать буквально все возможное, чтобы найти доказательства, подтверждающие историю Джорди. Они связались с сотней детей, которые проводили время в Нэверленде и не смогли найти ни одну «жертву». Власти даже применяли весьма агрессивную методику допроса, но ни один ребенок не сказал ничего плохого против М.Джексона. Они даже обыскали весь дом Майкла и сделали фотографии его обнаженного тела. Дело было представлено ДВУМ большим судам присяжным, но ни в одном случае не было вынесено официальных обвинений из-за недостатка улик. В желтой прессе гуляют несколько странных слухов о том, что нашли сыщики, но давайте использовать логику – если бы существовало доказательство, хоть отдаленно подтверждающее теорию о том, что М. Джексон педофил, обвинения были бы предъявлены. Ведь это не суд, это большое жюри присяжных, которое в данном случае использовалось только для того, чтобы решить, хватает ли улик, чтобы вынести обвинения. Если у присяжных есть хоть малейшее подозрение, что М.Джексон совершил то, в чем его подозревали, они бы не стали рисковать и вынесли обвинение с тем, чтобы дальнейшую судьбу Джексона решали предварительные слушания и, далее, суд. Как Майкла Джексон сказал в своем интервью с Дайаной Сойер «Они не нашли ничего, ничего, что могло указать на то, что Майкл Джексон сделал это. Ничего! И нас сегодняшний день, ничего! Все еще ничего. Ничего, ничего, ничего» Аминь.

5. Кто сделал новое заявление о растлении?

Из сотен детей, которые оставались в Нэверленде, новая «жертва» совершенно случайно оказалось тем мальчиком, который так замечательно выступил в скандально известном документальном фильме «Живя с Майклом Джексоном». 12-летний мальчик признался, что ночевал в одной комнате с Джексоном, что привело к невероятному всплеску активности со стороны прессы и огромной критики Джексона за его действия. В этой же передаче мальчик рассказал, что Майкл помог ему вылечиться от рака.

6. А разве эти заявления не были признаны необоснованными в феврале 2003?

Да. Взволнованный тем, что он увидел в этом документальном фильме, школьный представитель связался с лос-анджелеским департаментом по охране семьи и детства в феврале. С 14 по 27 февраля, этот департамент расследовал претензии по поводу возможного сексуального насилия со стороны М.Джексона, и жалобы на небрежное отношение к ребенку со стороны матери. Эти заявления были признаны необоснованными. Сотрудники департамента проводили беседы с матерью и ее тремя детьми, включая мальчика, который позднее сделал заявления против Джексона. Они все утверждали, что ничего плохого не происходило. Мать также сказала, что дети никогда не оставались наедине с Джексоном. Напомним, что сейчас М.Джексон обвиняется в растлении в период с 20 февраля по 12 марта (а до вынесения обвинительного акта Большим жюри присяжных, этот период был с 7 февраля по 10 марта), то есть, предполагается, что когда его расследовал департамент, Джексон как раз и совершил растление.

На пресс-конференции 18 декабря 2003 года, окружной прокурор Том Снеддон забраковал выводы департамента, сказав «Лос-Анджелес большое место. И у них там много проблем. А этот департамент, в частности, имеет много проблем. И все живущие в Л.А знают об этом».

Корреспондент NBC News Майк Таибби, однако, обнаружил, что две недели спустя после показа «Живя с Майклом Джексоном», департамент шерифа округа Санта-Барбары начали свое собственное расследование предполагаемых действий Майкла Джексона. Это расследование длилось с февраля по 16 апреля, и было закрыто с формулировкой «дальнейшее расследование не нужно». На данный момент, Снеддон не делал никаких заявлений о некомпетентности своего собственного департамента.

Заключение департамента полиции Санта-Барбары содержит запись бесед семьи с тремя социальными работниками Лос-Анджелеса. Согласно словам предполагаемой жертвы «Майкл мне как отец, он никогда не приставал ко мне». Он добавил, что «никогда не спал к одной кровати с М.Джексоном» и то, что его мать «всегда была в курсе того, что происходит в Нэверленде».

Мать сказала «Майкл как отец для моих детей, он любит их, и я доверяю ему со своими детьми» Она добавила, что ее дети никогда не оставались с Майклом наедине и что они никогда не спали на одной кровати с ним. Про Майкла она сказала, что «всегда был замечательным. Мои дети никогда не чувствовали себя неуютно рядом с ним. Майкл просто благословение для нас» Сестра со слезами на глазах защищала Майкла, говоря «Майкл такой добрый и любящий».

В июне, когда добавился еще один игрок – адвокат по гражданским делам Ларри Фельдман (адвокат Джорди Чендлера, который «заработал» для него некоторое количество миллионов долларов (около 20)), семья резко изменила свою историю. Мальчик рассказал психиатру Катцу, что когда он был в Нэверленде, он «пил алкоголь каждый вечер и был пьян». Когда он сказал Майклу, что у него болит голова, Майкл предположительно ответил «пей дальше, и тебе станет лучше» (и 13-летний мальчик поверил в это?). Младший брат мальчика сказал, что «он и его брат «постоянно спали в комнате вместе с Майклом и братом в одной кровати». Он утверждал, что видел, по крайней мере, два инцидента неподходящего поведения со стороны Майкла (Да, значит, Майкл растлевал мальчика в присутствии другого человека?). Сестра также утверждала, что наблюдала сомнительное поведение со стороны Майкла. Необходимо помнить, что все три ребенка рассказывали совершенно другую историю социальным работникам несколько месяцев до этого. И только когда в игру вступил гражданский адвокат из дела 1993 года, семья выдвинула заявления о сексуальном растлении.

7. Даты предполагаемого насилия имеют логический смысл?

Нет. В обвинительных документах, поданных 18 декабря 2003 года, утверждалось, что предполагаемое растление состоялось в период 7 февраля –10 марта. Вернемся в тот период. Документальный фильм «Живя с Майклом Джексоном» был показан 6 февраля. После этого было много дискуссий по поводу заявления Майкла о том, что он позволял детям спать в его спальне. Дело 1993 постоянно упоминалось в прессе и 8-9 февраля сценарий Джордана Чендлера, в смысле, его письменные показания, проникли в Интернет.

Многие люди обсуждали возможные отношения Майкла с мальчиком, которого показали в этом фильме. Мы должны теперь поверить, что Майкл знал мальчика два года и только тогда, когда вся общественность была взбудоражена фильмом и заявлениями Майкла, он решил растлить мальчика? Либо эти новые обвинения ложные, либо Майкл самый тупой преступник всех времен и народов.

И даже если вы предположите последнее, все равно указанный период не выдерживает никакой критики. В течение 2 недель из 5 недель этого периода, департамент по защите семьи и детства расследовали жалобы на возможное сексуальное насилие. Школьный представитель после просмотра документального фильма позвонил в департамент и высказал свои опасения о том, что было там показано. Департамент шерифа округа Санта-Барбары проводили свое расследование в период с 18 февраля по 16 апреля, и закрыли дело. Как вы думаете, насколько велика вероятность того, что Майкл растлил ребенка в то время, когда его одновременно расследовали два независимых агентства?

Более того, Майкл Джексон нанял адвоката Марка Герагоса в начале февраля. Почему он нанял адвоката, а только потом совершил преступление? Это не имеет никакого смысла.

После вынесения обвинительно акта Большим Жюри присяжных 21 апреля 2004 года, период и количество предполагаемых актов растления изменились, что само по себе очень странно. Раньше утверждалось, что было 7 актов растления в период с 7 февраля по 10 марта. Теперь новые обвинения содержат только 4 акта растления в период с 20 февраля по 12 марта. Придумывание разумного объяснения этому изменению остается в качестве домашнего задания.

8. Мать мальчика имеет сомнительное прошлое?

Да. В 2001 служба охраны детства навестили дом матери после произошедшего семейного скандала. Матери не было дома, поэтому беседу с детьми провели без ее участия. Дети никоим образом не упоминали возможное физическое насилие со стороны отца. Мать вернулась домой после того, как социальные работники покинули дом, и была очень разозлена, что с детьми беседовали без нее. Она попросила работников снова побеседовать с детьми, и внезапно, дети начали рассказывать другую историю. Они сказали, что были свидетелями, как отец применял силу к матери, а дочь также сказала, что сама стала жертвой отцовских побоев. Их истории резко изменились в присутствии матери.

В том же самом отчете, мать призналась, что у нее в прошлом имелись психологические проблемы. Она рассказывала о своих отношениях с такими знаменитостями, как Клуб Брайан и Майкл Джексон, говоря, что встретила их на улице. Она сказала, что нашла способ доставать всякие вещи своим детям.

В 1998 мать также подала в суд на магазин JC Penny, утверждая, что ее сына избили, и что к ней сексуально приставали охранники, когда она покидала супермаркет. Этот инцидент случился после того, как охрана задержала их за похищенные вещи. Семья урегулировала иск вне суда, и рассказывают, что детям были даны сценарии того, что говорить при даче показаний.

0

4

Суд 2005

Продолжение -  Правда о деле Майкла Джексона.

источник (прямая ссылка): myjackson.ru
перевод: [Gadget]




9. Как это может быть попыткой вымогательства, если семья не подала гражданский иск?

Все много раз говорили, что если семья не подала гражданский иск, то значит ее целью не являются деньги. Конечно же, никто не упоминал того факта, что если бы семья подала гражданский иск, то по этому иску ничего не было бы решено, пока не закончится уголовный процесс. Закон был изменен после 1993 года, и поэтому если одновременно будут идти гражданский и уголовный процесс по одному и тому же вопросу, гражданский иск остается нерассмотренным пока не закончится криминальный процесс. Семье не было никакого смысла подавать гражданский иск сейчас. Но они явно рассматривали эту возможность, так как вначале они обратились к гражданскому адвокату Ларри Фельдману (тот самый адвокат из дела 1993 года).

Надо помнить, что ничто не сможет остановить семью от подачи гражданского иска позже. Также они смогут неплохо заработать на появлениях на ТВ, интервью, книги и т.д.

В добавлении к этому, если Майкла признают виновным в уголовном процессе, семья имеет право требовать реституции - возмещении, выплачиваемому жертвам физического или сексуального насилия, изнасилования, инцеста и т.п.


10. Кто такой Ларри Фельдман и какое он имеет значение в обоих случаях?

Ларри Фельдман – гражданский адвокат, который представлял интересы Чендлеров в 1993 году и получил для них около 20 миллионов (точная цифра не известна). После того, как нынешний обвинитель Майкла несколько раз отрицал растление, он внезапно изменил свою историю, когда встретился с адвокатом. Поразмышлять о причинах внезапной смены истории остается вторым домашним заданием.


11. Знал ли Майкл заранее, что против него опять выдвинут обвинения?

Да. Его адвокат Марк Герагос (который в апреле 2004 прекратил представлять М. Джексона в этом деле в связи со своей занятостью в другом крупном процессе, по которому уже начинался суд) был нанят в начале февраля, потому что кто-то из людей Джексона начал подозревать, что-то неладное с семьей (по словам очевидцев, мать мальчика начала угрожать Джексону, что если он не купит ей дом, она придумает истории для таблоидов).


12. Кто такой Том Снеддон, и что он имеет против Майкла Джексона?

Том Снеддон был обвинителем в деле 1993 года, и сейчас он также обвинитель в этом деле. После того, как он потратил миллионы долларов на расследование М.Джексона в 1993 году, дело окончилось ничем. Он преподнес свои доказательства (или их отсутствие) двум большим жюри присяжных, и не смог получить обвинения. После этого, как он утверждает, он совершенно забыл об этом деле. Однако, его действия говорят о другом. За эти десять лет он давал интервью около десятка газетам по поводу дела 1993 года.

В 1995 году, Майкл Джексон написал песню о Томе Снеддоне под названием «D.S.». Для того, чтобы на него невозможно было подать в суд, в тексте песни упоминается некий Дом Шелдон, но по тому, как фактически было произнесено это имя в песне и по тексту песни, было совершенно ясно, о ком она (но юридически доказать было нельзя).

Вражда между ними усилилась, когда Снеддон изменил закон из-за результатов дела 1993 года. Закон был изменен так, что если гражданский иск был подан, то Снеддон имел возможность его приостановить до окончания уголовного процесса. В течение декады Снеддон делал несколько заявлений, в которых говорил, что дело Джексона «неактивно, но открыто». Согласно его словам, все, что им было нужно для возобновления дела – это сотрудничающая «жертва».

Перенесемся в февраль 2003 года. После показа фильма «Живя с Майклом Джексоном», Снеддон был завален запросами со стороны СМИ о деле Майкла Джексона. В пресс-релизе Снеддон сказал «После совещания с шерифом Андерсоном, мы пришли к выводу, что трансляция фильма будет записана на пленку департаментом шерифа. Предполагается, что ее будут пересматривать».

Касательно комментария Джексона о том, что он спал с детьми в одной комнате, Снеддон ответил, сказав «это крайне необычно. По этой причине, все местные департаменты, имеющие необходимую ответственность, принимают это дело всерьез». Потом, в типичной манере Снеддона, он призвал жертв для (взаимовыгодного) сотрудничества. Спустя несколько дней, кто-то из офиса окружной прокуратуры выпустил в Интернет письменный показания Джорди Чендлера.


13 февраля Том Снеддон дал интервью «журналисту» желтой прессы Дайане Даймонд, в котором еще раз подчеркнул факт, что если появится еще одна жертва, то дело откроют.

Грубо говоря, после того, как его прокатили в 1993 году, Снеддон изменил закон так, чтобы если будут новые жертвы, то они будут более склонны помогать в уголовном процессе. Такое поведение само по себе показывает, что Снеддон мечтал упрятать Джексона за решетку. Не кажется ли подозрительным, что новая жертва оказалась именно тем мальчиком из фильма, который, по его же словам, Снеддон смотрел и записал на пленку? И что как только мальчика показали по телевизору, старые обвинения и старые игроки из 1993 года внезапно всплыли на поверхность?

Независимо от того, имел ли Снеддон какое-то отношение к тому, что этот мальчик выдвинул обвинения, но было отчетливо видно, что он счастлив снова открыть дело Джексона. Это стало ясно на пресс-конференции, которую департамент полиции Санта-Барбары дал 19 ноября 2003 года, на которой Снеддон смеялся и отпускал шутки.

С самого ареста Майкла Джексона, действия Снеддона вызывали вопросы. Вот хронологический список глупостей, которые Снеддон говорил и делал:

    * Во время пресс-конференции, Снеддон признал, что Майкл расследовали в Феврале, но сказал «не думайте, что это одна и та же семья». Он знал, что это была та же семья, почему он так сказал?

    * Во время пресс-конференции он призвал новых жертв к сотрудничеству. Для этого даже был объявлен номер телефона, по которому все жертвы могли звонить бесплатно.

    * Он сказал, что обыск в Нэверленде и арест Майкла они были готовы провести еще в конце октября, но перенесли в связи с Хэллоуином. Конечно, мы не хотели нарушать праздника, и поэтому позволили предполагаемому педофилу гулять на свободе несколько недель и, в конце концов, арестовали его в день выхода его нового диска.

    * Снеддон сказал, что закон был изменен таким образом, чтобы жертву сексуального насилия можно было заставить давать показания. Это было ложью - закон был изменен так, чтобы гражданский иск, если он был подан, оставался неактивным, пока не разрешится уголовный процесс.

    * Снеддон клялся, что семья хочет правосудия, а не денег, хотя всем уже известно, что вначале семья обратилась к гражданскому адвокату (а даже не к полиции!).

    * Он дал еще одно интервью Дайане Даймонд, в котором назвал Майкла «Вако Джэко» (оскорбительная кличка, которую желтая пресса использует, когда пишет своих скрабезные истории про него).

    * Даймонд призналась, что знала об обвинениях за несколько месяцев. С какой стати окружной прокурор открыл эту информацию таблоидному репортеру?

    * Он тянул вынесение официальных обвинений до декабря в связи с тем, что департамент полиции Санта-Барбары делал веб-сайт для связи с прессой.

    * Он нанял ПР-фирму для связей с прессой.

    * Он преуменьшил расследование Лос-Анджелеского департамента охраны семьи и детства, назвав его «собеседованием», и обвинил этот департамент в некомпетентности. Позже выяснилось, что его собственный департамент также расследовал Майкла, и пришел к таким же результатам.

    * Он сказал, что если жалобы Майкла по поводу жесткого обращения с ним со стороны полиции во время его пребывания в полицейском участке, окажутся ложными, то ему вынесут обвинения в ложных претензиях, хотя Майкл не делал официально оформленной претензии, а поэтому в рамках закона его жалобы не имеют силу, и поэтому, даже если эти жалобы окажутся ложными, ему не могут предъявить обвинения по этому поводу.

    * Родители предполагаемой жертвы в данный момент ведут судебный процесс по поводу опеки над детьми. Снеддон написал письмо судье этого процесса, с требованием запретить мальчику видеться с отцом. С какой стати окружному прокурору заботиться о том, видится ли мальчик с отцом? Какая здесь связь с делом о растлении? Может, Снеддон не хотел, чтобы мальчик изменил свою историю, после того как избавится от влияния матери?

    * Снеддон потребовал большое жюри присяжных вместо предварительных слушаний. Необходимо понимать, что большое жюри обычно созывается до вынесения обвинений. Похоже, Снеддон очень беспокоился по поводу того, что могло произойти, если бы у Марка Герагоса был шанс допросить мальчика на предварительных слушаниях. Возможно, он не хотел, чтобы доказательства, указывающие на невиновность Майкла, стали достоянием общественности, что объясняет, почему он пошел путем Большого Жюри (детали заседания которого остались бы под секретом, если бы обвинительный акт не был вынесен).

    * В апреле 2004 выяснилось, что Снеддон, будучи окружным прокурором, проводил работу по этому делу, которую обычно выполняют полицейские – слежка за частным сыщиком, который работал на Джексона, обыск,и даже встречался два раза с матерью предполагаемой жертвы наедине. Многие юристы сходятся во мнение, что такое поведение крайне необычно для окружного прокурора и показывает его крайнюю заинтересованность в этом деле. За такие действия его могут отстранить от дела, а также он может стать свидетелем.

И это только начало…

0

5

Суд 2005

Продолжение -  Правда о деле Майкла Джексона.

источник (прямая ссылка): myjackson.ru
перевод: [Gadget]

13. Кто такая Дайана Даймонд?

Дайана Даймонд бывшая ведущая программы «Hard copy», которая объявила себя экспертом по делу Майкла Джексона. Вполне очевидно, что она очень тесно связана с Томом Снеддоном, но в ее репортажах очень часто наблюдаются несоответствия. Вот небольшой экскурс в историю Дайаны Даймонд:

    * В 1993 году ДД сделала репортаж с двумя бывшими телохранителями Майкла. Они утверждали, что были уволены из-за того, что знали слишком много об отношениях Майкла с мальчиками. Дайана клялась, что им не было заплачено за их рассказ. Но позже выяснилось, что им дали 100 тысяч долларов, чтобы они появились в передаче. В суде эти телохранители признались, что все выдумали.

    * В том же году бывшая горничная Бланка Франсия появилась в программе ДД, утверждая, что она видела Майкла обнаженного в джакузи с мальчиками. Копия показания Бланки показала, что программа “Hard Copy” заплатила ей 20 тысяч долларов, чтобы она придумала эту историю. И опять, под присягой бывшая горница призналась, что она все придумала.

    * Человек по имени Виктор Гитерез появился в передаче, утверждая, что он видел видеокассету, на которой Майкл занимался сексом с мальчиками. Дайана позже повторила его рассказ на другом канале. Когда было доказано, что Гитерез все сочинил, Майкл подал в суд на него и программу ДД. И хотя потом ДД была вычеркнута из списка ответчиков в связи с какими-то понятиями журналисткой целостности, Гитерезу решением суда было приказано заплатить Майклу 2,7 миллионов долларов (после этого он сбежал в другую страну, чтобы не платить).

    * В 1995 году ДД нашла какого-то мальчишку из Торонто, который сказал ей, что Майкл Джексон растлил его. Дайна проводила мальчика в полицию, где полицейские допрашивали его несколько часов. Дайна уже готовилась сообщить эту радостную новость в своей программе, но мальчик сознался, что все придумал. А так как Дайане было уже поручено сообщить об этом случае, ей пришлось сообщить, чем все это закончилось. Она пыталась представить это так, как будто она сама пала жертвой лжи, но было совершенно очевидно, что это именно она нашла его. С какой стати мальчик из всех людей обратился к ней и выдвинул обвинения против Джексона? Разве обращение в полицию не было бы более логичным решением?

    * ДД признала, что она задолго знала о новых обвинениях. Она также присутствовала в Нэверленде во время его обыска.

    * В ноябре 2003 ДД сообщила, что полиция нашла в доме Майкла любовные письма, адресованные мальчику. Позднее было выяснено, что никаких писем не существует. Возможно, Том Снеддон решил, что эта история нелогична (зачем Майклу хранить у себя дома инкриминирующие его улики, тем более он знал еще с февраля о возможных обвинениях) и поэтому поспешил опровергнуть ее.

Не будьте одурачены внезапным появлением ДД в роли заслуживающего уважение журналиста. Единственная причина, по которой ТС открывает ей конфиденциальную информацию, это то, что они оба имеют зуб против М.Джексона из-за событий 1993 года.

14. Разве можно позволять 45-летнему мужчине оставлять у себя на ночь чужих детей?

Майкл Джексон был сильно раскритикован общественностью за его заявления о ночевках детей у него в спальне. Это не является противозаконным и не делает его виновным ни в чем. Если он и виновен, то в том, что идет против общественного мнения.

Сексуальное насилие не обязательно должно происходить в спальне ночью. Если вы говорите, что ночевки -– это неправильно из-за того, что они предоставляют возможность для растления, то, полагаю, вы также должны говорить, что ни один взрослый не должен оставаться наедине с ребенком. Родственники они или нет, в данном случае не важно, так как существуют такие вещи, как инцест, о чем люди, похоже, забывают.

Почему же ночевки вызывают такое неприятие? Это личное мнение Майкла, что нет ничего плохого в том, чтобы отдать свою кровать ребенку, и нет никого логического объяснения, которое бы доказало обратное. Если вы не согласны с этим высказыванием, это ваше личное мнение, но спросите себя, почему вы так думаете? Потому, что у вас есть логическая причина верить, что это морально неправильно, или потому, что общество говорит, что это неправильно? Если у вас есть свои причины, я буду рада их услышать. Если нет, то позвольте напомнить, что общество было неправо во многих вещах за историю человечества.

Также хотелось бы отметить то, что если бы в спальне происходило что-то неподходящее, то стал бы Майкл так привлекать к этому внимание, открыто рассказывая об этом по национальному телевидению? Как мне кажется, это признак невиновности. К тому же, если бы он хотел совращать детей, разве не было более логичным делать это в другом, менее привлекающем внимание, месте? Зачем делать это во время ночевок, где люди скорее обвинят вас в каких-то действиях? Задайте себе эти вопросы перед тем, как оборачивать искренность Майкла против него.


15. Правда ли, что Джордан Чендлер правильно описал гениталии Джексона?

Нет. В январе 1994 года газета USA today разместила статью, подтверждающую, что «фотографии гениталий Майкла Джексона не совпали с описанием, данным Чендлером». В некоторых источниках сейчас утверждают обратное, но вы должны помнить, что окружной прокурор предоставил свои «доказательства» перед двумя жюри присяжных, но обвинения так и не были вынесены. Если бы описание совпало, скорее всего, дело направили на предварительные слушания и, далее, в суд.


16. Пытался ли Эвен Чендлер подать на Майкла в суд после 1993 года?

Да. Евен Чендлер пытался судиться с Майклом в 1996 году, заявив, что Майкл нарушил соглашение о конфиденциальности, когда в интервью рьяно отрицал растление Д.Чендлера. В своем иске он также упоминал альбом «HIStory» (во многих песнях которого Майкл пел о событиях того дела). В добавление к 60 миллионам, которые он просил в иске, он также просил разрешение суда спродюссировать и распространять его собственный альбом, под названием «EVANstory». Совершенно верно. Вместо того, чтобы искать правосудия для своего сына, который предположительно был совращен, Евен Чендлер хочет петь об этом. Иск был отклонен.



17. И хотя отец мальчика хотел денег, разве не существуют вероятности того, что М. Джексон все равно был виновен?

Нет. Помните, что до того, как Евен Чендлер приступил к выполнению своего плана, он сначала пришел к Майклу и попросил у него денег. У Чендлера было письмо от доктора Абрамса, в котором говорилось, что совращение могло произойти, и если мальчик признает это, то он вынужден будет сообщить в полицию. Чендлер пытался шантажировать Майкла этим письмом, но ему отказали. Если предположить, что Майкл на самом деле совратил мальчика, почему он не использовал эту возможность, чтобы его не поймали? Он мог бы заплатить сразу и избежать всего этого. Но вместо этого, он отказал Чендлеру. Если он был виновен, то объясните мне, пожалуйста, почему он так поступил?

Неоспорим тот факт, что Евен Чендлер хотел только денег. Зная это, почему Майкл не купил его молчание в самом начале? Представьте себе, что бы было, если бы обвинения никогда не появились на свет? Его карьере бы ничего не угрожало, его имидж не был бы очернен, и опять же, предполагаю, что он педофил, он смог бы продолжать свою преступную деятельность безо всяких подозрений. Единственным логическим объяснением того, почему он не заплатил Чендлеру, является то, что он был НЕВИНОВЕН и наивно полагал, что правосудие будет на его стороне.

Также примите во внимание, что педофилы имеют сотни жертв. И вы думаете, я поверю, что из тысяч детей, которые оставались в Нэверленде, Майкл совратит именно тех, чьи родители бесчестные и жадные до денег? Наверняка, были бы еще другие жертвы, помимо этих двух, за десять лет. Почему они не появились? Ведь их столько раз об этом просили, даже линию телефонную организовали. Дайте подумать, он от них откупился, да? И никто из родителей этих детей не оказался нормальным, любящим своего ребенка человеком? Никто из них не захотел справедливого наказания за своего бедного совращенного ребеночка? Херня!



18. Подходит ли Майкл Джексон под описание педофила?

Нет. Согласно Майклу Бореку, судебному психиатру, который обследовал многих педофилов, эксцентричное поведение Майкла «не типично для большинства правонарушителей. Многие из них «обычные» люди, которые могут быть вашими соседями». В ответ на то, что многие люди думают, что имидж Майкла типичен для педофилов, другой психиатр, Ральф Андервейджер, который обследовал педофилов и их жертв с 1953 года, говорит «Не существует такой вещи, как классический педофил. Люди, утверждающие обратное, делают глупую ошибку».

Огромная благодарность [Gadget] за перевод с английского языка данного материала.

0

6

Что случилось с некоторыми присяжными заседателями вскоре после оправдательного вердикта.





Источник:онлайн дневник Keep_The_Faith_MjjПрямая ссылка: http://www.liveinternet.ru/community/ke … t129075655Автор поста:Sway2008Перевод: Keep_The_Faith_Mjj



Когда присяжные вынесли 14 приговоров "не виновен", СМИ были унижены, сказал Мезеро в одном из последующих интервью. Медиа-аналитик Тим Руттен позже заметил: "Так что же случилось, когда Джексон был оправдан по всем пунктам? Красные от стыда лица? Другие мысли? Немного самоанализа, что ли? Может быть, хотя бы одно выражение сожаления по поводу спешки с выводами? Не-е-е-т. Реакция, скорей, была яростной, либерально пронизанной презрением и недоумением. Ее целью стали присяжные заседатели ...".

На пресс-конференции после вынесения вердикта Снеддон продолжал ссылаться на Гэвина Арвизо в качестве "жертвы" и сказал, что он подозревал, что " фактор знаменитости" сдерживает решение жюри – эта линия экспертами многих СМИ быстро взялась на вооружение, поскольку она подрывала доверие к присяжным заседателям и их приговорам.

Чарльз Томпсон. Один из самых позорных эпизодов в истории журналистики. 5 июня 2010 года.

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Эта статья посвящена тому, что произошло с некоторыми членами жюри сразу же после того, как весь состав вынес оправдательный вердикт в июне 2005 года. Двое из членов жюри признали , что , на самом деле, MJ был виновен. Их имена Ray Hultman (Рей Халтман) и Eleanor Cook (Элеанор Кук). Они дали интервью для MSNBC в августе 2005 , объявив, что скоро появятся их книги . http://today.msnbc.msn.com/id/8894410/

В сентябре 2005 года Рей Халтман объявил, что он собирается подать в суд с целью расторжения сделки , которую он подписал на выпуск книги, потому что его соавтор, Stacey Brown (Стейси Браун) , которая также является соавтором “The Man Behind The Mask” (''Человек за маской'' с бывшим агентом по рекламе Майкла Джексона , Bob Jones (Бобом Джонсом)), потому что она использовала одну из клеветнических статей о Майкле Джексоне Maureen Orth (Морин Орс) в Vanity Fair:
http://www.santamariatimes.com/news...8c4ad82ad9.html

В статье от января 2006 года рассказывается, как Рей Халтман решил пойти в суд после того, как на него ''было оказано давление , чтобы он сделал из своей истории сенсацию''. (Подобным же образом Боб Джонс был подвергнут давлению, чтобы он солгал и сказал в своей книге, что он видел, как MJ облизывал голову Джорди во время перелета. )

http://s40.radikal.ru/i089/1006/02/4cefb52f49cb.jpg

Что касается Элеонор Кук, она пыталась продать свою книгу, но это было ''трудно'', поэтому она постаралась ''переменить направление'' своей книги , назвав ее ''обвинение американской системе правосудия'' (которая заслужила эти обвинения после того, что она сделала с MJ). Ее представитель заявил , что шансы того, что книга выйдет , ''меньше, чем 50 на 50 %, и как мы теперь знаем, она никогда не была выпущена.

Удивительно, но старшина присяжных Пол Родригез (Paul Rodriguez), тоже должен был получить выгодный контракт , но никогда его не получил . Он был одним из самых верных сторонников МJ после судебного разбирательства, и даже защищал его в документальном фильме Афродиты Джонс. Вероятнее всего, что он потерял выгодный контракт из-за отказа участвовать во лжи и сказать, что МJ был виновен!
http://www.santamariatimes.com/news...html?mode=story

В последней статье находится прессрелиз книги Афродиты Джонс ''MJ Conspiracy'', в котором она говорит, что все другие члены жюри ТАКЖЕ получили предложение написать книгу и солгать о том, что MJ был виновен, но они отклонили это из-за своей порядочности. Они назвали Рея и Элеонор ''изменниками''.
http://www.themjifc.com/forum/innoc...s-attorney.html

* * *

10 августа 2005 года в шоу “Rita Cosby: Live and Direct'' на MSNBC, которе было опубликовано Associated Press под заголовком ''Двое присяжных сожалеют о признании Джексона невиновным''.

http://today.msnbc.msn.com/id/88806...tainment-music/

http://s53.radikal.ru/i142/1006/f7/db90b73a2b4e.jpg

Среди прочего они сказали:

Элеонор Кук: Я говорила, что он виновен, и я сказала это громко. Они напали на меня с яростью. Я по-настоящему была атакована.

Рита Косби: Каким образом?

Кук: ''Я не понимала'', ''Я не знала'', '' Я была такая старая''...

Р.Косби: Как старшина [Paul Rodriguez] запугивал вас?

Кук: Если я не изменю своего мнения или не присоединюсь к группе, или не буду более понимающей, ему придется уведомить судебного пристава, судебный пристав уведомит судью, и судья уберет меня из жюри...

Р.Косби: Вы злились на то, как вам угрожали другие члены жюри?

Рей Халтман: Что особенно меня доставало, это то, что люди не могут снять эту пелену с глаз для того, чтобы взглянуть на очевидность всех представленных обвинений.

Р. Косби: Что произошло в тот день, когда вердикт был оглашен? Насколько была плохая атмосфера?

Кук: В воздухе пахло ненавистью. Люди злились , и мне не приходилось прежде бывать в подобной атмосфере. Я просто подумала, что они могут повернуть свою ненависть на меня в любую минуту, и я не знала, что могла предпринять в этом случае.

Р. Косби: Вы говорили кому-нибудь, как это было плохо для вас?

Кук: Я позвонила дочери, и она успокоила. Она сказала: ''Мама, ты поступила правильно, твоя совесть чиста, ты сильная женщина, и ты выдержишь это, ты сдержишь их напор.''

Р. Косби: Но вы не смогли?

Кук: Я не смогла. Я рухнула.

Интересно, что же сказали Те ЖЕ САМЫЕ члены жюри (8 человек) 23 июня 2005 года, всего через 10 дней после вынесения оправдательного вердикта на Шоу Ларри Кинга.

Пожалуйста, когда будете читать транскрипты интервью, держите свой пристальный взгляд на словах ДВУХ из команды: КУК и ХАЛТМАН, которые выше заявляли о своей уверенности в том, что Майкл был '' виновен'' и что они пошли ''на уступки ''.

LARRT KING LIVE: 8 JURORS TALK TO KING (June 23 2005)

Aired June 23, 2005 – 21:00 ET

Телетрансляция состоялась 23 июня 2005 года в 21:00

Кинг: У нас было много гостей . Иногда из разных частей страны и мира. Но я не думаю, что когда-либо у нас было сразу 8 в этой комнате. Возможно, в сезоны политики. Давайте посмотрим вокруг и познакомимся с членами жюри и выясним некоторые вещи относительно того, что случилось в случае Майкла Джексона. Майкл, каково это было для вас, быть членом жюри?

Майкл Стивенс, член жюри №7: Это было в первый раз, когда я делал это и прежде, чем мы начнем, я хотел бы сказать. Когда я получил повестку по электронной почте, я совершенно не знал, что это будет для суда Джексона, поэтому я размышлял, для кого это будет? Когда дата приближалась, ближе к 31 января, приходило больше новостей о том, что это будет для жюри в деле Джексона.

Кинг: Вы хотели быть в жюри?

Стивенс: Мне было все равно.

Кинг: Каково это было для вас, Тэмми? Тэмми Болтон.

Тэмми Болтон, член жюри №6: Я никогда не ожидала быть избранной, знаете.

Кинг: Почему?

Болтон: Было полно людей. Было много людей в суде. И когда они подняли нас и привели к присяге, я была так поражена, я посмотрела вокруг, потому что все еще не могла поверить.

Кинг: Вам понравился этот опыт?

Болтон: Мое сердце вздрогнуло.

Кинг: Вам это понравилось?

Болтон: Это, определенно, удивительный опыт. Я должна признаться.

Кинг:Вы бы хотели пройти через это снова?

Болтон: Нет.

Кинг: Реймонд, каково это было для вас? Вы были у нас сразу после вердикта.

Реймонд Халтман, член жюри №1: Да. Это было немного необычно. Я переехал в Санта Марию около двух лет назад и зарегистрировался для участия в выборах, и это было моей ошибкой.

Кинг: Вам позвонили.

Халтман: Мне позвонили.

Кинг: Вам понравился или нет этот опыт?

Халтман: Я близок к Тэмми. Я никогда не ожидал, что когда-нибудь буду выбран для жюри. Меня выбирали несколько раз раньше, но я никогда не избирался для жюри. Это было абсолютно неожиданным.

Кинг: Мелисса Херард, каково это было для вас?

Мелисса Херард, член жюри №8: Это было очень интересно. Я получила повестку, и я знала, что это было для суда над Джексоном. Я сидела сзади, у стены, когда судья сказал: Должен быть кто-то, кто сидит у стены и кого нужно выбрать , и в следующую минуту я стала 13 членом жюри, и я сидела сзади.

Кинг: На что это было похоже?

Херард: Это было волнующе, иногда. В другие моменты это было трудно.

Кинг: Иногда скучно?

Херард: Да.

Кинг: Да, это является частью работы жюри. Испытывать скуку, правда? Паулина Кокоз.
Паулина Кокоз:, член жюри №10: Кокоз, это так.

Кинг: Что это было для вас?

Кокоз: Я думаю, это было здорово. Я также участвовала впервые. Полагаю, что я не могла бы получить лучшего шанса в жизни. Это как взлеты и падения, перестройка твоей жизни, попытка адоптироваться, полагаю, к тому, что никогда не входило в твое расписание. Смена диеты. В это многое входило. Но это был великий опыт. Нравилось.

Кинг: Но вы не хотели бы пройти через такое еще раз, верно?

Кокоз: Думаю, что нет. Нет.

Кинг: Сьюзан Рентчлер, как для вас?

Сьюзан Рентчлер, член жюри №4: Это было интересно. Я избиралась в жюри 15 лет назад, когда была на 8 месяце беременности. И...

Кинг: Вы отказались.

Рентчлер: Поэтому я отказалась. И это было в первый раз с тех пор, как они позвонили снова.

Кинг: На что это было похоже?

Рентчлер: Это был хороший опыт. По-настоящему интересно. Я на пенсии, поэтому это не было трудно для меня.

Кинг: Но вы не хотели бы пройти через это снова, верно?

Рентчлер: Я думаю, что исполнил свой долг сполна.

Кинг: Элли Кук, вы пишете об этом книгу, правильно?

Элли Кук, член жюри №5: Да, сэр.

Кинг: И вы были той, которая были рассержены поведением матери, верно?

Кук: Да.

Кинг: Я вернусь к этому позже. Каково это было для вас?

Кук: Каково это было выполнять? Это было словно откровение. Я действительно люблю нашу страну и мне нравится тот факт, что мы действительно ей послужили. Это такие разные группы людей. Действительно, это был великий опыт.

Кинг: Вы бы сказали, что это было жюри, которое выполнило тяжелую работу.

Кук: Да, определенно. Определенно. Я так думаю.

Кинг: Сьюзан Дрейк, что это было для вас?

Сьюзан Дрейк, член жюри №3: Это был опыт, который изменил мою жизнь. Я получила...

Кинг: Изменил?

Дрейк: Изменил. Да.

Кинг: Каким образом?

Дрейк: Я тренер по конному спорту, и у меня была мечта участвовать в олимпиаде , и я фокусировалась на этом, на этом пути, и вдруг, внезапно пришло что-то более важное. Я восприняла это очень серьезно. Я почувствовала, что взгляды всего мира прикованы к нам. И...

Кинг: Это было более важно для вас, чем ваша собственная...

Дрейк: Абсолютно. Абсолютно.

Кинг: ...карьера. Что это был за звонок ?

Дрейк: Звонок был...

Кинг: Что значил этот звонок?

(Смех в зале.)

Кинг: Что это?

Дрейк: Нам было разрешено говорить о деле только тогда, когда все находились в комнате. Если кому-то было необходимо покинуть комнату, никто не мог говорить о слушании. Одновременно мог говорить только один человек. Можете себе представить , когда несколько человек имели свое мнение , которое хотели изложить одновременно. Поэтому я была официальным звонарем.

Кинг: Они все должны были быть там? Если они все находились там, вы могли разрешить высказывать мнения?

Дрейк: Да. По одному за раз.

Кук: По одному за раз. Это было очень важно. По одному за раз.

Кинг: Это было во время обсуждения, правильно? Вы никогда не могли обсуждать это перед собранием, верно?

Дрейк: Нет, только со всеми вместе.

Кинг: Можете ли вы честно сказать, поклясться, что вы не смотрели прессу, не читали газет?

Кук: Я клянусь.

(Перекрестный разговор.)

Кинг: Разве это так трудно было сделать?

Одна из женщин: Это было трудно. Очень трудно.

Другая женщина: Да.

(Перекрестный разговор.)

Стивенс: Словно вы не можете пойти в супермаркет, знаете, и ...

Кинг: И видеть заголовки в газетах.

Стивенс: Подслушать, как двое человек говорят об этом, знаете.

Кинг: Что вы делали, когда сталкивались с этим в повседневной жизни?

Стивенс: Отвернуться и пойти делать что-нибудь еще.

Кинг: Что вы делали?

Халтман: Я читал газеты с большими дырами , которые моя жена вырезала ножницами. :rofl:

Кинг: Она вырезала их, и вы не обсуждали с ней это.

Халтман: ... Статьи о Майкле Джексоне. Нет, я не обсуждал. И это была трудная часть из всех пяти месяцев участия, что стало моей основной работой. Обычно, когда я прихожу с работы домой, я говорю с моей женой о работе. Но в этом случае это было не так. Я не мог. И это было трудно.

Кинг: Итак, ни один из вас не включал CNN или другой канал. Не смотрел новости?

Рентчлер: Я должна был перестать смотреть новости. Потому что, вы же знаете, это было повсюду.

Кинг: Это могло появиться в выпусках в любое время.

Рентчлер: Поэтому я просто перестала - я перестала смотреть , а я - большой любитель смотреть новости.

Кинг: Позвольте мне предложить сделать перерыв, и мы вернемся назад с более, чем тремя четвертыми состава жюри по делу Джексона. Не уходите.

(Реклама)

(Начало видеоклипа)

Том Снеддон, округ Санта Барбара: Конечно , мы разочарованы вердиктом, но мы работаем каждый день в системе правосудия. Мы верим в систему правосудия. И я был прокурором в течение 37 лет . 37 лет я никогда не ссорился с вердиктом присяжных. И я не собираюсь начинать это сегодня.

(Конец видеоклипа.)

Кинг: Сьюзан Дрейк, было много аргументов для обсуждения?

Дрейк: Нет, мы только опирались на свидетельства и 108 страниц инструкций для жюри. Это заняло много времени, чтобы собрать всю информацию.

Кинг: Элли, было ли такое время, когда кто-то хотел голосовать за осуждение?

Кук: Да.

Кинг: Позвольте мне поправиться. Я сказал три четверти. И наш Реймонд Халтман, наш фантастический двигатель жюри, поправил меня. У нас две трети жюри. Не три четверти. Снова к вам , Элли
.

Кук: Да, сэр.

Кинг: Был ли хотя бы один из пунктов или больше? По которому хотели проголосовать за осуждение или один из пунктов?

Кук: Было только две вещи, за которые я хотела - я даже не могу сейчас вспомнить их , чтобы быть честной с вами, без моих записей и бумаг передо мной. Но там было пару вещей, в которых я думала, он был виновен , но мы не смогли подтвердить это. И поэтому мы должны были двигаться дальше с этим, что не было подтверждено, у нас не было выбора.

Кинг: Было несколько - два человека, разные люди говорили нам, что они думали, что он был преступником, но это не было доказано в этот раз.

Кук: Точно.

Кинг: Сколько из вас показали поднятием рук, что они думали, он был преступником? Остальные так не думали.

Какая-то женщина: Я так не думала.

Еще одна: Совершенно нет.

Еще: Нет.

Кинг: Совершенно нет?

Одна из женщин: Совершенно нет.

Кинг: Какой вывод вы сделали относительно первых обвинений , которые получили урегулирование?

Одна женщина: Он получил урегулирование.

Другая женщина: В том деле не было выдвинуто обвинение. Не было суда.

Еще одна: Это не было уголовным случаем.

Женщина: Это был гражданский иск. Было достигнуто соглашение.

Кинг: Было ли время, Тэмми, когда вы думали во время суда, что проголосуете за виновность? В вашей голове, когда возвращались вечером домой?

Болтон: Я никогда по-настоящему так не думала. Я садилась и прорабатывала все в моей голове снова и снова. И я старалась не делать акцента на какой-либо одной вещи или другой и слушать все очень тщательно. Я не могу сказать, что было хоть что-то, что убедило бы сказать меня виновен на протяжении всего суда.

Кинг: Каковы были слабые места обвинения, Реймонд?

Халтман: Я думаю...

Кинг: Что они сделали неправильно?

Халтман: Я думаю, что обвинение сделало все возможное , что они могли сделать в этом случае. Я думаю, что проблема была в семье. Но как сказал бы прокурор, они не выбирали жертв, так они сказали. И в этом случае обвинитель и его семья имели реальные проблемы по доверию. И это было ключем ко всему процессу.

Кинг: То есть, даже если вы думали, что он мог быть преступником в прошлом, они не доказали это в данном случае.

Халтман: Это правильно. И доказательства инцидента 1993-94 были привлечены в данном случае только с одной целью. Которая заключалась в том, чтобы доказать делал ли он подобные вещи в прошлом или нет.

Кинг: И вы не рассматривали это в качестве примера.

Халтман: Я рассматривал это в качестве примера.

Кинг: Но...

Халтман: Но в данном случае не было достаточных доказательств, чтобы рассматривать его, как растлителя обвинителя.

Кинг: Паулина, почему вы думаете , что он - запись была четкой для вас относительно его?

Кокоз: Я хочу сказать, знаете, я думаю, обвинение сделало прекрасную работу. Они все прочесали гребешком. И я думаю, мистер Снеддон, знаете, он сделал все самым лучшим образом. И мы должны , знаете, по-настоящему выразить ему уважение за это.

Но там не было ничего - у нас был целый шкаф доказательств. И в этом шкафу не было ничего , способного убедить кого бы то ни было из нас в ом, что преступления были совершены. И, я имею ввиду, это было - я все время ждал и ждал, через весь суд, когда же они предоставят хоть какие-то подобия доказательств, которые будут способны убедить нас , но они никогда этого не сделали.

Кинг: Доказательства предыдущего урегулирования конфликта не сработали ?

Кокоз: В этом случае, вы знаете.

Кинг: Это не сработало?

Одна из женщин: Это не сработало для нас, нет.

Другая женщина: Не для меня.

Кокоз: Он абсолютно невиновен по всем предъявленным обвинениям.

Кинг: Был ли шанс для того, чтобы вы могли бы признать его виновным, Сьюзан, по какому-либо дополнительному пункту?

Дрейк: Ни малейшего. Я пошла в это дело с твердым убеждением , осудить знаменитость. Потому что я по-настоящему верю в то, что необходимо торжество справедливости. И свидетель за свидетелем

я все более убеждалась в невиновности, потому что мотивацией была финансовая выгода и месть,

это было просто что-то невероятное, каким образом все это осуществлялось.

Кинг: Поэтому, когда обвинитель говорит, что это была справедливость для знаменитости и знаменитость всегда получит поблажку, все вы сказали ''нет, это не потому''?

Одна из женщин: Совершенно нет.

Кинг: Вы могли разделять тот факт, что Майкл Джексон был суперзвездой?

Халтман: Бесспорно.

Кинг: Это было легко осуществить?

Одна из женщин:

В том зале он не был похож на суперстар.

Кинг: Каково это было, смотреть на него каждый день?

http://s53.radikal.ru/i140/1006/dc/c8c24654129b.jpg

Одна из женщин: Каждый день он надевал белые носки.

Кинг: Он много смотрел на вас?

Одна из женщин: Да.

Другая женщина: Он выглядел как очень нездоровый человек.

Одна из женщин: Ближе к концу он просто выглядел маленьким - я видела его каждый день.

http://s59.radikal.ru/i164/1006/26/0cd8b62e5965.jpg

Другая женщина: В зале была очень напряженная атмосфера. Все из нас, я имею ввиду, это повлияло на всех нас. Мы - там были такие дни, как уже упоминалось, которые были скучными. И порой даже трудно было держать свои глаза открытыми , и у нас было несколько смешных моментов. Мы несколько раз здорово смеялись.

Кук: Но одно я могу сказать, как бы то ни было, это восхищение его матерью, она была единственным человеком, единственным родственником, который был там каждый Божий день.

Кинг: Мать Майкла.

Кук: Мать Майкла. Она не пропустила ни одного дня. И она всегда выглядела приятно. И сидела там с таким достоинством.

http://s005.radikal.ru/i212/1006/93/b808c867b664.jpg

http://s46.radikal.ru/i112/1006/fa/52497595b392.jpg

http://s39.radikal.ru/i083/1006/17/38f5cd2894ea.jpg


Кинг: Вам понравился Мезеро?

Одна из женщин: Я думала, что он блестящий адвокат. Я бы хотела взять его в свою команду однажды.

Кинг: Вам понравился обвинитель?

Одна из женщин: Он также все делал хорошо.

Кинг: Вам понравился судья?

Одна из женщин: О, очень сильно. Очень сильно.

Кинг: Понравился судья?

Одна из женщин: Понравился судья.

Кинг: Мы спросим об этом. Мы скоро вернемся. С двумя третями жюри. Сразу после этого.

(Начинается видео клип)

Том Мезеро, адвокат Майкла Джексона: Вы никогда не знаете, что жюри собирается сделать, вы не знаете этих 12 человек. Они не являются вашими личными друзьями. Вы не знаете, что ими движет.

Но у меня всегда было хорошее ощущение от этого жюри. Я всегда чувствовал, что наше разбирательство продвигается очень хорошо. И я всегда думал, что правда восторжествует.

И я по-настоящему чувствовал , что эти присяжные были очень независимо мыслящие люди, что никто не сможет подтолкнуть их из тех, кто был вокруг, они следовали закону и делали то, что считали правильным.

(Конец видео клипа.)

(Реклама.)

Кинг: Не полное жюри, но в чем дело? Я не ограничен законом. Только две трети. Что на вас влияло, если вы не могли читать газеты или еще что-то, или узнавать о какой-либо критике, что вы подумали, когда Майкл приехал в пижаме, одетый в пижаму?

http://s42.radikal.ru/i098/1006/e3/019cda38f810.jpg

Стивенс: Я плохо видел. Там, где я сидел, место №7. Очень близко к свидетелям. Там большой стол и подиум, поэтому я не видел.

Кинг: Кто мог видеть?

Одна из женщин: Я могла.

Кинг: Что вы подумали?

Одна из женщин: Я ничего не подумала об этом . Я знала, что он опоздал в тот день, потому что мы должны были ждать закрытыми , все 20 в той маленькой комнате. И мы могли сказать, что он прибыл, потому что мы услышали визг. И когда мы вошли в зал , и все остальные, я , на самом деле, я взглянула на мой, я взглянула на него и служащих и записала в записях: ''Майкл выглядит нездоровым сегодня . Надеюсь, он в порядке.''

http://s003.radikal.ru/i202/1006/1a/8c7b989560f1.jpg

Кинг: Вы знаете, что большинство из прессы, многие из тех, кто критиковал ваше решение в конце , подумали, что пижама могла повлиять на него. (решение жюри)

Одна из женщин: О, Боже.

Халтман: Я даже не знал, что он был в пижаме.

http://s49.radikal.ru/i124/1006/87/b4002be782ea.jpg

Одна из женщин: Мы не видели пижаму, это раз. И второе, он ездил в больницу. И после слушания, он уехал в больницу. И если он не приехал прямо после этого в суд...

http://i060.radikal.ru/1006/7d/872d460c4acb.jpg

Кинг: Сьюзан, когда вы увидели его, вы не подумали, что это странно?

Одна из женщин: Честно, я не подумала...

Кинг: Ах, эти ученые мужи!

(Перекрестный разговор)

Одна из женщин: Я никому не рассказывала, понимаешь. Нам не разрешалось говорить с ними. Никто не знал. Я знала, что он был в пижаме.

Кинг: Но вы не могли рассказать ему, что вы видели его в пижаме?

Одна из женщин: Нет, я не рассказала ему об этом.

Кинг: Как ваши семьи справлялись с этим? Как ваш муж, Паулина, делил это все с вами? Он не расспрашивал?

Кокоз: Да. Я думала в то время, что он замечал стресс на моем лице, и он мог спросить меня , как мои дела, и как я справляюсь с этим. Но он был очень внимателен, помогал мне варить яйца.

Одна женщина: О, каждый день.

Кокос: Я брала с собой вареные яйца каждый день . Это был мой обед, знаете. Он был великолепен.

Кинг: Между вами возникла связь?

Одна из женщин: Да.

Другая женщина: Да.

Кинг: Как группа?

Одна из женщин: Да.

Кинг: Вы собираетесь написать книгу , как содружество?

Одна из женщин: Это хорошая идея.

Другая женщина: Да, это хорошая идея.

Кинг: Вы можете сделать это?

Одна из женщин: Да.

Кинг: Вы собираетесь написать отдельную книгу?

Кук: Да, я пишу книгу. Я с Ларри Гаррисоном из Silver Creek Enterprises. И моя внучка - мой агент. Я работала вчера.

Кинг: Почему, Элли? Почему это нужно, написать книгу?

Кук: Я не знала, что это необходимо, до тех пор, пока моя внучка не сказала мне , чтобы я написала книгу. О чем я хочу написать, это о том, как тесно общалось это жюри и о хороших людях, с которыми я познакомилась. Потому что я сказала, что самое важное для меня.

Кинг: А что насчет матери, котрая задела вас так сильно?


http://s48.radikal.ru/i120/1006/b8/613116c44179.jpg

Кук: Я думаю, что она была груба по отношению к нам, как я могла заметить. И я думаю, что она поддерживала своего сына. Я думаю, что она , возможно, самый несчастный пример матери, который я когда-либо знала.

Кинг: Вы все это почувствовали?

Одна из женщин: Не совсем в таких словах...

Другая женщина: Не в таких словах.

Одна из женщин: Вы не думаете, что она хотела получить награду за материнство, но я просто хотела...(Перекрестный разговор)

Рентчлер: Мне было больно смотреть на них.

http://s48.radikal.ru/i120/1006/38/bd9c45de66ff.jpg

0

7

Продолжение

Источник:онлайн дневник Keep_The_Faith_MjjПрямая ссылка: http://www.liveinternet.ru/community/ke … t129075655Автор поста:Sway2008Перевод: Keep_The_Faith_Mjj



Херард: Я сочувствовал ...

Кинг: В самом деле?

Херард: Да. Я сочувствовал.

Кинг: Реймонд, вас беспокоило, что она смотрела на вас.

Халтман: Знаете, я старался не замечать этого, Ларри, но это было по-настоящему тяжело, когда она пристально смотрела на жюри...

Одна из женщин: Это смущало.

Халтман: ... и присутствовала , знаете, прямо у вас перед глазами. Но я старался быть поближе и слушать , что она говорила. Но в конечном итоге, я думаю, что ее присутствие прибавило ему доверия.

Кинг: Тэмми, что было самым сильным аспектом обвинения? Что прибавляло весу?

Херард: Телефонные записи.

(Перекрестный разговор)

Кинг: Телефонные записи?

Болтон: Возможно. Нет, потому что это не имело связи.

Кинг: Мелисса, почему вы занервничали?

Херард: Потому что, когда мы увидели, что обвинитель принес телефонные записи. ТО, что я записала, не было хорошим. Телефонные записи, это очень скучно, очень.

Кинг: Существует много скуки в ходе судебного разбирательства , не правда ли ?

Одна из женщин: Да.

Другая женщина: Да.

Еще одна : Немного.

Кинг: Позвольте мне сделать перерыв и мы вернемся.

(Реклама)

Кинг: Были отчеты о том, что Паулина и Элли спорили в какой-то момент о том, виновен или невиновен. Это было?
.
Кук: Я не думаю, что мы спорили, не так ли? Но, может быть...

Кинг: В комнате для жюри. Расскажите, Паулина.

Кокоз: Думаю, мы спорили. Мы обе очень упрямые. И...

Кинг: Она была за виновен?

Кокоз: Да.

Кинг: Вы были за виновен?

Кук: Было две вещи, в которых я считала, он был виновен, да.

Кинг:Почему вы отступились? Почему не держались ваших убеждений?

Одна из женщин: Не было доказательств.

Кокоз: Она не могла смешать ее личные убеждения с тем решением, которое должно было лежать в основе , и я думаю, что мы все должны были напомнить друг другу, что мы не могли этого сделать , это не соответствовало тому, чему нас научили.

Кинг: Вы думаете тогда она была права, указав на то, что, возможно, вы склонялись к личному мнению?

Кук: Это было трудно не сделать. И именно поэтому в самом начале я умоляла судью не выбирать меня в жюри. И это было одной из причин.

Но я была в жюри. И я действительно отставила мои личные убеждения в сторону и пошла всед за доказательствами. Позвольте мне сказать вам, я действительно старалась найти доказательства. И я не нашла их. (доказательства вины MJ)

Кинг: Паулина, вы присоединились к вечеринке по поводу победы. Почему?

Кокоз: Это просто произошло само собой. Это не было запланировано или что-то еще. И я сильно веселилась.

Кинг: Кто-нибудь из вас думал об этом заранее ? Сьюзан, вы хотели пойти?

Дрейк: Я не знала об этом.

Кинг: Могли бы вы пойти?

Дрейк: Я не уверена в том, что могла бы выбирать.

Кинг: Вы хотели пойти, Майкл?

Стивенс: Если бы меня пригласили. Я слышал об этом.

Кинг: Для вас было приглашение?

Кокоз: Это не было личное приглашение, нет.

Кинг: Они просто сказали, что будет вечеринка, пошли.

Болтон: Я могла бы просто пойти. Да.

(Перекрестные разговоры)

Кинг: Вы все были поклонниками Джексона? Поклонниками музыки?

Херард: Я был. И я сказал об этом.

Кинг: Вы, Элли, нет?

Кук: Нет. Моя возрастная группа, когда вам 79, я не собираюсь выходить отсюда лунной походкой.

Кокоз: Давай, Элли.

Кук: Ладно, возможно, я пойду.

Кинг: Вы были поклонником, Реймонд?

Халтман: Мне нравились некоторые вещи, да. Но я бы не назвал себя фанатом.

Кинг: Мелисса, почему судья понравился нам так сильно?

Херард: Потому что он давал нам возможность почувствовать себя очень комфортно. Я знаю это для меня лично, он заставлял меня почувствовать себя очень легко. Он был, я думаю, он был очень справедливым для обеих сторон. И когда он имел ввиду бизнес, он имел ввиду только бизнес. И там не все было весело , и не все было игрой в зале. Он знал, когда у нас был стресс, потому что он смотрел на нас, и он мог дать нам возможность легкого перерыва. Иногда он делал перерыв.

Кинг: Сьюзан Рентчлер, вы прочитали его инструкции полностью?

Рентчлер: Да.

Кинг: В самом деле?

Рентчлер: Мы все это сделали.

Кинг: Все 120 страниц?

Рентчлер: Это было первой вещью, которую мы сделали - пошли и прочитали все инструкции.

(Перекрестный разговор)

Одна из женщин: Прежде всего прочитали.

Кинг: Вы читали вслух?

Стивенс: Да.

Кинг: Вы читали их для группы?

Стивенс: Да. То, что нам было нужно, это прочесть инструкции, и мы читали их снова и снова.
Одна из женщин: Мы останавливались и обсуждали некоторые части...

Кинг: Я хочу поблагодарить вас за то, что вы присоединились к нам сегодня. Я действительно ценю это. Вы - две трети жюри. И это были Реймонд Халтман, Элли Кук, Паулина Кокоз, Мелисса Херард, Майкл Стивенс, Тэмми Болтон, Сьюзан Рентчлер и Сьюзан Дрейк. И мы все вас очень благодарим.

(Перекрестный разговор)

Кинг: Я поздравляю вас с вашим служением.

(Перекрестный разговор)

Кинг: Кстати, сколько вы заработали? Какова была оплата?

Кук: О, $14 в день.

Кокоз: Нет, $15 в день.

Кук: $15 в день.

Кинг: Плюс оплата горючего?

(Перекрестный разговор)

Кук: Только в одну сторону, 37 центов. Я получила это только один раз.

Одна из женщин: Они получили нас туда и им было все равно, как мы добирались обратно.

Кинг: Я знал, что люди делают деньги на этом. Спасибо вам всем большое.
Source: http://transcripts.cnn.com/TRANSCRI.../23/lkl.01.html

* * *

Некоторые акценты и вопросы:

- Элеонор Кук ''думала, что он был виновен относительно пары пунктов '', но она даже не могла вспомнить КАКИХ. Очевидно, эти пункты были столь серьезны, что она даже не смогла их вспомнить? Могло ли это быть ''спаивание алкоголем'', которое было частью обвинений?

- И Элеонор Кук была абсолютно уверена с самого начала и умоляла судью не включать ее в состав жюри из-за этого? И она была оставлена в списке при условии, что она отложит свои личные чувства в сторону и будет следовать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО букве закона?

- И она отложила в сторону свои личные чувства в сторону после прочтения '' 120 страниц всех тех инструкций '', которые повторялись для нее и других членов жюри? Не об этом ли она говорила, что другие члены жюри запугивали ее, не давая возможность следовать своим убеждениям?

- Итак вместо ее личных (очевидно, негативных) убеждений она пыталась найти доказательства ее обвинений , но она НИЧЕГО НЕ НАШЛА? И это несмотря на то, что ''обвинение сделало все возможное для того, чтобы они были найдены в этом случае ''? И Том Снеддон был в самой лучшей форме и сделал прекрасную работу - вроде того, что , как сказала одна из присяжных ''прочесал все факты густым гребешком''?

- И это тот самый Рей Халтман, который позже был так удивлен тем, что люди не могли снять шоры с глаз, чтобы '' реально взглянуть на все очевидные доказательства того, что там НЕ БЫЛО НИЧЕГО , что могло быть предъявлено ему в качестве обвинений ''? Они ждали и ждали, но обвинение никогда не предъявило им никаких доказательств?

- И даже ПИЖАМА , которую все, кто находился ВНЕ зала суда оценили, как '' нечто, что могло усугубить его положение'', не повлияла на их решение? На самом деле, многие из них даже не заметили ее, но увидели, что Майкл был , действительно, в плохом самочувствии? Они даже не обратили свое внимание на эти пижамы, которые заслуживали-таки этого внимания? Очевидно, в качестве отягчающего аргумента в пользу ''приставания''?

- И Элеонор Кук написала свою книгу не о тех ужасных ''запугиваниях'', которым подверглась несчастная бабушка - но '' о СБЛИЖЕНИИ, которое пережили члены жюри и ХОРОШИХ людях, с которыми она оказалась рядом''?

- И она , на самом деле , думает, что '' это был великий опыт''? И она НЕ сказала ни слова в интервью с Кингом о '' предъявлении обвинения '' Америке? Напротив, она сказала: ''Я действительно люблю нашу страну и мне нравится тот факт, что мы смогли ей послужить''?

ТАК ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ С ЭТИМИ ЧЛЕНАМИ ЖЮРИ и ПОЧЕМУ ОНИ ВНЕЗАПНО ИЗМЕНИЛИ СВОЕ МНЕНИЕ 2 МЕСЯЦА СПУСТЯ ПОСЛЕ СУДА?

Может ли это внезапное изменение их отношения возникнуть из-за того, что они были настолько ошеломлены истерией СМИ и обвинениями в ' предвзятости '' , "пристрастности " , "звездой пыли , затуманившей их очи '' и т. п., что они сломались под давлением и решили встать на сторону большинстваих после суда?

Бедные, просто представьте их, сидящих в суде, никогда не читающих газет или не смотрящих ТВ и слушающих только свидетельства и никогда не знавших злобных интерпретаций медиа, подающих то, что они слышали своими собственными ушами. Они просто были преисполнены желания выполнить свои обязанности самым наилучшим образом - справедливо и аккуратно - только для того,чтобы узнать позже , что это было не то, что от них ждут ...

Кажется, что тот эксперимент ненависти, о котором говорила Элеанор Кук примерно через два месяца после вердикта в том телеинтервью , пришел к ней не ПЕРЕД , а ПОСЛЕ вынесения решения жюри - возможно, ей в самом деле, никогда не приходилось бывать в атмосфере, подобной той, которую создали СМИ вокруг присяжных, и это нарушило и изменило ее отношение к Майклу до самого основания.

Не следует также забывать и интересы ее внучки , которая была инициатором этой книги с самого начала ( как ее бабушка сказала ), которая была ее агентом . А кто захочет упустить шанс в жизни для того, чтобы разбогатеть, тем более , на этой истории ...

+1

8

Все материалы на форуме принадлежат правообладателям
и размещены исключительно в информационных целях
без скачивания и продажи.

Если вы обнаружили, что права на фото, видео или аудио
материал, размещённый на этом форуме, принадлежат вам, и контент размещён без
вашего разрешения и указания правообладателя, пожалуйста свяжитесь с нами
(m-jackson-info@yandex.ru). Мы уберем ваши материалы при первой же возможности.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5403/simkamjvit.1/0_3bd73_cd4357c5_L.jpg


Головоломка по имени Майкл Джексон

источник: gytana.livejournal.com
прямая ссылка: http://gytana.livejournal.com/1167.html
автор статьи: gytana

Авторская статья, автор - gytana.

July 20th, 2009

Начну с того, что до 25 июня 2009 года я ни разу не была фанатом Майкла Джексона. Как и все советские дети моего поколения, сколько я помню себя, я всегда знала имя Майкла Джексона, но музыка его меня не трогала до поры до времени.
Добавлю также что я проживаю в США с 2000 года, соответственно, я волей-неволей стала свидетелем цирка, который окружал второй судебный процесс Майкла Джексона по делу о растлении малолетних в 2003 (волей-неволей, т.к. прерывались практически любые передачи, и в прямом эфире порой часами мы следили за посадкой самолета Джексона, например). Честно скажу – не особо вникая в перипетии процесса, я как-то решила для себя, что считаю Джексона виновным. Также мне показалось, что он открыто издевался над судебным процессом – все эти его опоздания, явления в суд в пижамах…
Тем не менее, смерть Майкла Джексона меня потрясла. Видимо, хотя бы потому что на протяжении 30 лет моей жизни Майкл Джексон был практически такой же незыблемой константой мироздания, как законы физики. И вдруг его не стало…
Я залезла в Ютуб чтобы вспомнить его хиты, и… не смогла оторваться. После пары перепалок в Интернете на предмет его виновности, я стала методично читать о нем все, что могла найти. Я пыталась решить хотя бы для себя, не претендуя на объективную правду, мог ли такой одаренный и щедрый человек, поющий о любви, равенстве и братстве, жестоко манипулировать маленькими мальчиками и годами обманывать общественное мнение. Говорю я это все для того чтобы было ясно мое изначальное отношение к Майклу Джексону.
До вчерашнего дня, я склонялась к тому что все же не может. Я пересмотрела все знаменитые интервью Джексона, его личные видеоархивы, которые он сам представил публике несколько лет назад… И искренне поверила в то что он и правда 10-летний мальчик, который не способен понять, что его поведение выглядит странным и криминальном в мире взрослых. И мне было невыносимо жалко 50-летнего мальчика Джексона, и стыдно, что я в свое время так легко поверила в его виновность.
И вот вчера я наткнулась на серию из 5 статей, которая была написана американской журналисткой Maureen Orth для Vanity Fair, на протяжении 12 лет. Первая статья была написАла в 1993, во время первого обвинения. Последняя – в 2005, незадолго до вынесения приговора о невиновности Джексона. Это пожалуй самые документально подробные статьи изо всех что я видела на просторах Интернета. Maureen Orth также вызвала волну негодования у поклонников когда выступила в утреннем шоу меньше чем через 24 часа после смерти Джексона, и по сути вкратце изложила все то что она писала о нем эти годы.
Для тех кто не имеет возможности или желания прочитать все 5 некоротких (9-12 страниц каждая) статей на английском, позволю себе изложить тезисно то что поразило в них лично меня, а потом – попытаться проанализировать прочитанное. Сразу скажу, что я не в состоянии цитировать источники, если вам это важно – прочитайте саму статью. Maureen Orth на протяжении лет проинтервьюировала сотни людей, связанных с 2 процессами Майла Джексона, я просто не в состоянии удержать столько имен после 1 прочтения статей, да и пересказать 50-60 страниц в 4х – задача не из легких. Ее главный аргумент: несмотря на то что Майкл Джексон мало кому спускал с рук негативные статьи и высказывания о себе, за 12 лет он ни разу не пытался судиться с Maureen Orth или Vanity Fair.

По ходу я наткнулась вот на это видео Джексона, которое показалось мне совершенно гениальным, так или иначе: либо в своей отчаянной попытке выплеснуть горе и обиду невиновного, либо в своей невероятной наглости и безнаказанности.
http://www.youtube.com/watch?v=NgGgy676q54
Видео напоминает одновременно и «Эдварда руки-ножницы», и «Кошмар перед Рождеством», и «Призрака Оперы»… Так кто же Майкл Джексон? Несчастный и отвергнутый Призрак (к слову, Джексон, как и Призрак, был серьезно обожжен), или же жесткий и безнаказанный собственник, а мы все – его обманутый театр?
Позже я попытаюсь высказать свои вопросы по поводу материала Orth, а их у меня в принципе немало в свете всего остального, что я прочитала о нем. Пока же мне будет интересно прочитать мнения об изложенном. Возможно, сюда забредут люди, которые прочитали о Джексоне больше моего (я, например, не читала ни его книги, ни книг о нем, возможно те книги смогут опровергнуть или подтвердить информацию Orth), будет интересно прочитать их ответы.
Также интересно, как вы считаете: если Джексон педофил, должны ли мы разделять его жизнь и его музыку? Ведь получается что, покупая его альбомы и делая его знаменитым, мы тем самым давали ему ресурсы, которые он щедро использовал для соблазнения мальчиков (если оно имело место быть).

Maureen Orth считает, что Майкл Джексон был виновен в 1993. Orth детально объясняет как именно дело дошло до суда, т.к. ситуация была достаточно сложной потому что родители мальчика были в разводе, у каждого была новая семья, и у них не всегда совпадали мнения о том как нужно разруливать ситуацию с Джексоном… Но лично мальчик у нее вне подозрений: его допрашивали снова и снова, и он ни разу не сбился и не противоречил себе. Мало того, он описал гениталии Джексона, а конкретно – указал где у него находится характерное пятно и какая у этого пятна форма и размер. Полиция добилась разрешения сфотографировать интимные места Джексона. Джексон сопротивлялся, его личный врач был вынужден удерживать его, за что получил оплеуху, попутно Джексон обругал полицейских и кричал, что «он же уже признался, что болен витилиго, что же еще им нужно». Тем не менее, описание мальчика в точности совпало с тем что было сфотографировано, хотя Джексон позже в интервью, данном известной журналистке Дайан Сойер совместно со своей тогда женой Пресли, уверял, что у обвинения нет ни одной улики против него. Orth отмечает, что многие журналисты и представители закона, были возмущены до глубины души, что Сойер не остановила этот блеф.
Эти фотографии стали самым явным доказательством обвинения, но они же поставили крест на криминальном суде: имея в своем арсенале такие доказательства, семья смогла добиться от Джексона всего чего хотела до суда. К тому же, люди Джексона играли грязно… Например, та кассета, которую неоднократно проигрывали в эфире, где отец мальчика грозит уничтожить Джексона и по ходу заявляет, что ему плевать на чувства мальчика, была ловкой нарезкой из реального разговора. Семье мальчика также угрожали: они раз Джорди с помощницей по хозяйству чуть не сбила машина, к тому же, когда машина увидела, что промахнулась, она сдала назад и попробовала снова. Офис его отца был ограблен. Обвинение якобы сумело восстановить целую череду мальчиков, которые прошли через постель Джексона, год за годом. Как только мальчики начинали созревать – им указывалось на дверь и появлялся новый… Родители закрывали глаза, купленные домами, машинами, возможно также запуганные. Только 2 мальчика признались, что тоже были жертвами сексуального домогательства со стороны Майкла Джексона. Но в конечном итоге одному мальчику запретила давать показания мама, второму мальчику были предложены деньги. В итоге, когда обвинение наконец решилось открыть криминальное дело, Джорди и его семья были напуганы и одиноки в своих обвинениях, поэтому они предпочли взять деньги и закрыть дело.
Мальчику на 2003 год было 23 года. Он уже 3 раза менял имя и место жительства, т.к. каждый раз кто-то угадывает кто он такой и он вынужден снова прятаться. Мальчик богат, слухи о том что его отец растранжирил деньги, неоправданны: 5 миллионов ушли на оплату адвокатов и пр., а 20 были положены на счет мальчика, который живет за счет этих денег, сам не работает. Мальчик, который уже давно не мальчик, не общается с матерью, т.к. считает, что все что с ним случилось – и ее вина. Несмотря на уговоры обвинения и собственного отца, Джорди отказался давать показания в 2003 году, хотя многие верили, что его выступление в суде могло стать решающим для процесса.

Помимо судебных процессов, Maureen Orth детально разбирает денежные проблемы Джексона. Если честно, меня это интересовало менее всего, поэтому я небрежно читала эту главу ее повествования. Вкратце, она пытается доказать что Майкл Джексон небрежно обращался с деньгами, уверенный в том что ему будут давать новые и новые ссуды. Он часто обманывал тех, кого нанимал и с кем работал, отменял концерты, судился, на судах часто вел себя совершенно непонятно, то чуть ли не засыпал, свидетельствуя, и говорил, что не знает людей, которые были его ближайшими советниками на протяжении 10 лет, то корчил рожи и ставил себе рожки…
Вообще, Orth представляет нам весьма отвратительный портрет Майкла Джексона. Она считает его крайне расчетливым бизнесменом, манипулятором, Нарциссом, уверенным в собственной безнаказанности. Желание Майла вечно жить в детстве, по мнению одного из ее источников, вовсе не связано с тем что у него не было детства, а скорее с тем что он не мог примириться с закатом карьеры и ему было приятно возвращаться в годы, когда он был в начале пути и зенит был еще впереди, а не далеко позади. Слухи о его шашнях с мальчиками циркулировали давно, недаром никто из звезд не выступил в защиту Джексона кроме Элизабет Тейлор, которой Джексон, если верить Orth, платил драгоценностями за каждое публичное уверение в ее дружбе и доверии. Многие из тех кто работал на Джексона якобы видели его пристающим к мальчикам, в том числе к Маколею Калкину. В частности, бывшие повары Джексона, предлагали нескольким изданиям такую информацию за умеренную плату (для справки, Vanity Fair не платит источникам), а одна из служанок как-то застукала Джексона в спальном мешке с собственным сыном. В одной семье он организовал матери грин карту в благодарность за то что она не послушалась отца и не стала поднимать бучу вокруг странного поведения Джексона с ее сыном. Другого мальчика Джексон возил с собой по всему миру целый год, и они каждый раз спали вместе. Примечательно, что дети Джексона в одной с ним кровати не спали, и как правило их комнаты в отеле располагались достаточно далеко от комнат Джексона.

Orth уверяет, что Джексон тщательно выбирал своих жертв, все мальчики были крайне похожи между собой, все – из семей в разводе, где было проще «разделять и властвовать», настраивая родителей друг против друга. В Neverland-е прослушивались все телефоны, слугам запрещалось смотреть в глаза Джексону или разговаривать с ним. Хотя Джексон уверял, что пускает в свою спальню всех детей, что дети просто не отходят от него, и засыпают в его постели случайно, от усталости, Orth говорит, что из сотен ее источников, никто никогда не видел в спальне Майкла Джексона девочек. И что вообще, дети, свободно входящие и выходящие из его спальни – это нонсенс: в его спальне установлена дополнительная система сигнализации и видеонаблюдения: как только кто-то приближается к двери спальни, срабатывает сигнализация, которую невозможно не услышать даже находясь в душе. Также Джексон мог видеть из спальни кто именно приближается, и имел нишу в стене, куда мог спрятаться в случае тревоги. Прислуга как правило не заходила в комнату даже когда приносили еду – она оставляла ее у дверей. Майкл Джексон стал отшельником не потому что был одинок и несчастен, уверяет Orth, а потому что так было проще оставаться безнаказанным.
Orth практически обходит молчанием витилиго – заболевание, по признанию Джексона, ответственное за изменения цвета его кожи. Она уверяет, что Майкл-таки отбеливал кожу, т.к. действительно не хотел быть черным. Отсюда и операции на нос и губы, и выпрямленные волосы, и тот факт что и все публично признанные связи Джексона (Шилдс, Пресли, Роу), и все мальчики, с которыми его связывают обвинения, были белыми. Джексон неоднократно отзывался о черной расе крайне пренебрежительно, и вроде как не стал биологическим отцом собственных детей именно потому что не хотел иметь чернокожих детей. Однако Джексон не стеснялся пользоваться козырем расизма когда это было ему выгодно, обвиняя всех и вся в том что его притесняют, т.к. он афро-американец.
Несмотря на то что семья Джексонов часто повторяет, что они все очень близки, брат Майкла Джермейн как-то проговорился что его 2-летний ребенок ни разу не видел дядю Майкла. Все Джексоны во время процесса охотно давали интервью о том какой милый человек Джексон… за небольшую сумму. Мать Джексона, которая была единственная, кто всегда был рядом во время суда в 2003, потом представила сыну счет на 250.000 за ее поддержку. Опять-таки же во время суда в 2003, Orth якобы видела как Майкл повелительным жестом приказал одному из своих братьев следовать за собой в туалет, и брат послушно поплелся за ним.

Лично для меня одним из самых больших откровений стало то что Maureen Orth рассказала о благотворительных организациях Майкла Джексона. Как известно, он был связан с несколькими такими организациями, и даже попал в Книгу Рекордов Гинесса как артист, жертвующий наибольшему количеству благотворительностей. На поверку выходит, что сайт его организации Heal the World (на момент написания статьи, кажется, 2000 год) не обновлялся с 1996 года. Его дочерняя организация Heal the Children была закрыта британскими властями т.к. не получала никаких денег в течение 3 лет. Благотворительная песня, записанная американскими знаменитостями после событий 11 сентября What more can I give, и спродюсированная Джексоном, так и не увидела свет, т.к. ее режиссер оказался известным своими гей-порнографическими работами. Несмотря на то что Джексон вроде как отказывался от гонораров за благотворительные концерты в пользу этих самых благотворительностей, он тем не менее сохранял за собой права на трансляцию, что часто приносило ему немалые деньги, а также такие получал деньги не в качестве исполнителя, но в качестве организатора.
Orth также уверяет, что Джексон НЕ ПЛАТИЛ за лечение второго мальчика (мальчик был серьезно болен раком и нуждался в пересадке органов), который обвинил его в домогательствах, несмотря на то что слухи об этом циркулировались его людьми. Что приводит нас к судебному процессу 2003… Много о нем писать не буду, т.к. он относительно свеж в нашей памяти. По сути, выходит, что Джексон сам подставил мальчика, что ему сильно аукнулось. Во время съемок документального фильма о Джексоне (Martin Bashir, Living with Michael Jackson), мальчик нежно обнимал Джексона. Соседи узнали мальчика и стали его дразнить. Родители, которые ни о чем не подозревали, честно пришли к Джексону, недоумевая почему лицо мальчика не было скрыто. Джексон задергался, сначала пытался откупиться от семьи подарками, как якобы поступал неоднократно, а затем пытался сначала держать их в Неверленде, а потом выслать в Бразилию, уверяя семью, что им угрожают. Люди Джексона самовольно оборвали аренду квартиры семьи, вывезли их вещи, выписали мальчика из школы, пообещав определить мальчика в частную школу, где он будет защищен. Мать мальчика продолжала верить Джексону, пока ею самой не заинтересовались власти после просмотра документального фильма. Мальчика осмотрел психолог и делу был дан ход.

Впрочем, абсолютная правда то что мать мальчика до этого врала под присягой с целью получить деньги от большого магазина JC Penney, и возможно обманывала, когда уверяла что бывший муж и отец мальчика избил ее. Она также оказалась мечтой защиты: необразованная женщина объяснялась невнятно, часто игнорировала вопросы… Защита изначально попросила не рассматривать показания этой свидетельницы, но после того как она выставила себя на посмешище, защита со смехом разрешила допустить ее показания к делу.
Неожиданно высказалась в защиту Джексона и Дебби Роу, которая якобы собиралась разоблачать Джексона, чтобы забрать своих детей, о которых теперь волновалась. Калкин тоже в последний момент решил свидетельствовать в пользу Майкла (ранее он вообще отказывался участвовать в суде). Слуга, который уверял, что Джексон как-то раз заказал ему вино (которое Джексон им давал в банках кока-колы, называя его «соком Иисуса») поздно ночью, когда мальчики были с ним в комнате, вдруг вспомнил что Джексон также заказал много содовой. Сотрудник авиалиний, который якобы видел, как Джексон облизывал голову мальчика в самолете, вдруг не смог точно вспомнить облизывал или нет, может просто обнимал за плечи…
Эмоциональное свидетельство одного из мальчиков, теперь уже мужчин, осталось, по словам Orth, практически незамеченным присяжными заседателями. Сам мальчик-обвинитель, еще не совсем оправившийся от лечения, был агрессивно допрошен адвокатом Джексона, который по сути попытался доказать, что мальчик уже врал однажды ради матери, врет и сейчас, несмотря на то что криминальные эксперты заявили, что только 2-6% детей-обвинителей в сексуальных домогательствах лжет.
Непонятно только почему не сыграли своей роли фотографии интимных мест Джексона, которые тоже были достоверно описаны вторым мальчиком, а также порнографические журналы с малолетними мальчиками, которых якобы было найдено не менее 7 в поместье Джексона. Также Джексон очевидно наврал о том, что полиция грубо с ним обращалась при аресте, и его «лагерь» всячески муссировал версии о том, что это опять-таки же расизм, а также конспирация с целью вырвать у Джексона права на песни Биттлз.
Как известно, Майкл Джексон был найден невиновным. Однако после прочтения всех обвинений Orth, волосы встают дыбом. Майкл Джексон предстает перед нами не Питером Пеном, которым он себя провозглашал при жизни, и не эксцентричным оригиналом «не от мира сего», а жестоким и самовлюбленным чудовищем, который открыто говорил что не хотел расставаться со своей криминальной страстью к детям.

0

9

копия сообщения - Nadia


http://img-fotki.yandex.ru/get/4801/simkamjvit.0/0_3bd41_26b6fd8d_L.jpg


Был ли Майкл Джексон подставлен? Нерассказанная история. Мэри Фишер



источник (прямая ссылка):mj-mj-mj.ucoz.ua



Журнал Джи Кью, октябрь 1994 года Совершал ли Майкл это?
Нерассказанная история событий, повлекших за собой падение сверхзвезды.

До О. Джей. Симпсона, был Майкл Джексон — другой популярный чёрный артист, который был потрясён обвинениями выдвинутыми против него и затрагивающими его личную жизнь. Обвинения в том, что Джексон растлил 13-летнего мальчика, вызвали многомиллионную судебную тяжбу, два разбирательства большого жюри присяжных и постыдный цирк, который устроили средства массовой информации. В ответ, Джексон завёл дело о вымогательстве против некоторых из его обвинителей. В конечном счёте, иск был отозван из суда за определённую сумму, оцениваемую в $20 миллионов *. Никаких обвинений в преступлении не было предъявлено полиция или большими жюри присяжных. В августе 1994 года, Джексон снова попал в сводку новостей, когда Лиза Мари Пресли, дочь Элвиса, сообщила, что она и певец женаты.
Как только пыль осела на один из самых худших эпизодов крайности средств массовой информации, прояснилась одна вещь: американская общественность никогда не слышала защиту Майкла Джексона. До этого момента.
Конечно, невозможно доказать обратное — то есть доказать, что чего-либо не случилось. Но можно присмотреться к тем людям, кто делал голословные утверждения против Майкла и таким образом проникнуть внутрь их характера и мотивов. То, что получилось из этого исследования, основано на судебных документах, записях дел и бесчисленных интервью — убедительный аргумент того, что Джексон никому не причинил вреда и что он, возможно, сам стал жертвой хорошо продуманного плана, составленного для того, чтобы выжать из него деньги.
Более того, эта история, являющая результатом поисков в ранее не исследованной области, радикально отличается от той басни, что была так раскручена желтой прессой и даже основными журналистами. Эта история алчности, амбиций, ложного понимания со стороны некоторой части полиции и обвинителей, лености и любви к сенсациям СМИ и использования сильного гипнотического наркотика. Это также история и о том, как судебное дело было просто выдумано.
Ни Майкл Джексон, ни его теперешние адвокаты не согласились дать интервью для этой статьи. Возможно они решили бороться с гражданскими обвинениями и пойти на суд, что следовательно могло служить основой защиты Джексона — так же как основанием к дальнейшим обвинениям в вымогательстве самим обвинителям, которые могли бы хорошо реабилитировать певца.
Беды Майкла начались, когда его фургон сломался на Wiltshire Boulevard в Лос-Анджелесе в мае 1992 года. Застряв на середине улицы с сильным движением, Майклу помогла жена Мела Грина, служащего агентства по сдаче в аренду машин, находящегося в миле от места происшествия. Грин поехала туда за помощью. Когда Дэйв Шварц, владелец агентства, услышал о том, что Грин везёт Джексона в агентство, он позвонил своей жене Джун и сказал ей подъехать с их 6-летней дочкой и сыном от предыдущего брака. Мальчик, тогда ему было 12 лет, был большим фанатом Джексона. По прибытии, Джун Чендлер Шварц рассказала Майклу о том, как её сын посылал ему рисунок, после того, как с Майклом произошел несчастный случай — у него загорелись волосы во время съёмок рекламы для «Пепси». Потом она дала Майклу номер их домашнего телефона.
«Это было больше похоже на то, что она передавала, почти навязывала, мальчика ему» — рассказывает Грин — «Я думаю, Майкл думал, что он в долгу перед этим мальчиком, тогда это всё и началось».
Некоторые факты об отношениях бесспорны. Джексон начал звонить мальчику и дружба росла. После того, как Майкл вернулся из турне, три месяца спустя, Джун Чендлер Шварц, её сын и дочь стали регулярными гостями в Неверленде, ранчо Джексона в предместье Санта-Барбары. В течении следующего года, Майкл одаривал мальчика и его семью вниманием и подарками, включая совместные видеоигры, просмотры фильмов, походы в магазины игрушек «R» US и поездки по всему миру — от Лас-Вегаса и Диснейленда до Монако и Парижа.
В марте 1993 года, Майкл и мальчик часто были вместе и даже спали в одной комнате. Джун Чендлер тоже стала близка к Джексону и он понравился ей очень сильно. «Он был самым добрым человеком из всех, кого она когда-либо встречала» — говорит один из ее друзей.
Странности Джексона — от его пластических операций до предпочтения компании детей — были широко известны. И хотя было необычно, для 35-летнего мужчины, спать с 13-летним ребёнком, мать мальчика и другие близкие к Джексону, никогда не думали, что это странно. Поведение Джексона лучше понимается, если рассматривать его в купе с его собственным детством.
«В противоположность тому, что вы могли бы думать, жизнь Майкла Джексона не была прогулкой по парку» — говорит один из адвокатов. Детство Джексона определённо остановилось — его неортодоксальная жизнь началась, когда ему было 5 лет и он жил в Гери, Индиана. Майкл провёл свою юность в студиях звукозаписи, на площадках, выступая перед миллионами незнакомцев и жил в бесконечных рядах комнат отелей. Кроме восьми братьев и сестёр, Майкл был окружён взрослыми, которые безжалостно давили на него, особенно его отец — Джо Джексон — строгий, не склонный к проявлениям любви человек, который бил своих детей.
Ранние переживания Джексона переросли в один из видов задержки развития, многие говорят, что он стал ребёнком в теле мужчины. «У него никогда не было детства» — говорит Берт Филдз, бывший представитель Джексона. «Оно у него есть сейчас. Его приятели 12-летние малыши. Они дерутся подушками и бросаются едой». Интерес Майкла к детям перерос в гуманитарные усилия. Многие годы он отдавал миллионы в благотворительные организации помощи детям, включая его собственную Heal the World Foundation.
Но есть и другой контекст — тот, что приходится делать во времена, в которых мы живём — в нём большинство наблюдателей могли бы дать оценку поведения Джексона. «Отдав должное тому замешательству и истерии, что творится по поводу сексуального оскорбления детей» — говорит доктор Филип Резник, известный кливлендский психиатр — «Любой физический или воспитательный контакт с ребёнком может быть расценен как подозрительный и взрослый может быть легко обвинён в сексуальных домогательствах».
Сначала, участие Джексона в жизни мальчика приветствовалось всеми взрослыми в жизни этого ребёнка — его матерью, отчимом и даже родным отцом, Ивеном Чендлером (который так же отказался от интервью для этой статьи). Ивен Роберт Чармац родился в Бронксе в 1944 году. Чендлер неохотно шёл по стопам отца и братьев и стал дантистом. «Он ненавидел быть дантистом» — говорит друг семьи — «Он всегда хотел быть писателем». После переезда в 1973 году в Вест Палм Бич для зубоврачебной практики, он изменил свою фамилию, думая, что Чармац «звучит слишком по-еврейски» — говорит его бывший коллега. Надеясь когда-нибудь стать сценаристом, Чендлер переехал в Лос-Анджелес со своей женой, Джун Уонг, привлекательной евроазийкой, которая недолго работала моделью.
В карьере дантиста Чендлера были сомнительные моменты. В декабре 1978 года, работая в Семейном Центре Crenshaw, клинике в районе Лос-Анджелеса с населением, получающим низкие доходы, Чендлер восстанавливал пациенту сразу 16 зубов за один приём. Проведя экспертизу работы, Совет Зубных Экспертов утвердил заключение, в котором обнаружил: «грубое невежество и/или неэффективность» в его профессиональной деятельности. Совет аннулировал его лицензию; однако закрытие лицензии было заменено, и, вместо этого, коллегия приостановила его деятельность на 90 дней и дала ему испытательный срок в 2,5 года. Опустошенный, Чендлер покинул город и отправился в Нью-Йорк. Он написал сценарий для фильма, но не мог продать его.
Месяцы спустя, Чендлер вернулся в Лос-Анджелес со своей женой и продолжил работать зубным врачом. К 1980 году, когда родился их сын, брак был на грани разрыва. «Одна из причин, почему Джун бросила Ивена — это его характер» — говорит друг семьи. Они развелись в 1985. Суд присудил опеку над мальчиком его матери и обязал Чендлера платить 500$ в месяц в качестве алиментов, но, если просмотреть документы, можно обнаружить, что в 1993, когда разразился скандал с Джексоном, Чендлер был должен своей жене 68 000 $ — долг, который она в конечном счёте простила.
За год до того, как Джексон вошел в жизнь его сына, у Чендлера появилась вторая серьёзная профессиональная проблема. Одна из его пациенток, модель, подала на него в суд за небрежность в лечении зубов, после того как он делал реставрацию одного из её зубов. Чендлер утверждал, что эта женщина подписала соглашение, по которому она якобы была предупреждена о возможных рисках. Но когда Эдкин Зинмен, её адвокат, попросил показать оригинал соглашения, Чендлер сказал, что документы были украдены из салона его «Ягуара». Он представил дубликат. Зинмен подозревал, но не мог проверить подлинность этих записей. «Это просто исключительное совпадение, что они были украдены» — говорит теперь Зинмен — «Это то же самое, что говорить 'Собака съела мою домашнюю работу'». Дело было в конечном счете улажено вне суда за не оглашенную сумму.
Несмотря на такие препятствия, Чендлер после этого успешно вёл практику в Беверли Хиллз. И он к тому же получил свой первый прорыв в Голливуд в 1992 году, когда был одним из сценаристов фильма Мела Брукса «Робин Гуд: Человек в трико». До того времени, когда Майкл Джексон вошёл в жизнь его сына, Чендлер не проявлял никакого интереса к мальчику. «Он продолжал обещать купить ему компьютер, так чтобы они могли бы работать над сценариями вместе, но он этого так никогда и не сделал» — говорит Майкл Фриман, прежний адвокат Джун Чендлер Шварц. Чендлер продолжал зубную практику и завёл новую семью с двумя маленькими детьми от его второй жены, общественного адвоката.
Сначала, Чендлер приветствовал и поощрял дружбу своего сына и Майкла Джексона, хвастался об этом друзьям и партнерам. Когда мальчик и Джексон остановились у Чендлера, в мае 1993, Чендлер призывал Майкла проводить больше времени с его сыном в его доме. Согласно источникам, Чендлер даже предложил Джексону сделать пристройку к дому, так чтобы певец мог остаться у него. Позвонив в районный центр и узнав что это невозможно, Чендлер сделал другое предложение — чтобы Джексон просто построил ему новый дом.
В тот же месяц, мальчик, его мать и Майкл полетели в Монако на World Music Awards. «Ивен начал ревновать из-за того, что его не взяли и чувствовал себя покинутым» — говорит Фриман. По возвращении, Джексон и мальчик снова остановились у Чендлера, что удовлетворило его — пятидневный визит, во время которого они спали в одной комнате вместе со сводным братом мальчика. Хотя Чендлер признал, что Джексон и мальчик всегда были одеты, когда бы он их ни видел в постели вместе, он утверждал, что это произошло как раз в то время и его подозрения в сексуальном домогательстве были подтверждены. Ни разу Чендлер не утверждал, что он был свидетелем сексуальных домогательств со стороны Джексона.
Чендлер стал все более зависимым, придумывая угрозы, которые отчуждали Джексона, Дэйва Шварца и Джун Чендлер Шварц. В начале июня 1993 года, Дэйв Шварц, который был в дружеских отношениях с Чендлером, тайно записал на пленку длинный телефонный разговор между ними. Во время разговора, Чендлер говорил о своей заинтересованности относительно сына, и своей злости на Джексона и бывшую жену, которую он описал как холодную и бессердечную. Когда Чендлер пытался «получить её внимание», чтобы обсудить свои подозрения насчёт Джексона, говорит он на кассете, она сказала ему : «А не пошел бы ты на ….»
«У меня были хорошие отношения с Майклом» — сказал Чендлер Шварцу. «Мы были друзьями. Мне он нравился и я уважал его и всё, что он есть. Не было причины, по которой он должен был перестать звонить мне. Я сидел однажды в комнате и говорил с Майклом и сказал ему действительно то, что я хочу от всех этих отношений. Что я хочу».
Признаваясь Шварцу в том, что он «прорепетировал», что говорить, а что не говорить, Чендлер никогда не упоминал деньги во время разговора. Когда Шварц спросил, что же сделал Джексон, что сделало Чендлера таким расстроенным, Чендлер сослался только на то, что: «Он разбил мою семью. [Мальчик] был соблазнён властью и деньгами этого парня». Оба мужчины неоднократно говорили о себе, как о бедных отцах мальчика.
Кроме того, на кассете Чендлер указал на то, что он готовился выступить против Джексона:
«Это уже обдумано» — сказал Чендлер Шварцу. «Есть другие люди, вовлеченные в дело, которые ждут моего звонка в определённый момент. Я заплатил им, чтобы они сделали это. Всё будет происходить согласно определённому плану, который не только мой. Однажды я позвонил, этот парень (его адвокат, Барри К. Ротман, вероятно) собирается уничтожить всех, кто включён — любым окольным, гадким, мучительным путём, каким он только сможет сделать это. И я дал ему все полномочия сделать это».
Затем Чендлер предсказал то, что обнаружилось только шесть недель спустя: «И если я доведу это до конца, я выиграю этот матч. Я получу всё, что хочу и они будут уничтожены навсегда. Джун потеряет [опеку над сыном]…и карьера Майкла окончится».
«Это поможет [мальчику]?» — спросил Шварц.
«Это меня не волнует» — ответил Чендлер. «Это будет больше чем кто-либо из нас мог себе представить. Целая бомба взорвётся скоро над всеми и уничтожит всех полностью. Будет резня, если я не получу того, чего хочу».
Вместо того, чтобы пойти в полицию, казалось бы, самое подходящее действие в ситуации подозрения на растление ребенка, Чендлер обратился к адвокату. И не просто к какому-то адвокату. Он обратился к Барри Ротману.
«Этот поверенный, которого я нашел... Я выбрал самого гадкого сукина сына которого я только мог бы найти» — Чендлер сказал в записанном на пленку разговоре со Шварцем. «То, что он хочет сделать — вытащить это на публику так быстро, как он только сможет, с таким масштабом, как он только сможет и унизить стольких людей, скольких сможет. Он гадкий, подлый, он очень умён и жаждет общественного внимания.» (через своего поверенного, Вайли Эйткена, Ротман отказался дать интервью для этой статьи. Эйткин согласился ответить на основные вопросы, ограниченные только делом Джексона, да и то только на те, которые не касаются Чендлера или мальчика.)
Зная Ротмана, рассказывает один из бывших коллег Ротмана, который работал с ним во время дела Джексона и вёл дневник, записывая то, что говорили и делали Ротман и Чендлер в офисе Ротмана, можно поверить, что Барри мог «выдумать весь этот план. Это [утверждения против Джексона] вписывается в границы его характера — делать что-то подобное этому». Информация, предоставленная бывшими клиентами Ротмана, сотрудниками и служащими, обнаруживает образцы манипуляции и обмана.
Ротман имеет общеюридическую практику в Century City. В одно время, он совершал сделки по музыкальным и концертным делам Литтл Ричарда, Роллинг Стоунз, The Who и Оззи Озборна. Золотые и платиновые записи, бывшие напоминанием тех дней, всё ещё висят на стенах его офиса. Со своей серо-белой бородой и вечным загаром — который он поддерживает в солярии своего дома — Ротман напоминает бывшего клиента из «а Leprechaun» (Лепрекон). Для бывших служащих, Ротман — «демон» с «ужасающим характером». Его самое заветное имущество, по словам знакомых, это его Ролс-Ройс Cornishe, с номером «BKR1 ».
За многие годы, Ротман нажил себе так много врагов, что его бывшая жена однажды выразила своему поверенному удивление, что хотя бы кто-то «не сделал его». У него репутация жестокого человека. «Он кажется профессиональным беглецом. Он почти некому не платит» — заключил следователь Эд Маркус (в докладе, зарегистрированном в Лос-анжелесском Высшем Суде, как часть процесса против Ротмана) после исследования списка кредиторов данного адвоката, который содержал более чем тридцать кредиторов и обвинителей, которые охотятся за ним. Вдобавок, более чем двадцать гражданских исков, в которых был вовлечён Ротман, были поданы в Верховный Суд, отдельные жалобы поступали на него в Комиссию по Труду и дисциплинарные действия за три инцидента были возбуждены против него адвокатурой штата Калифорния. В 1992 году, его деятельность приостановили на 1 год, и, хотя эта приостановка была в силе, вместо этого ему дали испытательный срок.
В 1987, Ротман заработал 16800 $, ведя дела об алиментах и плате на содержания детей. Через своего адвоката, его бывшая жена Джоан Ворд угрожала забрать имущество Ротмана, но он согласился отдать долг по-хорошему. Год спустя, после того как Ротман всё ещё не заплатил, адвокат Ворд попытался забрать в качестве долга дорогой дом Ротмана на Шермен Оэкс. К их удивлению, Ротман сказал, что он больше не владеет домом: тремя годами ранее, он заложил имущество в ломбардной компании Tihoa Operations, Inc., панамской акционерной корпорации. Как сказал адвокат Ворд, Ротман утверждал, что от Tihoa у него было 200 000 $ наличными в его доме и как раз в ту самую ночь его ограбили, отобрали деньги угрожая пистолетом. Единственный путь, которым он мог возместить убыток — это отдать дом Tihoa, сказал он им. Ворд и её адвокат подозревали что весь сценарий был уловкой, но они никогда не смогли бы это доказать. И только после того как заместители шерифа отбуксировали Роллс Ройс Ротлера, он начал платить им то, что был должен.
Документы, собранные Лос-анжелесским Верховным Судом, подтвердили подозрения Ворд и её адвоката. Они показывают, что Ротман создал сложную сеть счетов иностранного банка и ломбардных компаний, для того чтобы скрыть часть имущества — в частности, его дом и более чем $531 000 дохода от его возможной продажи в 1989 году. Следы этих компаний, включая Tihoa, ведут к Ротману. Он купил Панамскую ломбардную компанию (существующая, но не действующая фирма) и устроил дело так, что хотя его имя не должно было появляться в перечне её должностных лиц, он мог иметь безусловную власть поверенного, что позволяло ему контролировать передвижения денег внутри фирмы и вне её.
Между тем, служащие Ротмана получали оплату нисколько не лучше, чем его бывшая жена. Бывшие служащие говорят, что им иногда приходилось выпрашивать свои заработанные чеки. И иногда, чеки, которые они наконец получали, могли быть необналичиваемыми в банке. Он не мог удержать юридических секретарей. «Он унижал и оскорблял их» — говорит один из них. Временные работники натерпелись худшего. «Он мог использовать их в течение двух недель» — добавляет юридический секретарь — «Затем уволить, крича на них и говоря, что они были глупыми. Затем он мог сказать агентству, что он был неудовлетворён временным работником и не заплатит». Некоторые агентства в конечном счёте стали умнее и заставляли Ротмана платить наличные до того, как они будут иметь с ним дело.
Привлечение Ротмана к дисциплинарной ответственности адвокатурой штата в 1992 году вышло за рамки дела о конфликте интересов. Годом ранее, на Ротмана подала иск клиентка Муриел Меткалф, которую он представлял на слушаниях об опеке и помощи ребёнку; Меткалф обвинила его в смягчении её иска. Через четыре месяца после того, как Меткалф уволила его, Ротман, не уведомляя её, начал представлять компанию её ушедшего спутника, Боба Бруцмена.
Случай показателен по другой причине: это показывает, что Ротман имел некоторый опыт в делах, связанных с растлением малолетних, ещё до скандала с Джексоном. Меткалф, когда Ротман всё ещё был её адвокатом, обвиняла Бруцмена в растлении их ребёнка (что Бруцмен отрицал). Знание Ротмана об обвинениях Меткалф не помешали ему начать работать на компанию Бруцмана, за что он и был привлечен к дисциплинарной ответственности.
К 1992 году Ротман скрывался от огромного числа кредиторов. Корпоративное агентство по недвижимому имуществу Folb Manegement , было одним из них. Ротман задолжал компании $53 000 (возврат арендной платы и проценты за офис на Сансет Бульвард). Folb преследовала его в судебном порядке. Тогда Ротман выдвинул ответные обвинения, утверждая, что охрана здания была настолько неадекватна, что однажды ночью воры смогли украсть ценное оборудование более чем на $ 6 900 из его офиса. В ходе слушаний, адвокат Folb сказал суду: «Мистер Ротман не из тех, чьё слово может быть принято за истину».
В ноябре 1992 года, у Ротмана имел свою юридическую фирму, на хвосте которой было банкротство по показаниям 13 кредиторов — включая Folb Manegement с долгами суммой на $ 880 000 и не подтверждённым имуществом. Просмотрев бумаги о банкротстве, бывший клиент, на которого Ротман подал иск за неуплату $ 400 000 гонорара за юридические услуги, заметил, что в списке Ротмана не числилось имущества на сумму $ 133 000. Бывший клиент угрожал разоблачить Ротмана за «обман кредиторов» — уголовное преступление — если он не прекратит судебную тяжбу. Загнанный в угол, Ротман отозвал иск в считанные часы.
За шесть месяцев до заявления о банкротстве, Ротман передал право владения своим Роллс-Ройсом фиктивной компании Майо, которую он контролировал. Тремя годами ранее, Ротман заявлял другого владельца машины — Longridge Estates, отделение Tinoa Operations, компанию, которая держала документы на его дом. В бумагах корпорации, заведенными Ротманом, адреса указанные для Tinoa и Longridge были одинаковы: 1554 Cahuenga Boulevard — который, как оказалось, был адресом китайского ресторана в Голливуде.
С участием этого человека, в июне 1993 года Ивен Чендлер начал выполнять «некий план», на который он ссылался в записанном на кассету разговоре с Дэйвом Шварцем. В конце месяца, Чендлер посвятил свою бывшую жену в свои подозрения. «Она думала, что всё это чушь» — говорит её бывший адвокат, Майкл Фриман. Она сказала Чендлеру, что осенью хочет забрать из сына из школы для того, чтобы они смогли бы сопровождать Майкла в мировом турне «Dangerous». Чендлер разозлился и, по нескольким источникам, угрожал предъявить общественности доказательства, как он утверждал, которые у него были на Джексона. «Какой родитель в здравом уме хотел бы вытащить своего ребёнка в центр внимания общественности» — спрашивает Фриман — «Если что-либо вроде этого действительно имело место, вам бы захотелось защитить своего ребёнка».
Майкл попросил своего тогдашнего адвоката Берта Филдза, вмешаться. Один из самых видных адвокатов, работавших сфере индустрии развлечений, Филдз представлял Майкла с 1990 года и вёл переговоры с Sony о самой большой когда-либо совершавшейся музыкальной сделке, с доходами, оцениваемыми предположительно в 700 миллионов долларов. Филдз привлёк сыщика Энтони Пелликано, чтобы он помог расставить всё на свои места. Пелликано делал всё в сицилианском стиле, будучи отчаянно преданным тем, кто ему нравился и безжалостным, жестким по отношению к своим врагам.
9 июля 1993 года, Дэйв Шварц и Джун Чендлер Шварц проиграли записанный ими разговор для Пелликано. «Прослушав кассету за десять минут, я понял, что это было о вымогательстве» — говорит Пелликано. В тот же день, он подъехал к Джексоновскому владению Century City, где гостили сын Чендлера и сводная сестра мальчика. Вне присутствия Джексона, Пелликано «осуществил визуальный контакт с мальчиком» и задал ему, как он говорит «однозначные вопросы": «Майкл когда-нибудь прикасался к тебе? Ты когда-нибудь видел его голым в постели?» Ответ на все эти вопросы был нет. Мальчик неоднократно отрицал, что что-либо в постели имело место. 11 июля, после того, как Майкл отказался встретиться с Чендлером, отец мальчика и Ротман продвинули вперёд другую часть плана — им нужно было получить опеку над мальчиком. Чендлер попросил свою бывшую жену позволить ребёнку остаться с ним «на одну недельку». Как сказал позже Берт Филдз в письменном показании под присягой для суда, Джун Чендлер Щварц позволила мальчику уехать, полагаясь на заверения Ротмана Филдзу, что её сын вернётся после точно определённого времени, никогда не предполагая, что слова Ротмана могут ничего не стоить и что Чендлер может не вернуть их сына.
Уайли Эйткен, адвокат Ротмана, утверждает, что «в то время, когда Ротман давал слово, у него было намерение вернуть мальчика». Однако, когда «он узнал, что мальчик может ускользнуть из страны [поехать в турне с Джексоном], я не думаю, что у него был другой выбор». Но хронология чётко выявляет ,что Чендлер знал о том, что мать мальчика планирует взять сына в турне ещё в июне, когда тот закончил учёбу в школе. Записанный телефонный разговор, сделанный в начале июля, ещё до того, как Чендлер взял опеку над сыном, также по-видимому подтверждает, что Чендлер и Ротман не имели намерения выполнять соглашение о посещении. «Они [мальчик и мать] этого ещё не знают» — говорит Чендлер Шварцу — «Но они никуда не поедут».
12 июля, в тот же день, когда Чендлер взял контроль над сыном, у него была подпись бывшей жены на документе подготовленном Ротманом, по которому она не могла вывозить ребёнка из Лос-Анджелесского округа. Это означало, что мальчик не мог бы сопровождать Джексона в турне. Его мать сказала суду, что она подписала этот документ по принуждению. Чендлер, как она сказала в письменных показаниях под присягой, угрожал, что : «Я не получу [мальчика] обратно». Последовала жестокая борьба за опекунство, делавшая ещё мрачнее все обвинения Чендлера, о неправильном поведении со стороны Джексона. Это было во время первых нескольких недель после того, как Чендлер получил контроль над сыном, который был теперь изолирован от друзей, матери и отчима — тогда утверждения мальчика и приняли свои очертания.
В то же время, Ротман, ища мнение какого-нибудь эксперта для обоснования обвинений против Джексона, позвонил доктору Мэфису Абрамсу, психиатру из Беверли Хиллз. По телефону, Ротман ознакомил Абрамса с гипотетической ситуацией. В ответ, даже не встречаясь с Чендлером и его сыном, 15 июля Абрамс отправил Ротману письмо на двух страницах, в котором он констатировал, что «существует обоснованное подозрение, что сексуальное оскорбление имело место». Важно, что он также утверждал, что если это был реальный, а не гипотетический случай, то закон требует, чтобы он сделал рапорт по делу в Окружное Отделение Детских Служб Лос-Анджелеса (ООДСЛА).
По записи дневника от 27 июля, оставленной бывшим коллегой Ротмана, ясно, что Ротман помогал Чендлеру выполнить план. «Ротман написал письмо Чендлеру, советуя ему, как сообщить об оскорблении ребёнка, не вовлекая в это родителя» — запись в дневнике.
В этот момент, всё ещё не было предъявлено требований или формальных обвинений, только завуалированные утверждения, которые переплелись в жестокой схватке за опекунство. 4 августа 1993 года, однако, всё прояснилось. Чендлер и его сын встретились с Джексоном и Пелликано в отеле Westwood Marquis. На встрече с Джексоном, говорит Пелликано, Чендлер нежно обнял певца (жест, как говорят некоторые, который противоречит подозрениям о том, что Джексон причинил вред его сыну), затем он залез в карман, вытащил оттуда письмо Абрамса и начал читать строчки из него. Когда Чендлер добрался до части об оскорблении ребёнка, мальчик, как говорит Пелликано, опустил голову и затем посмотрел на Джексона с удивлённым выражением лица, словно говоря «Я не говорил этого». Когда встреча закончилась, Чендлер указал пальцем на Джексона, говорит Пелликано, и предупредил «Я собираюсь уничтожить тебя».
Позже, тем же вечером, на встрече с Пелликано в офисе Ротмана, Чендлер и Ротман предъявили свои требования — 20 миллионов долларов.
13 августа была ещё одна встреча в офисе Ротмана. Пелликано пришёл с контрпредложением — $ 350 000 за написание сценария. Пелликано говорит, что сделал предложение чтобы разрешить спор об опеке и предоставить Чендлеру возможность проводить больше времени с сыном, работая над сценарием вместе. Чендлер отклонил предложение. Ротман сделал обратное требование — сделка за три сценария или ничего — но это было отвергнуто. В дневнике бывшего коллеги Ротмана, запись от 24 августа обнаруживает разочарование Чендлера: «У меня почти была $20 миллионная сделка» — сотрудник слышал, как Чендлер говорил это Ротману.
До того, как Чендлер стал контролировать сына, единственным человеком, обвинявшим Джексона был сам Чендлер — мальчик никогда не обвинял Майкла в каких-либо неправильных действиях. Однажды это изменилось в зубном кабинете Чендлера в Беверли Хиллз.
В присуnствии Чендлера и Марка Торбинера, зубного анестезиолога, мальчику дали очень спорное лекарство — амитал натрия, который, как некоторые ошибочно думают, является сывороткой правды. После того, как мальчик провёл время в зубном кабинете, он впервые сделал утверждения против Джексона. Журналист KCBS -TV, в Лос-Анджелесе, 3 мая 1994 года сообщил, что Чендлер использовал наркотики, дав их своему сыну, но дантист стал утверждать, что он сделал это только для того, чтобы вырвать зуб сына и что мальчик уже вышел из-под влияния наркотика, когда делал заявление. Ответ для статьи Торбинера по поводу использования наркотиков в отношении мальчика, был таков: "Если я и использовал его, то это было для зуболечебных целей”.
Имеющиеся факты об амитале натрия и недавний случай его использования, утверждения мальчика, по словам нескольких экспертов, должны рассматриваться как ненадёжные, если не очень спорными.
"Это психическое вмешательство, которое не может быть надёжным подтверждением факта” — говорит доктор Резник, кливлендский психиатр. "Люди исключительно внушаемы под его воздействием. Люди, под воздействием амитала натрия будут говорить вещи, которые совершенно не соответствуют действительности”. Аминал натрия — это барбитурат, сильно действующий наркотик, который вводит людей в гипнотическое состояние, особенно если он введён внутривенно. Первоначально предназначавшийся для лечения амнезии, впервые стал использоваться во времена Второй Мировой Войны, применялся на солдатах травмированных — при некоторых нарушениях, вызванных шоком — ужасами войны. Исследования учёных 1952 года, изначально проводимые для того, чтобы подтвердить действие наркотика как сыворотки правды, показали вместо этого и его риски: под его воздействием может быть легко внушена ложная память. "Легко внушить какую-либо идею через задание нужных вопросов” — говорит Резник. Но его эффект, по всей видимости, даже более коварен: "Идея может стать их памятью и исследования показали, что даже когда ты говоришь им правду, они поклянутся на Библии, что это происходило на самом деле” — говорит Резник.
Недавно, ненадёжность лекарства стала проблемой для разбирательства в Верховном суде Напа Каунти, Калифорния. После прохождения многочисленных терапевтических сеансов, по крайней мере один из которых включал использование амитала натрия, 20-летняя Холли Рамона обвинила отца в своем растлении им, когда она была ребёнком. Гэри Рамона неистово отрицал обвинение и подал в суд на терапевта и психиатра дочери, которые дали ей наркотик. Этим маем присяжные согласились с Гэри Рамона, полагая, что терапевт и психиатр могли вложить память, которая была ложной. Гэри Рамона был первым, кто успешно юридически бросил вызов так называемому «феномену перепечатанной памяти», который произвёл на свет тысячи обвинений в сексуальном оскорблении за последнее десятилетие.
Что касается истории Чендлера об использовании наркотика для того, чтобы успокоить своего сына во время удаления зуба, она тоже кажется сомнительной, в свете общепринятого использования наркотика. «Это абсолютно психиатрический наркотик» — говорит доктор Кеннеф Готтлиб, психиатр их Сан-Францизко, который назначает амитал натрия пациентам с амнезией. Доктор Джон Йеджила, координатор отделения анестезии и контроля над болью школы дантистов UCLA, добавляет: «Это необычно для этого препарата, чтобы быть использованным для удаления зуба. В этом нет никакого здравого смысла в то время как доступны альтернативные препараты, которые лучше и безопаснее. Этот препарат не был бы моим выбором».

0

10

"Настоящее преступление" с Афродитой Джонс

Источник: http://u.to/46oV

Перевод: nlmda

Автор - Чарльз Томпсон, английский журналист-фрилансер из Эссекса, сотрудничает со многими крупными музыкальными журналами и ВВС, признанный специалист по "черной" музыке, активно поддерживает Джонс и постоянно публикует материалы в защиту [color=red]Майкла Джексона.

Сайт charles-thomson.net.

Документальный фильм Афродиты Джонс о Майкле Джексоне еще даже не вышел в эфир, но СМИ уже начали отпускать саркастические комментарии. Этот фильм, призванный подчеркнуть крайне негативную роль, которую сыграли средства массовой информации в деле об обвинениях против Джексона, в New York Daily News уже окрестили "любовным письмом к звезде". К тому же, добавляют в Daily News, передача необъективна, поскольку это "парад бывших советников Джексона и его слуг".

Последнее замечание вызывает особое недоумение своей необъективностью и несправедливостью. Во-первых, среди участников программы два человека, бывшие присяжными по делу Джексона, эксперт по уголовному праву и сама Джонс, которая в 2005-м освещала процесс над Майклом Джексоном в качестве журналистки. Никто из этих людей не знал Джексона лично, и тем более он не являлся их работодателем.

Во-вторых, еще более странной выглядит идея, что нельзя верить документальному фильму о Майкле Джексоне, потому что в нем принимают участие те, кто знал Майкла в течение долгого времени. Отсюда придется делать вывод, что фильм был бы гораздо достовернее, если бы половина экранного времени была посвящена людям, которые вообще ничего не знали о диких спекуляциях по поводу его личной жизни. Это просто абсурдно.

Приехав домой сегодня, я обнаружил, что мне прислали DVD для предварительного просмотра. Своими впечатлениями я хочу поделиться.

Передача начинается с кадров о смерти Джексона на 25 июня прошлого года, Джонс полагает, что несмотря на то, что "технически" поп-звезда был убит острой интоксикацией пропофола, на самом деле его трагическая смерть была неизбежна. Она утверждает, что он был сломлен морально фальшивыми обвинениями о его отношениях с детьми и теми инсинуациями, которые допускали средства массовой информации при освещении этого процесса. "Джексон так и не смог вернуться из суда, - говорит Джонс в рекламном ролике. - И он погиб в попытках сделать это".

Затем аудитория переносится назад в 1993-й, и рассматриваются первые обвинения, выдвинутые против Джексона. Много времени уделяется спорному вопросу об урегулировании гражданского иска, поданного родителями Джорди Чандлера. Этот поступок, считает Джонс, является основной причиной того, что многие не поверили Джексону.

Бывший менеджер Джексона Фрэнк Дилео говорит, что Джексон был обманут своими бизнес-консультантами, которые были больше заинтересованы в получении власти над звездой, чем его имиджем в обществе. Томас Месеро, который в 2005-м представлял Джексона в суде, добавляет, что денежное урегулирование также создало прецедент для всех, кто был заинтересован в том, чтобы вымогать деньги у Майкла Джексона, дав понять, что он оказался легкой мишенью. Он создал условия, чтобы такие люди могли решить: "Зачем работать, когда можно просто сфабриковать иск против Майкла Джексона?"

Именно беспокойство Джексона в связи с влиянием этого поступка на его имидж, утверждает Джонс, побудило Майкла дать интервью Мартину Баширу и допустить его в свою личную жизнь. Соблазненный обещаниями Башира, что его документальный фильм будет рассказом о Неверленде, который Майкл стремился сделать центром реабилитации для детей со всего мира, поп-стар дал Баширу беспрецедентный доступ к своей жизни, в надежде, что тот будет отстаивать его невиновность в связи с обвинениями 1993 года о совращении ребенка. Однако Башир оказался ловким манипулятором, который использовал эти съемки для продвижения собственной карьеры, говорит Джонс. Благодаря скандальному фильму Башир получил должность в отделе новостей ABC, для самого же Джексона этот фильм оказался катализатором, позволившим выдвинуть против него повторные обвинения.

Томас Месеро описывает бывшего окружного прокурора Тома Снеддона - который пытался преследовать Джексона ранее в 1993 году и предъявил ему обвинения в 2003 году - как "одержимого абсурдными идеями". Пол Родригез, старшина присяжных в суде Джексона, соглашается: "Он был готов на все, он делал все возможное, чтобы убедить нас смотреть на вещи его глазами, вне зависимости от фактов и доказательств, - говорит он. - Со стороны это было похоже на вендетту".

Уголовный адвокат, специалист по защите известных людей, Микки Шерман добавляет: "Я думаю, в этом деле было слишком много эмоций. Том Снеддон казался радостным. Он просто сиял. Было очевидно, что он получает удовольствие, видя Майкла Джексона страдающим... Он был так очевидно счастлив, поливая Майкла Джексона грязью, что если у кого-то и было доверие к его доказательствам, оно существенно уменьшилось".

Джонс утверждает, что СМИ проигнорировали то, что в суде Джексон был оправдан по всем пунктам, и продолжали изображать его хищником, поскольку он делал "большие заголовки на обложках дешевых газетенок". Месеро добавляет, что средства массовой информации чувствовали себя униженными таким приговором, поскольку журналисты предсказывали, что он будет осужден, "у них слюна капала при мысли о фотографиях, на которых Джексона тащат в тюрьму". Джонс полагает, что судебное разбирательство травмировало Джексона до такой степени, что вызвало нарушения сна, и именно поэтому он умер от передозировки пропофола летом прошлого года.

Хотя ранние отзывы были несправедливыми и неточными, этот документальный фильм действительно имеет недостатки. Для непосвященных он показывает лишь верхушку айсберга из того, насколько фальшивыми были обвинения против Джексона и какова была роль средств массовой информации в том, что информация о суде преподносилась с таким перекосом. Конечно, в рамках такого документального фильма невозможно осветить все детали и опровергнуть все то, что было написано в 2005-м за четыре месяца, пока длился суд, однако, он позволяет сделать свои собственные выводы. В течение часа, который продолжается программа, вы услышите ключевую информацию об обоих турах обвинения Джексона и предположения о том, что привело его к смерти.

Обвинения 1993-го года преподносятся как факт, хотя официального обвинения выдвинуто вообще не было. Претензии, предъявленные Эваном Чандлером, отражаются как факты, а не гипотезы, и ни слова не сказано, что тогда не было найдено ни одной улики для возбуждения уголовного дела.

В программе также не упоминается серьезная правовая причина, по которой гражданский иск в 1994 году был урегулирован таким образом. В 1993 у Тома Снеддона было так мало доказательств в поддержку его обвинения, что два отдельно созванных больших жюри не дали ему разрешения выдвинуть обвинения против Джексона. Зато прокурору удалось добиться того, что гражданское судопроизводство началось раньше, чем было заведено уголовное дело. Это было нарушением пятой поправки по отношению к Джексону и серьезно подрывало его право на справедливое судебное разбирательство.

Проведение гражданского разбирательства до уголовного суда давало обвинению безоговорочный доступ к оборонной стратегии Джексона. Если бы Джексон привел свое алиби в гражданском процессе, Снеддон мог вернуться к себе в офис и изменить сроки по уголовным обвинениям. Если бы Джексон назвал свидетелей, которые подтвердили бы его версию событий, Снеддон мог вернуться к себе в кабинет и откорректировать списки тех, кого он представлял свидетелями обвинения. Любая оборонная стратегия Джексона была бы использована против него, что делало для него невозможной задачу выиграть по уголовному делу. Единственный способ, которым Джексон мог гарантировать себе справедливость уголовного судопроизводства - закрыть гражданское судопроизводство без разбирательства.

Соглашение об урегулировании предусматривало положение о том, что условия урегулирования гражданского иска не препятствовали семье Чандлера давать показания по уголовному делу. Джексон был готов к борьбе с обвинениями в суде, но он не был готов расстаться со своим правом на справедливое судебное разбирательство из-за гражданского иска. Решение Чандлеров не давать показания по уголовному делу было принято ими совершенно самостоятельно и, возможно, является лучшим свидетельством того, что было их действительной целью.

Ни одна из этих деталей не упоминается в этой программе при обсуждении событий 1993 года.

Когда в 2003 развернулся второй раунд обвинений, Снеддон неоднократно нарушал закон в погоне за Джексоном. Он нарушил условия своего собственного ордера на обыск, когда его сотрудники незаконно ворвались в офис наемного адвоката Джексона, нарушил наложенное в судебном порядке "правило кляпа" (приказ судьи участникам процесса не обсуждать дело с лицами, не имеющими к нему прямого отношения; запрет на публикацию материалов, относящихся к делу, и информации о судебном процессе - прим. перев.) и украл документы, которые должны были использоваться защитой, из дома сотрудника Джексона.

После того, как адвокат Джексона выступил на NBC и заявил, что звезда имеет "неопровержимое, железное алиби" для дат, на которые указывает обвинение, Снеддон при предъявлении обвинения в суде смещает их почти на две недели.

Ничего из этого не упоминается в шоу, которое вы увидите сегодня вечером. Не услышите вы и дискуссий по поводу показаний, которые были представлены в деле Джексона. О том, как каждый из семьи Арвизо был неоднократно уличен в бессовестной лжи, когда они противоречили самим себе и версиям друг друга. Они утверждали, что были в плену в Neverland, когда записи четко показали, что они могли приезжать и уезжать с ранчо по своему желанию, и что им был обеспечен полный доступ к телефонной связи, когда они были там. Было также установлено, что в прошлом семья уже лгала о сексуальном насилии, рассчитывая на денежную выгоду.

Помимо прочего, один из уволенных сотрудников Джексона заявил, что был свидетелем того, как тот приставал к Бретту Барнсу, Уэйду Робсону и Маколею Калкину - закончилось тем, что все названные пришли в суд и в недвусмысленных выражениях заявили, что они никогда не сталкивались с подобным поведением со стороны Джексона и что они возмущены подобными заявлениями. Обвинение также не смогло создать ни одного доказательства участия Джексона в их непродуманных теориях заговора. Все это - и многое другое - вы не увидите на своих экранах сегодня вечером.

Короче говоря, сегодняшняя попытка рассказать правду страдает из-за нехватки времени. В то же время она включает интересные комментарии от таких специалистов, как Томас Месеро и присяжных Пол Родригез и Полина Коккоз, и это даст хотя бы общее представление о сомнительных мотивах Снеддона и его тактике - просто невозможно сжать все, что стоит за обвинениями в адрес Джексона в один час телешоу. Сама Афродита Джонс написала 296 страниц книги о суде 2005 года.

И хотя этот документальный фильм не включает в себя все оправдательные доказательства, касающиеся обвинений в адрес короля поп-музыки, это может вдохновить скептиков пересмотреть свою позицию в отношении Майкла Джекона и, возможно, заинтересует их достаточно, чтобы поискать книгу Джонс "Заговор против Майкла Джексона", в которой содержится гораздо более подробная информация.

Радио-интервью Мр. Томпсона (англ. яз)

Источник: youtube.com
MichaelJacksongenius | 26.03.2010

0

11

Здесь приведены свидетельские показания , которые были даны Дэвидом ЛеГраном (бывшим адвокатом Майкла Джексона) во время суда 2005 года.

Источник: forum.myjackson.ru
Перевод: Katya


В 2003 году Дэвид ЛеГранд нанял фирму (interfor) для начала расследования людей из окружения Майкла Джексона.

Расследования также касались Джона Бранка.
В результате этих расследований он был УВОЛЕН Майклом в 2003 году.

Вопросы задавал , Томас Мезеро адвокат Майкла Джексона.

Вопрос: Каталог Sony/ATV принадлежал поровну Sony и Майклу Джексону? Правильно?
Ответ: Правильно.

Вопрос: В то время, когда вы проводили расследования относительно людей, связанных с Майклом Джексоном, одним из таких людей был Джон Бранка. Правильно?
Ответ: Правильно.

Вопрос: В то время Джон Бранка работал адвокатом в Лос Анжелесе, выполняя музыкальную работу для Майкла Джексона, правильно?
Ответ: Да.

Вопрос: Просто для уточнения: мистер Бранка работал в качестве партнера в юридической фирме Ziffren в Лос Анжелесе, правильно?
Ответ: Да.

Вопрос: Эта фирма также представляла Sony, правильно?
Ответ: Да.

Вопрос: И вы были обеспокоены тем, что Джон Бранка и эта фирма не представляли интересы Майкла Джексона должным образом, так как они были связаны с Sony, правильно?
Ответ: Да.

Обвинитель : Возражение.

Судья : Принято.

Вопрос: Были ли вы уверены , когда начали расследование в том, что Эл Малник, Томми Мотола, Джон Бранка и люди в Sony пытались найти пути для того, чтобы получить часть каталога, принадлежащую Майклу Джексону ?
Ответ : Я не уверен, что мог бы включить Эла Малника в эту группу, но я определенно был обеспокоен тем, что Бранка и Мотолла , в особенности, имеют возможность общаться, так, что он мог донести до Sony интересы Майкла в их совместном владении Sony/ATV каталог.

Вопрос: Были ли вы озабочены тем, что Томми Мотолла и Джон Бранка сотрудничали друг с другом с целью обманом лишить Майкла Джексона его части?
Ответ: Основываясь на подозрениях . которые произвели на меня и моих партнеров сильное впечатление, мы попросили interfor обратить внимание на эти слухи.

Вопрос: Почему вы проверяли Mr. Бранка?
Ответ: Потому что Mr.Conitzer сообщил, что он очень обеспокоен относительно Mr.Бранка и что Mr. Джексон выразил обеспокоенность относительно ЛОЯЛЬНОСТИ Mr.Бранка.

Вопрос: Вы напомнили interfor о необходимости расследовать оффшорный банковский счет?
Ответ:Этим должны были заниматься другие. Мы попросили interfor проверить Mr. Бранка. Они сообщили нам, что...

Обвинитель : Протест.

Судья : Принято.

Вопрос: Правда ли это, что вы пытались проверить оффшорный счет , принадлежащий Бранка иТомми Мотолла ?
Ответ: Да.

Вопрос: Почему вы хотели проверить этот счет?
Ответ: Если там был оффшорный счет, на который были отложены деньги для прибыли Mr. Бранка, это означало бы, что существовали очень серьезные нарушения , за которые Mr. Бранка нес ответственность перед Mr. Джексоном.

Вопрос: Расследования показали, что Бранка оказался вовлеченным в этот счет, правильно?
Ответ: Отчет расследования показал, что это так.

Вопрос: И отчет расследования показал, что Sony были вовлечены в этот счет также, правильно?
Ответ: Отчет расследования показал, что SONY ПЕРЕВОДИЛИ ДЕНЬГИ НА ЭТОТ СЧЕТ .

Вопрос: Sony переводили деньги на этот счет В КАЧЕСТВЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ ДЛЯ БРАНКА , правильно?
Ответ: Это то, что показал отчет.

Вопрос: Вам известно, почему было принято решение ''очистить дом'' в таком специфическом моменте в бизнесе Mr. Джексона?
Ответ: Я знаю, что Mr. Джексон говорил мне.

Вопрос: Почему вы не говорите, что Mr. Джексон говорил вам?
Ответ: Mr. ДЖЕКСОН ГОВОРИЛ МНЕ, ЧТО ОН БОЛЬШЕ НЕ ДОВЕРЯЕТ ДЖОНУ БРАНКА

Следующие вопросы были опротестованы обвинением и протесты были приняты судьей, но Мезеро донес свою точку зрения и подозрения Майкла Джексона, которые были запротоколированы судом.

Протоколы суда здесь:

http://www.geniusmichaeljackson.com...2013%202005.txt

Вопрос: Вы думаете, что Sony платили Mr. Бранка, чтобы он ПРЕДАЛ Mr. Джексона?

Обвинитель: Протестую.

Судья: Принято.

Вопрос: Вы расследовали Бранка, потому что были обеспокоены тем, что он и Sony совместно переводят деньги на оффшорный счет так, что они могут ОБМАНОМ ЛИШАТЬ доли Майкла Джексона?

Обвинитель: Протестую.

Судья : Принято.

После этих расследований Майкл уволил Бранка, о чем сообщил ему письмом от 3 февраля 2003 года .

Перевод письма полностью приводится ниже. Спасибо, mjj.

Он просил Бранка принять вместе с соглашениями о расторжении трудового договора, КОТОРЫЙ БЫЛ НАРУШЕН БРАНКА

Джон Бранка продолжает не соглашаться с предписаниями письма, которое увольняло его в 2003 году.

Бранка и МакКлейн сами назначили себя распорядителями имущества обманным способом.

Их искренности нельзя больше доверять.

''Исполнитель завещания обязывается говорить суду правду, только правду и ничего, кроме правды''.

Несмотря на вашу высочайшее образование, славу и деньги, вы говорите вежливо и уважительно с другими.

Письмо от 3 февраля 2003 года, которым Майкл Джексон уведомлял Джона Бранка о прекращении их сотрудничества и давал инструкции о передаче дел.

Перевод письма МД об увольнении Бранки в 2003 г.

Передано лично в руки

Флорида, __ (не видно числа) февраля 2003 г.

John Branka
Ziffren, Brittenham, Branca, Fischer

Касательно: Прекращение услуг

Уважаемый Джон,

Настоящим подтверждаю, что я прекращаю соглашение об оказании услуг вами и вашей фирмой, которые вступает в действие с момента доставки того письма. Я нанял Дэвида Дж. ЛеГранда, его фирму, Hale Lane Peek Dennison & Howard, совместно с Booth Mitchel & Strange представлять мои международные интересы. Настоящим прошу вас соответствовать просьбам, сделанным в отношении вас и вашей фирмы, для того чтобы немедленно и в должном порядке прекратить оказание ваших услуг.

Вам предписывается безоговорочно и в полной мере сотрудничать с г-ном ЛеГрандом, Мисс Брандт и их компаньонами. Я попросил г-на ЛеГранда и Мисс Брандт получить все мои файлы, записи, документы, счета, относящиеся ко мне лично и ко всем компаниям, которыми я владею или контролирую, которые могут быть в вашем распоряжении. Вы должны доставить оригиналы всех этих документов г-ну ЛеГранду немедленно. Он сделает вам копии, которые будут вам переданы.

Вам предписывается немедленно прекратить какую-либо деятельность от моего имени, кроме деятельности, направленной на прямое сотрудничество с г-ном ЛегРандом и по его специальным запросам. Также прошу вас выполнить любые и все необходимые документы, которые будут обоснованно востребованы от вас г-ном ЛеГрандом и Мисс Брандт, для передачи контроля над любыми и всеми моими файлами (или любым моим бизнесом) в соответствии с их инструкциями.

Я также привлекаю новую компанию для менеджмента, и вы более не должны иметь никаких обсуждений с Barr Siegel или с Provident Financial Management по поводу моих юридических вопросов. Г-н Siegel и Provident Financial Management больше не представляют мои интересы или интересы любого бизнеса, которым я владею или контролирую.

Вам, в особенности, надлежит немедленно перевести любые средства, которые вы держите в трасте для меня, г-ну ЛеГранду.

Я ожидаю полное и исчерпывающее сотрудничество с моей новой управляющей компанией, г-ном ЛеГрандом, Мисс Брандт или с любым другим профессионалом, которые ими направлены для помощи в понимании моих финансовых дел, юридических дел и подготовки налоговых выплат. Вам и вашей фирме будет выплачена компенсация в соответствии с вашей обычной почасовой оплатой за любую вашу дальнейшую
помощь. Пожалуйста, передайте г-ну ЛеГранду счет за ваши услуги за период, включающий дату этого письма, когда вам удобно.

Майкл Джексон

+1

12

Оправдательные факты умалчиваются, а вместо этого предпочтение отдается грязным выдумкам. Чернокожего филантропа обзывают педофилом, а его белый вымогатель изображен мучеником.



Источник:vivere.mybb.ruПервоисточник:charlesthomsonjournalist.blogspot.comАвтор: Charles Thomson, 19 ноября, 2009гПеревод: Маруся, Grizabella ©myjackson.ru



Самоубийство Чандлера ярко высвечивает предубеждения, которые пресса создавала против Джексона Когда вчера выплыло, что две недели назад Эван Чандлер, отец Джорди Чандлера, выстрелил себе в голову, то, несмотря на все усилия, приложенные прессой для его обеления, по нему не было пролито ни одной слезы.

Большинство источников навязывает нам Чандлера как «отца мальчика, который обвинил Джексона в совращении малолетнего». Неверно. Чандлер был отцом, который обвинил Джексона в совращении своего сына.

Первоначальные обвинения против Джексона были выдвинуты не Джорди Чандлером, а его отцом Эваном, несмотря на то, что Джорди утверждал, что Джексон никогда не дотрагивался до него неподобающим образом, утверждение, которое мальчик повторял в течение нескольких месяцев.

Отношения между отцом мальчика и Джексоном испортились в начале 1993 года, когда Эван попросил поп-звезду построить ему дом, и Джексон вежливо отклонил это предложение. Неудачливый сценарист Чандлер вскоре после этого связался с Джексоном и попросил его от своего имени обсудить сделки по написанию сценариев. При этом он сказал, что, если Джексон не согласится, он обвинит его в совращении сына. Джексон отказался – а что было дальше – уже история.

Как это раскрыто Мэри Фишер в статье 1994 года «Был ли Майкл Джексон подставлен?», Чандлер заявил, что Джексон совратил его, только после того, как Эван – стоматолог по специальности – накачал Чандлера наркотическим средством амиталом натрия, которое, как известно, вызывает синдром ложной памяти, искажающий сознание.

Даже когда Джордан Чандлер начал вести линию своего отца, его свидетельство было таким неубедительным, что окружной прокурор Том Снеддон представил дело на рассмотрение трем отдельным заседаниям присяжных, и ни одно из них не позволило ему выдвинуть официальные обвинения против Майкла Джексона. Напротив, вразрез с широко распространенным мифом, Джордан Чандлер не смог точно описать половые органы Джексона. Среди прочих неточностей он утверждал, что Джексон был обрезан, тогда как полицейские фотографии указывали на обратное.

Неудивительно, что подобная информация не увидела официальный свет в ходе репортажей по поводу смерти Эвана Чандлера. Вместо этого, самоубийство Чандлера рассматривается как еще одна возможность облить грязью Майкла Джексона и бесконечно муссировать тот старый, заезженный миф с обвинениями 1993 года, в части мирового соглашения по этому делу.

Новостные источники опять сообщают, что в 1994 году Джексон заплатил Чандлерам компенсацию. Это – полная фикция.

Судебные документы, обнародованные в 2005 году, четко устанавливают, что держатель страховки Джексона «провел переговоры и уплатил компенсацию, несмотря на протесты Г-на Джексона и его личного адвоката-советника».

Джексон даже не согласился с мировым соглашением, не говоря уже о выплате компенсации.

Среди источников, которые приводят этот старинный абсурд, The Sun, который я всегда считала специалистом по Майклу Джексону. Вчера со мной связались по телефону и попросили предоставить информацию по Эвану Чандлеру и обвинениях 1993 года, что я и сделала. Тем не менее, моя информация не была использована совсем – скорее всего, потому, что носила положительный характер. Мифы, которые отражают вину Джексона, явно важнее, чем правда, которая его оправдывает.

Увидев, что статья в The Sun о самоубийстве Чандлера содержит ряд фактических неточностей (наиболее бросающееся в глаза то, что Джорди Чандлер инициировал обвинения по растлению и то, что Джексон заплатил компенсацию), я связалась с редакцией газеты – своими обычными контактными лицами и журналистом, который написал статью. На письма не ответили и статью не поменяли.

Еще The Mirror, стоящая на несколько ступеней выше по шкале абсурда, попыталась изобразить Чандлера как своего рода мученика. «Отец Эван Чандлер хотел справедливости в деле о растления малолетних Майклом Джексоном, но закончил саморазрушением», кричал заголовок.

Справедливости?

Если Эван Чандлер хотел справедливости, почему же он связался с Майклом Джексоном и попросил его лично провести сделку по продаже трех сценариев, и только после отказа обратился в полицию? Если он хотел справедливости, почему же он принял компенсацию от страховой компании Джексона?

В действительности дело о мировом соглашении включало статью, которая гласила, что принятие компенсации по гражданскому иску не влияет на способность семьи свидетельствовать по уголовному делу. Поэтому, если Эван Чандлер хотел справедливости, почему он не позволил полиции расследовать дело дальше?

Заголовок, так же как и сама статья, полный абсурд.

Взяв от страховой компании Джексона компенсацию в размере около $15 миллионов (а не $20 миллионов приписываемых прессой), в 1996 году Эван Чандлер попытался выдвинуть иск против Джексона еще на $60 миллионов, заявив, что выпуск альбома HIStory нарушает статью мирового соглашения о конфиденциальности. В дополнение к поданному иску против Джексона Чандлер потребовал от суда разрешить ему в противовес выпустить свой собственный альбом под названием ЕVANstory.

Да уж, действительно.

Поэтому, человек, который, как утверждает The Mirror, «хотел справедливости», думал, что лучшим способом действия после того, как утихла первоначальная шумиха в прессе, будет выпуск музыкального альбома о предполагаемом растлении его несовершеннолетнего сына.

The Mirror признает, что после 1993 отношения между Джорданом и его родителями были натянутыми, но обвиняет в этом Джексона, утверждая, что травматизм этого дела разобщил их.

В действительности, когда Джордану Чандлеру исполнилось 16 лет, он обратился в суд и официально избавился от опеки обоих родителей. Будучи вызванным в суд по обвинению Джексона в 2005 году, он отказался свидетельствовать против своего бывшего друга. Если бы он выступил свидетелем, адвокатская команда Джексона имела ряд свидетелей, которые были готовы свидетельствовать, что Джордан – который сейчас живет на Лонг Айленде под вымышленным именем – говорил им в последние годы, что ненавидит своих родителей за то, что они заставили его сказать в 1993, и что Майкл Джексон никогда не дотрагивался до него.

Свидетельства, фигурирующие в деле 1993 года, ошеломляюще поддерживают невиновность Майкла Джексона. Именно по этой причине в ходе длительного расследования, которое велось в течение нескольких месяцев до того, как страховая компания выплатила компенсацию, Майкла Джексона не арестовывали и не предъявляли ему никаких обвинений.

Свидетельства ошеломляюще показывают, что Эван Чандлер сфабриковал обвинения как схему по вымогательству денег, веря в то, что это поможет реализовать его мечту работать в Голливуде. Из записанных телефонных разговоров слышно, как он отвергает «благополучие» ребенка как нечто несущественное и заявляет о том, что он выжмет из Джексона все, что он стоит.

Свидетельство Мэри Фишер показывает, что, помимо фальсификации растления своего собственного сына по сложному плану вымогательства денег, когда Джордан отказался играть по правилам своего отца, Эван накачал его наркотическим веществом, которое внедряет ложную память и заставляет поверить в то, что он подвергся домогательствам.

Но даже вовлечение ребенка в планы по вымогательству денег не было самой низшей точкой падения Эвана. Падение состоялось тогда, когда он подал прошение в суд о разрешении выпустить музыкальный альбом на тему сексуального растления собственного сына.

Если Эван хотел справедливости, он получил ее две недели назад.

Что касается прессы, то это последнее происшествие окончательно закрепляет практически полное нежелание индустрии вещать о Майкле Джексоне правдиво и точно, в частности с свете ложных обвинений в растлении малолетних. Ни одна информационная новость и свидетельства не увидели свет в статьях о самоубийстве Чандлера, которые я прочитала, несмотря на тот факт, что я лично передавала их по меньшей мере одной газете, которая платила мне как эксперту по Майклу Джексону за другие публикации.

Оправдывающие факты намеренно замалчиваются в пользу непристойных мифов. Чернокожий гуманитарий заклеймен как педофил, в то время как его белый вымогатель изображается мучеником.

Что касается Джорди Чандлера, то, может быть, с уходом его отца он найдет в себе мужество для достойного поступка. Возможно, он всплывет на поверхность и скажет миру то, что он говорил своим друзьям на протяжении более чем 10 лет – что Майкл Джексон никогда не тронул его пальцем. А до тех пор, подозреваю я, он будет жить с тем же грехом, который заклеймил отца подозрительно скоро после кончины самой большой жертвы этого дела – Майкла Джексона.

0

13

Рассказ о самом странном шоу на Земле






Источник:my.mail.ru/community/korolofpopl
Первоисточник:forum.myjackson.ruАвтор перевода: Justice RaingerАвтор: Мэтт Тайби, 24 марта 2005 годаСтатья из журнала Роллинг Стоун, по суду 2005 года.[из номера 971 — 7 апреля 2005 года]




Комментарий переводчика Justice Rainger:
Журналист злостный циник, но как он отделал Снеддона!
Прошу учесть, что статья пропитана иронией и сарказмом.

Это первый день, когда свидетели дают показания в суде по делу Майкла Джексона, и я сижу в битком набитой комнатке в округе Санта Барбара – в трейлере без окон на самом краю территории, прилегающей к зданию суда, где помимо меня сбились в кучу еще 50 журналистов, окруживших монитор, на котором идет закрытая трансляция из зала суда. Они ждут, когда с монитора прозвучит слово «мастурбация».

Фигурки на экране крохотные, их с трудом можно узнать. Адвокат Джексона, Томас Месеро, единственный, кого можно с легкостью отличить, грива его серебристо-белых волос мелькает по экрану как курсор.

– Паааажалуйста, скажите, который из них Джексон? – шепотом спрашивает репортер из Европы.

– Маленькая точка слева, – отвечает американский тележурналист, не отрывая взгляд от экрана.

Экран темнеет. Окружной прокурор Том Снеддон, лишенное чувства юмора ничтожество, публичный имидж которого вызывает в памяти толстопузого заместителя директора школы, восседающего на крышке аппарата для отбеливания в спортзале и наблюдающего за танцем девочек из группы поддержки, решил открыть судебное разбирательство показом Living With Michael Jackson, сенсационного документального фильма, созданного похожим на хоббита и активно рекламирующим самого себя Мартином Баширом – британским таблоидным стервятником, который, насколько мы можем разглядеть на экране, сидит на месте свидетеля, сложив руки на груди.

Это очень удобно, что именно Башир стал первым свидетелем по этому делу. Весь этот суд заполнен амебоподобными жизненными формами, которые резвятся в сточной канаве сферы развлечений: публицисты, личные ассистенты, низкосортные адвокаты. Вид, который представляет Башир – помпезный наемник, который подглядывает за знаменитостями в окна спальни и делает вид, что этим он исцеляет рак.

Башир до того претенциозен, что постоянно делает вид, будто не понимает, что имеет в виду Снеддон, когда называет его работу «документальным видео». «Я называю это культурно-образовательными программами», – говорит Башир.

Теория обвинителей (для тех немногих, которые в состоянии понять ее) такова, что трансляция этого документального фильма в Великобритании в феврале 2003 года положила начало зловещему заговору, который и привел к тому, что Майкл Джексон засунул руки в трусы подростка. Обвинение представляет фильм как драматическое введение к запутанной истории о моральном разложении; кажется, погасший свет в зале заседаний является символом того, что все мы сейчас войдем в мир теней.

Но этот эффект сразу же разрушается, когда начинается фильм. Когда в кадре появляются ворота ранчо Джексона, Неверленд, из колонок разносится знакомый бит «Билли Джин» – и в комнате для прессы репортеры начинают невольно пританцовывать.

– Обожаю эту песню, – шепчет мне тележурналист.

Суд над Джексоном – чертов зоопарк, парад уродов, от рассвета и до заката. К шести тридцати утра, когда заместители шерифа разыгрывают в лотерею места в зале заседаний, перед зданием суда уже собираются защитники Джексона, и каждый день они сражаются с прессой и друг с другом перед камерами, начиная от первого звонка в зале суда и до завершения показаний.

Как и снежинки, ни один из этих «забастовщиков» не похож на другого. Вежливая молодая чернокожая женщина, которая бросила свою работу воспитателя в детском саду в Лос Анджелесе, чтобы поддержать любимого артиста; толстый белый психопат из Теннеси, который считает, что Джексон – сам Иисус, и латиноамериканец в футболке с надписью «ОСВОБОДИТЕ МАЙКЛА», который живет в подвале дома своей матери за несколько миль от здания суда – все они держатся за руки, пикетами обходят трейлеры журналистов и сражаются с самопровозглашенными адвокатами «жертвы насилия», которые изредка появляются у здания суда, чтобы хоть как-нибудь испортить настроение фанатам. Однажды полиция вынуждена была вмешаться, когда живущий в подвале латинос сцепился с домохозяйкой-блондинкой средних лет, которая держала в руках плакат – «Руки прочь от моих интимных мест!»

Эта маленькая группка, в которой обычно насчитывается не больше 30 человек, олицетворяет собой интерес публики к этому делу. Несмотря на то, что каждый день для публики в зале суда оставляют 45 мест, в большинстве случаев дело «Народ штата Калифорния против Джексона» не выдерживает конкуренции с боулингом под открытым небом, который находится неподалеку от здания суда, специально для пенсионеров Санта Мария.

Отчаянная нехватка шума и сплетен еще больше нагнетает и без того депрессивную обстановку на суде. Если судить с точки зрения аттракционов для публики, этот суд находится где-то на отметку ниже палатки, где демонстрируют бородатую женщину, и даже ниже, чем один из тихуанских мулов, которого покрасили краской, чтобы он был похож на зебру – заплати доллар, и получишь полароидную фотку. Только пресса все еще принимает этот суд всерьез.

Рутина в зале суда установилась с самого начала. Джексон, почти всегда одетый в пиджак с лентой на рукаве, с застывшей на лице улыбкой заходит в зал заседаний примерно в 8:15. Он приезжает с родителями и одним из братьев, обнимается с каждым, прежде чем они садятся на свои места, затем скользит к столу, где сидит защита. Пожимает руки адвокатам, незаметно оттекает в правый угол зала, за небольшую перегородку, и делает разминку, несколько раз приседает, растягивается, глядя прямо в стену перед собой. Когда он заканчивает, адвокаты уже выставили на стол вазочку с мятными леденцами для него; он подходит, разворачивает леденец, кладет в рот, затем усаживается на свое место и устремляет взгляд прямо перед собой безо всяких эмоций. В большинстве случаев он так и сидит целый день, без движения. Возможно, он слушает свидетелей, а, может быть, ждет, когда приземлится космический корабль. По его лицу определить невозможно.

Начиная с Башира, в первые дни показаний перед нами проходит целый парад абсурдных в своей глупости лакеев и паразитов, пытающихся хоть что-нибудь урвать от знаменитостей. К примеру, типичный свидетель Снеддона – похожая на жабу некая Энн Габриэль, которая примерно неделю работала как публицист Джексона в то время, когда произошло предполагаемое «преступление». Снеддон привел ее в зал суда, чтобы она рассказала, как один из адвокатов Джексона сказал ей, что они превратят образ матери обвинителя Джексона в образ «чокнутой наркоманки».

Во время первых показаний Габриэль умудряется приплести к делу своего единственного «звездного» клиента, некого иллюзиониста из Лас Вегаса, который умеет входить в состояние транса, Маршалла Сильвера. Сильвер, как я узнал позднее, достиг пика своей карьеры, когда одна из женщин на его шоу испытала оргазм, едва он прикоснулся к ее коленке. Но на суде Габриэль говорит о нем так, словно он кандидат на место папы римского. «Маршалл Сильвер», – повторяет она в микрофон. – «С-и-л-ь-в-е-р». И ты уже ждешь, что сейчас она даст еще и адрес его вебсайта.

Во время этого парада клоунов Джексон выглядит так, словно вообще не при делах, но когда начинают выходить настоящие свидетели, он не выдерживает. На четвертый день суда, пока Месеро проводил перекрестный допрос старшей сестры обвинителя – которая, помимо всего прочего, заявила, что видела, как поп-король постоянно целовал ее брата в лоб – Джексон вдруг поднялся с места и просто вышел из зала заседаний.

Это действо на мгновение привело Месеро, «наемного убийцу» первого класса, в замешательство. Вид у него весьма робкий и смущенный, когда он бежит следом за своим клиентом. Через минуту он возвращается и сообщает вечно утомленному кутерьмой судье Родни Мелвиллу, что «Мистер Джексон вышел в туалет, Ваша Честь». (Вот он, наш Король! Чихать он хотел на суды и вообще на все! – прим.пер.)

Неделю спустя Джексон попросту не явился в суд, когда должен был свидетельствовать его обвинитель. Месеро, явно раздраженный поведением своего клиента, сообщил судье Мелвиллу, что у Джексона «острая боль в спине», а после этого Джексон все же приехал на заседание в… пижаме. Тем не менее, несмотря на свою знаменитую эксцентричность, Джексон не является доминирующим персонажем на суде. Эта «честь» принадлежит окружному прокурору Снеддону, чьи обвинительные действия напоминают собранного из трупных отходов Франкенштейна, который привлекает внимание не меньше, чем измененное пластикой лицо подсудимого.

Дело, состряпанное командой прокурора и крайне редко удовлетворительно проясненное в прессе, состоит примерно в следующем. 6 февраля 2003 года на британском телевидении состоялась трансляция документального фильма Башира, в котором Джексон признает, что спит в одной комнате с мальчиками. Среди детей, которые снимались в фильме, находится и его обвинитель по этому делу, тринадцатилетний парень, победивший рак, который познакомился с Джексоном во время прохождения курса химиотерапии за несколько лет до этих событий.

Согласно заявлениям прокурора, Джексон еще не приставал к парню на момент трансляции фильма Башира, но, видимо, уже тогда был обеспокоен тем, что парень таки может выдвинуть подобные обвинения, поэтому он и целая команда обслуживающего персонала в Неверленд и задумали сложный и запутанный заговор, чтобы «держать семью мальчика и самого мальчика в заточении» почти пять неделю («заточение» проходило в роскошных отелях, на ранчо Неверленд и в других подобных местах), и как раз за этот период они силой заставили семью отрицать на камеру, что между Джексоном и мальчиком происходило что-либо неподобающее.

Пятеро предполагаемых заговорщиков, помимо Джексона – ни одного из которых не обвинили и не привлекли к ответственности – как раз те люди, у которых голова полна идей, и такие люди находят свое место у постели тающего былого величия: молодые нацисты, которые заставляют Гитлера одобрить новый дизайн футболок в его последние дни жизни в бункере. «Бизнес-партнер» Дитер Вайзнер, к примеру, является владельцем секс-клубов в Германии и всадил немерянное количество денег в обреченный на провал газированный напиток Майкла Джексона, который должен был продаваться в Европе –MJ Mystery Drink. (Бывший партнер Вайзнера, Рональд Конитзер, тоже уже был обвинен Месеро в краже денег у Джексона). Марк Шаффел прибился к команде Джексона после 11-го сентября с планами антитеррористической кампании типа "We Are the World" и благотворительным синглом, который планировалось запустить через корпорацию McDonald's; позднее выяснилось, что Шаффел когда-то был продюсером порнографических фильмов для гомосексуалистов. Замыкают круг «заговорщиков» Винсент Эймен и Фрэнк Тайсон, парочка молодых мальчиков на побегушках, работающих в Неверленд, единственной задачей которых, похоже, было ездить в прачечную и привозить оттуда выстиранную одежду Майкла Джексона.

В любом случае, по словам прокурора, Джексон растлил ребенка только после съемок этого так называемого «оправдательного» видеосюжета – который потом Джексон совершенно случайно продал Fox Network за 3 миллиона долларов — и только после того, как власти начали расследовать отношения Джексона с мальчиком. Случилось это предположительно в начале марта 2003.

Таким образом, все дело обвинения сводится к следующему: запаниковав по поводу возможной негативной реакции со стороны общественности и прессы, Джексон учинил заговор, чтобы похитить парня и заставить его опровергнуть предполагаемое растление, которого вообще еще не произошло, а затем на какое-то время справляется с паникой и фактически растлевает мальчишку именно тогда, когда весь мир наблюдает за этим.

Фантастический аргумент, прелестная демонстрация прокурорской логики: заговор с целью учинить заговор, фальшивое «пленение» только ради пленения, а потом еще и внезапная демонстрация самоуничтожающего безумия. Естественно, ни одно слово из представленного обвинения не укладывается в голове и не является логичным, пока вы не понаблюдаете, как Снеддон ведет себя на суде.

Шестой день суда. Снеддон, пухлый дядька с красными пятнами на щеках, чья толстая туша неплохо выглядела бы разве что на прозекторском столе, проводит прямой допрос младшего брата предполагаемой жертвы. Это очень важный момент, и Снеддон вырисовывает нам единственного свидетеля предполагаемого растления. Пухленький мальчик утверждает, что дважды входил в спальню Джексона поздно ночью и видел, как звезда пристает к его брату и мастурбирует у него на глазах.

На этом суде, переполненном совершенно несимпатичными персонажами, этот несчастный паренек вызывает жалость. Ему 14 лет, говорит почти шепотом, большие печальные глаза вечного младшего брата, которому никогда не уделяют достаточно внимания. Этот свидетель выглядит так же, как и любой другой толстый ребенок, у которого в школе вечно все воруют деньги на завтрак и постоянно натягивают ему трусы на голову. Что бы он тут ни делал, но это грустно.

Если верить его истории, он описывает чрезвычайно болезненный личный опыт на глазах у всего мира. Если история лживая, тогда его появление в суде – трагедия, забитое сознание подростка, пасующее перед взрослыми, которые силой заставили его бормотать не стыкующиеся друг с другом факты, и все это ради низких взрослых амбиций, которые достаточно уродливы сами по себе; фактически взрослые и натянули ему трусы на голову.

Снеддон просто пускает слюни от восторга, когда парен,ь наконец, говорит, что же именно он видел. «Ну, он… эээ… мастурбировал.»

– Вы можете показать это? – спрашивает Снеддон. – Вы можете показать нам, что вы видели?

– Что вы имеете в виду? – шепчет мальчишка.

– Вы можете показать нам, как именно он мастурбировал? – повторяет Снеддон.

Парень ошарашен, но Снеддон продолжает давить. Наконец, свидетель уступает и несмело проводит рукой сверху вниз перед собой.

– Вы можете сделать это еще раз? – спрашивает Снеддон.

Мальчик замирает в нерешительности, затем показывает еще раз, но Снеддону этого определенно мало.

– Окей, – рявкает он. – Для протокола, вы двигаете рукой вверх и вниз, сжимая и разжимая ладонь.

Такие эпизоды становятся все более и более частыми следующие несколько дней, когда прокурор все глубже и глубже погружается в абсолютно непростительное «вынюхивание интимных частей тела» и риторическую истерику. Сложно не прийти к выводу, что Снеддон просто ненавидит Джексона. Он явно не забыл неудавшееся дело 1993 года, когда Джексон и семья тринадцатилетнего Джордана Чандлера достигли соглашения стоимостью 15.3 млн. долларов, прежде чем Снеддон сумел затащить Джексона в суд по обвинению в растлении малолетних.
Тем временем его главные свидетели – обвинитель и его семья, которых мы здесь для конспирации будем называть Ривьера – просто-таки потрясающая компашка. Любой прокурор, находящийся в здравом уме, скорей утопился бы, прежде чем стал строить обвинение на таких свидетелях, как эти, но больше у Снеддона ничего не было. Разведенная мамаша и трое детей, дочь постарше и два мальчика. Они бедны, но не настолько, чтобы жить в гетто – они бедны так же, как и 80% Америки, кое-как идя по жизни от одной никчемной работы к другой, через инвалидность, препараты от стресса, Иисуса, диеты и большую коллекцию книжек о том, как помочь самому себе.

Сначала эта семья страдала от склонного к насилию отца, затем пострадала от рака, поразившего старшего мальчика; к 10 годам у него в животе уже была шестнадцатифунтовая опухоль. Через целый ряд благотворительных организаций и программ реабилитации семья связалась с несколькими знаменитостями: Джордж Лопез, Крис Такер, Джей Лено и Майкл Джексон. Но фиаско Джексона не началось до тех пор, пока мальчик, которого мы будем, опять-таки в целях конспирации, называть Фредди, вдруг взял и фантастическим образом выздоровел. Семья вернулась к своему докризисному существованию, обогатившись разве что различными визитными карточками от знаменитостей.

Не хочется быть свиньей, которой чужда благотворительность, но именно это и является самым отвратительным в деле Джексона: даже у бедняков нет достоинства. Как только они попали в этот мир, Ривьера стали еще одним подвидом всяких Баширов, Габриэлей и Вайзнеров: семейство, которое король «усыновил» из любопытства.

Мать – назовем ее Агнес Ривьера – кажется, является ключевой фигурой в лагере обвинения. На момент написания этой статьи она появлялась на суде только на «оправдательном» видео, которое Месеро представил как доказательство во время перекрестного допроса. Полненькая женщина с вечно блестящими и влажными глазами, густо накрашенная, она похожа на латиноамериканскую версию Бернадетт Питерс (только «пробег» у нее больше). Разговаривает сладко-сахарным голосом, на высоких визжащих нотах, и в целом выглядит так же, как и те, кто приходит на программу к Опре, или те, кто занимается реабилитацией наркоманов, нюхающих клей – она использует слова «Бог», «любовь», «надежда» так, как любой другой человек использует связующие слова или артикли.

Видео – низкобюджетный продукт, снятый в какой-то студии в Вест Хиллс, одной-единственной камерой. В кадре – четыре члена семьи на сером фоне. Прокурор утверждает, что Вайзнер силой затащил Агнес и детей в это уродливое место и сказал им, что именно говорить на камеру. Однако в тех кадрах, которые демонстрируются перед присяжными, Агнес не похожа на жертву, вдобавок, она с явным удовольствием берет на себя режиссерские обязанности и выдает соответствующие комментарии.

Во время периода «заточения», когда и был снят этот мини-фильм, Агнес жила в отеле Calabasas Country Inn, где умудрилась за счет Джексона пройти полный комплект косметических процедур и прогуляться по магазинам, потратила 454 доллара на нижнее белье, еще 415 долларов в Banana Republic и 450 долларов на джинсы. Семья также была в кино и обедала в ресторане Black Angus, все за счет Джексона. Естественно, Агнес и не думала звонить в полицию, пока целых пять часов ждала возле кабинета дантиста, где с зубов Фредди снимали брэкеты – опять-таки за счет Джексона.

Возможно, то, что Агнес с таким апломбом отнеслась к своему «заточению», было по причине давнего опыта в подобных делах. В прошлом она дважды подавала иски о предполагаемом «заточении», один раз против бывшего мужа (которого она также обвинила в убийстве домашнего хорька, жившего в семье), другой раз против двоих охранников универмага JC Penney, которые остановили ее после того, как обнаружили на парковке Фредди с украденными из магазина вещами. Во втором случае Агнес заявила, что охранники не только задержали ее незаконно, но еще и облапали перед детьми; ей присудили 150 тысяч долларов за моральный ущерб.

В любом случае, Снеддон явно недоглядел, что после последнего подобного «заточения» по вине Джексона в отеле Calabasas Агнес и ее дети добровольно вернулись на ранчо Неверленд и оставались там две недели. Естественно, для Агнес это стало очередным «заточением», и она считала, что ее и детей там удерживали против воли. В то время как она должна была проводить время в попытках сбежать оттуда, по какой-то неведомой нам причине она даже не интересовалась, где ночуют ее дети и с кем спят.

Поэтому, видимо, она понятия не имела, что Фредди проводил ночи в спальне Майкла, занимался с ним мастурбацией, и даже не раз, но два раза, и оба раза – на глазах у пухленького младшего братца Фредди, который подползал к двери в спальню, открывал ЗАПЕРТУЮ дверь и достаточно долго смотрел на это безобразие, оставаясь незамеченным. Действо, кстати, происходило в полной темноте. Это так, к слову.

Младший братишка в своих показаниях конкретно говорит о том, сколько же времени он провел в наблюдениях. В первом случае, по его словам, он наблюдал четыре секунды. Во второй раз – три секунды, гораздо меньше, говорит мальчик.

Можно отмахнуться от Снеддона, списав его бред на то, что он просто маниакальный, жадный до громких заголовков бюрократ; можно списать со счета его свидетелей как бесстыжих вралей, гоняющихся за золотом, но невозможно отмахнуться от того факта, что Майкл Джексон, без всяких сомнений, очень странный, сумасшедший motherfucker (рука не поднялась перевести, думаю, и так все поняли, что слово плохое. – прим.пер.). Как бы дико и неправдоподобно ни звучала хронология в изложении прокурора, многие подробности в свидетельствах мальчиков о жизни на ранчо Неверленд слишком подозрительные, однако они до такой степени нереальны, что похожи на правду.

В какой-то момент на суде присяжным показали фотографию манекена в виде маленькой чернокожей девочки с заплетенными в косички волосами. Манекен был как живой. Его нашли во время одного из двух обысков Неверленд, проведенных по приказу Снеддона. Этот манекен очень похож на одну из маленьких двоюродных сестричек Джексона. Брат обвинителя утверждал, что в их первую ночь на ранчо Джексон набросился на манекен и изобразил сексуальный акт с этой куклой. «Он… эээ… делал вид, что занимается сексом с манекеном».

Снеддон оставил фото манекена на экране на несколько минут. Манекен действительно выглядит как живая девочка. Ни один человек в зале не может отвести взгляд от этой куклы. Мое собственное сердце тоже замирает, мне все кажется, что сейчас у манекена пойдет пар из ушей или он заговорит.

В сценах, отснятых Баширом и показанных перед присяжными, Джексон изображен как отец троих абсолютно белокожих и вполне живых детей, которые не знают матери. Он настаивает, что у него была только одна операция на носу; он, не моргнув глазом, утверждает, что он – Питер Пэн и никогда не умрет. Он считает, что все понимают – когда он говорит о том, что спит с детьми в постели, это нормально, потому что «в мире должно быть больше любви». И все это еще больше смущает публику. Он рассказывает о кличках, которые он придумал для детей: «Blow Hole" для младшего брата и "Doo Doo" или "Apple Head" для Фредди. Младший братишка утверждает, что Джексон называл еще одного мальчишку, приезжавшего на ранчо "Baby Rubber." (не припоминаю я, чтобы Майкл рассказывал про эти два первых прозвища в программе Башира, а про Эпплхэда он говорил в Private Home Movies, причем, эту кличку дети дали ему самому, а не он им – прим.пер).

Если вы купитесь на эту часть истории, а не купиться практически невозможно, не надо быть слишком уж умным, чтобы соединить оставшиеся факты. От таких кличек, как Doo Doo и Apple Head, всего один шаг к тому, чтобы поздно ночью пошарить у тебя в трусах. Именно так думает коллективное сознание в зале суда в первый решающий момент – когда Фредди выходит на свидетельское место для дачи показаний.

Уже не являясь жертвой тяжелой формы рака, обвинитель Джексона – пятнадцатилетний здоровяк с мощной шеей и по-военному брутальной короткой стрижкой. Но во время прямого допроса он бормочет, постоянно опускает голову вниз и, кажется, съеживается в кресле, все больше уподобляясь беспомощному ребенку, когда его заставляют рассказывать об ужасных моментах, пережитых на ранчо.

Это жуткая история, почти ужастик, рассказ о долгих ночах, заполненных «соком Иисуса» (Jesus juice) — так Джексон называет красное вино, которым он накачивал пацана – порнографией и растлевающими актами в темной комнате, битком набитой манекенами. В поворотный момент Джексон и мальчишка надираются до полусмерти в игровой аркаде Неверленд, затем удаляются в спальню Джексона, где поп-звезда задает ему вопрос о мастурбации. Джексон якобы сказал ему, что если тот не знает, как это делать, он сделает это сам. Затем он занимался мастурбацией с парнем, пока они лежали рядом на кровати.

Примерно день спустя, по словам Фредди, сценарий повторяется, но в этот раз Джексон пытается положить руку мальчика на свой пенис. Фредди рассказывает, что он сопротивлялся, но эякуляция наступала в обоих случаях. Он чувствовал себя «ужасно плохо» из-за этого, но, по его словам, Джексон его «утешил и объяснил, что это нормально».

Пока тянется рассказ, Снеддон не может удержаться от своего излюбленного ритуала «вынюхивания интимных мест». Прокурор, кажется, разочарован, что Фредди не может вспомнить, как Джексон заходил в спальню с эрекцией, пока он и его брат смотрели телевизор. Окончательно расстроившись, Снеддон вытащил транскрипт показаний мальчишки перед Большим жюри присяжных, где парень рассказывал про то, что Джексон таки входил в комнату в возбужденном состоянии. Фактически прокурор просто-таки сунул эту эрекцию парню под нос.

Когда парень отказывается подтверждать и прояснять детали, сказав только: «Ну, я и мой брат типа смутились, потому что никогда раньше не видели взрослого голого мужчину», Снеддон хмурится в явном раздражении и продолжает допрос.

К тому моменту, как Снеддон закончил допрашивать свидетеля, у Джексона на лице отчетливо читается злость. Репортеры выбираются из зала суда, чтобы дать отчет о том, как «Прокурор наносит ответный удар», и даже самые злостные скептики решают, что, вероятно, Снеддону до конца суда вообще не придется шевелиться.

Во время этих показаний Джексон не двигается. Месеро же просто занял выжидательную позицию, он ждет момента для перекрестного допроса. То, с каким профессионализмом он разнес главного свидетеля Снеддона на куски, запросто может оказаться самым безжалостным «бросанием гранаты», которое вы когда-либо видели в зале суда. Он доводит Фредди до того, что тот признался – то, что когда-то ему сказал Майкл Джексон – «если мужчина не занимается мастурбацией, он может дойти до того, что изнасилует девушку» – на самом деле ему сказала его бабушка, а вовсе не Майкл.

Дальше парень признается, что сказал своему декану в школе, что «между мной и мистером Джексоном никогда не было никаких сексуальных действий».

Месеро спрашивает о предполагаемом периоде «заключения» в Calabasas и на ранчо Неверленд. Снеддон просто оплывает в своем кресле, когда Фредди отвечает – «Да я никогда не хотел оттуда уезжать. Мне было так весело там».

Затем выводят хронологию растления: Месеро выдавливает из парня следующее – сначала Фредди сказал следователям, что растление произошло до предположительного «заточения» и съемки «оправдательного» видео, а потом поменял свою историю. «Я не помню, когда именно все случилось», – сказал Фредди.

После этого Месеро делает очень хитрый финт ушами. Он проводит мальчишку через всю историю его дисциплинарных проблем в школе. Фредди, похоже, был настоящей занозой в заднице практически каждого учителя в школе; постоянно разговаривал в классе, срывал уроки и совершенно не уважал авторитет старших. Месеро принимает на себя роль изобличителя и выводит совершенно иной образ – образ самоуверенного умника, который ни во что не ставит преподавателей и который всего лишь пару дней назад изображал на суде бессловесное, беспомощное дитя, которым нагло воспользовался взрослый секс-хищник.

Фредди заявил, что все разногласия с преподавателями происходили по вине преподавателей. Мистер Джеральт управлял классом как тупой сержант, поэтому мальчишка и встал посреди урока и заявил, что мистеру Джеральту следует «засунуть свои яйца себе в пасть». Он рассказал о споре в классе миссис Слотер («Часто я просто оспаривал мнение преподавателей, и ребята потом поздравляли меня»).

– У вас были проблемы в классе мистера Финклштейна? – спрашивает его Месеро.

– В классе мистера Финклштейна у всех проблемы, – огрызается Фредди.

– У вас были проблемы в классе мистера Финклштейна? – холодно повторяет Месеро.

– Если у всех проблемы, значит, и у меня тоже, правда? – снова огрызается мальчишка.

Позднее Месеро прокрутил «оправдательное» видео для Фредди целиком, останавливая его каждые несколько секунд. Поскольку прокурор утверждал, что семье на этом видео велели лгать, Месеро решил заставить парня объяснить присяжным, где и кто и в чем врал, а где говорил правду – естественно, упирая на то, что отличить там правду от лжи очень трудно.

Это жестокая судебная сцена, мальчишке явно некомфортно, пока эта сцена продолжается. Когда присяжные видят, как Фредди на видео говорит, как он «молился о том, чтобы познакомиться с Майклом Джексоном», Месеро останавливает запись и спрашивает – «Вы здесь солгали?»

– Ну, я вообще-то не молился о том, чтобы встретить Майкла Джексона, – бормочет парень.

Это продолжается еще минут сорок. Показания Фредди становятся до того абсурдными, что просыпается даже судья Мелвилл. До этого момента Мелвилл вообще выглядел так, будто ему больших трудов составляет сидеть здесь, видимо, он оплакивает утраченное достоинство профессии юриста. Но во время перекрестного допроса Фредди нетерпение Мелвилла по отношению к стороне обвинения внезапно становится ощутимым. Обычно ему хватает десяти секунд, чтобы принять решение касательно протеста, но после нескольких часов допроса этого свидетеля он попросту теряет терпение в ответ даже на самые разумные протесты со стороны Снеддона. В какой-то момент Месеро спрашивает мальчишку о его учителе истории:
– Она жаловалась, что вы регулярно проявляли к ней неуважение, не так ли?

Даже я жду, что прокурор подаст протест; Месеро задает вопрос и сам отвечает на него.

– Протест, Ваша Честь, – говорит Снеддон, – вопрос и отв…

– Отклоняется, – рявкает Мелвилл, уставившись на парня. – Можете отвечать на вопрос.

К концу дня Снеддон так глубоко забился в свое кресло, что его плечи опустились ниже подлокотников. Его унижение достигает апогея, когда Месеро спрашивает мальчика, правда ли, что он когда-то хотел быть актером.
– Да, – отвечает тот. – Но теперь, когда я посмотрел и другие профессии, я бы хотел работать в органах правопорядка.

К тому моменту, как Фредди уходит с места свидетеля, суд длится всего 12 дней. Невозможно сказать, кто побеждает или проигрывает. В конце концов, все уже забыли, что такие вещи решают присяжные, а в нашем случае это абсолютно обездвиженные, потерявшие дар речи белые женщины уважаемого возраста, которые вполне могут решить, что они тут судят похитителя детей Линдберга.

По крайней мере, можно надеяться, что они так думают. Пожилым людям не следует смотреть такие спектакли, как суд над Джексоном. Весь этот процесс – вонючая куча, представляющая собой американское сообщество. Именно так выглядит наша культура поклонения звездам с изнанки. Поп-звезда, оступившаяся прямо в свете прожекторов, червяки, жадно грызущие его богатства и пытающиеся урвать себе кусок, ежечасные сообщения про нижнее белье по кабельному, инсайдеры бизнеса, обменивающиеся телефонными номерами за выпивкой, и оргазмы подростков. И люди вроде меня, которые пишут об этом. Мы – самое худшее из того, что может предложить Америка. И мы все здесь.

+2

14

Майкл Джексон. До свидания, мальчики




Источник: rock.samaratoday.ruТекст Мэтт Тэйби                     Rolling Stone – Russia, № 14, август 2005





В ходе затяжного процесса над Майклом Джексоном по делу о сексуальных домогательствах к несовершеннолетним певец был оправдан по всем 10 пунктам обвинения.

Корреспондент RS принимал участие в этом процессе в качестве аккредитованного журналиста и внимательно следил за тем, как прокурор Том Снеддон и адвокат Томас Мезеро играют словами «мальчик», «член» и «сосать».

                     

В понедельник 13 июня 2005 ГОДА в городе Санта-Мария (штат Калифорния) закончился суд над 46-летним певцом Майклом Джексоном. Король поп-музыки был признан невиновным по всем 10 пунктам обвинения, включая «сексуальное совращение малолетних» и «насильственное удержание детей». Если бы Майкл был признан виновным, ему грозило бы тюремное заключение сроком до 20 лет.

Судебное разбирательство началось благодаря документальному фильму английского журналиста Мартина Башира «Жизнь с Майклом Джексоном», в котором певец признается, что спал в кровати с мальчиками. При этом певец якобы не имел с гостями своего ранчо отношений сексуального характера.

Процесс по делу Джексона начался 31 января этого года, было допрошено более сотни свидетелей, включая 15-летнего истца Гэвина Арвизо (Фредди), его мать Джанет и голливудскую звезду Маколея Калкина. Арвизо обвинял Джексона в том, что певец неоднократно прикасался к нему в 2003 году на ранчо «Неверленд». В поместье Джексона мальчик, больной тяжелой формой рака, проводил время вместе с матерью и младшим братом Старом Арвизо. Гэвин был фанатом певца и постоянно писал ему письма, одно из которых и послужило причиной приглашения на каникулы в «Неверленд». С начала процесса Майкл Джексон не признал своей вины ни по одному из пунктов обвинения.

Первый день слушаний по делу Джексона. Я торчу в битком набитой комнате окружного суда графства Санта-Барбара. В душном помещении без окон маринуются 50 журналистов, которым позволено наблюдать за трансляцией закрытого заседания по делу Майкла Джексона. Все они ждут, когда впервые прозвучит слово «мастурбация» — главные редакторы газет и журналов послали их именно за этим. На экране едва различимы крохотные фигурки. Единственный, кого можно узнать в лицо, — адвокат певца Томас Мезеро, эксцентричный обладатель седой шевелюры. «Ой, а Джексон-то где?» — тяжело выдыхает какой-то репортер из Европы. «В углу слева, смотри на маленькую точку», — бросает ему американец, не отрывающий глаз от монитора. На экране возникает злобная физиономия окружного прокурора Тома Снеддона — человека, начисто лишенного чувства юмора. Перед началом заседания он запустил в зале документальный фильм под названием «Жизнь с Майклом Джексоном». О Джеко там рассказывает англичанин Мартин Башир, весьма напоминающий толстенького индусского божка. Когда камера, транслирующая заседание, немного отъезжает в сторону, лицо британца можно разглядеть на скамье для свидетелей. Башира перекашивает, когда прокурор называет его фильм «видеоматериалом», сам он предпочитает термин «культурологический проект». Считается, что благодаря этому фильму Джеко стал педофилом в глазах всего мира — Мартин открыто говорит, что Майкл совал мальчикам руки в трусы. Под ритм «Billy Jean» камера Башира скользит вдоль ворот ранчо «Неверленд», предполагаемого места преступления. Некоторые репортеры начинают покачивать головами в такт песни, а один из них шепчет прямо мне в ухо: «Это одна из моих самых любимых песен».

Грандиозное шоу освещают для всего мира порядка двух тысяч аккредитованных журналистов. Главным действующим лицом является окружной прокурор Том Снеддон, который метафорически выступает от лица белого американского большинства, до сих пор умиляющегося портретам Ричарда Никсона. Пресса шутит, что фамилия Тома отсылает к творчеству Чарлза Диккенса: в ней якобы можно угадать слова «игла», «рыло» и «пенис». Подбор свидетелей в исполнении Снеддона является одним из худших в судебной практике: телохранитель, обвиненный впоследствии в серии вооруженных ограблений; бывшая горничная из поместья «Неверленд», похитившая оттуда набросок Элвиса Пресли кисти Джеко; экс-экономка, чей сын обвиняет Майкла в домогательствах. Самым колоритным свидетелем Тома был повар «Неверленда» — невероятный тип, который поддерживал секс-сайт «Виртуальный грех». Умалять достоинства Тома не стоит — он очень технично выжал признание из Стара Арвизо, брата жертвы. Мальчик сообщил, что видел, как Джексон напоил Гэвина вином, а потом запустил ему руку в трусы. Тогда казалось, что процесс завершен полной победой обвинения. А вот дальше начались чудеса, поскольку на открытые слушания многие свидетели прийти не решились. Это буквально сводило Тома с ума, он бесновался, как помешанный, и дошел до прямых оскорблений в адрес помощника судьи. Ему просто не хватило решимости завершить процесс, и защита успела хорошо подготовиться к ответному удару. Целых полтора дня он вел допрос относительно телефонных звонков в день преступления. Снеддона ненавидели все его коллеги, но никто так и не удосужился направить прокурора на путь истинный — все равно не хватило бы полномочий.

Каждое утро в 6.30 утра помощники шерифа проводят лотерею для тех, кто желает увидеть очередное заседание «живьем». Тем временем поклонники Майкла постоянно устраивают демонстрации, затевают драки с прессой и пытаются разбить вдребезги первую попавшуюся камеру. Фанаты Джеко очень разные: тут и милая негритянка, бросившая свою работу в детском саду, чтобы поддержать Майкла, здесь и толстый белый шизик из Теннесси, считающий Майкла новым Иисусом. Какой-то латинос в майке «Освободите Джексона» при мне таскал за волосы домохозяйку с плакатом «Руки прочь от моей частной собственности». На процессе обычно стоит гробовая тишина, благо в зале не происходит почти ничего интересного. Около 8.15 в дверях появляется сутулая фигура Майкла Джексона с повязкой на рукаве. Звезду сопровождает кто-то из братьев, а также родители, с которыми он время от времени обнимается. Непосредственно перед началом заседания Джеко жмет руки адвокатам и отправляется в угол помещения, чтобы сделать пять-шесть приседаний.

Как только Майкл заканчивает разминку, представители защиты подают ему вазочку с мятными леденцами. Посасывая конфетки, Джексон невозмутимо смотрит прямо перед собой и практически не двигается до окончания очередного рабочего дня.

Первые дни выступления свидетелей напоминают затянувшуюся комедию абсурда. Бывший пресс-агент Джеко — толстая женщина Энн Сильвер — ангажирована Снеддоном для того, чтобы подтвердить компромат против адвокатов Майкла. По словам Энн, кто-то из них заявил, что они запросто могут выставить мать пострадавшего мальчика нимфоманкой и шлюхой. Впрочем, такие персонажи являются не более чем «разогревом» перед основной программой. На четвертый день суда адвокат Мезеро устраивает перекрестный допрос сестричке мальчика, которая якобы видела, как Майкл неоднократно целовал «жертву» в лоб. Как только она начинает говорить, Джексон внезапно поднимается и выходит из зала. В этот момент самоуверенный вроде бы Том Мезеро белеет как полотно и вылетает вслед за своим клиентом. Вернувшись через минуту, он, не снижая темпа, подбегает к измученному судье Родни Мелвиллу и театральным шепотом сообщает: «Мистеру Джексону срочно захотелось в туалет, ваша честь». Неделю спустя, когда Майкл проигнорирует выступление мальчика-истца, Тому придется поклясться, что Джеко замучили страшные боли в спине. В конечном итоге Джексона доставляют в суд в пижаме.

Разгар процесса. Время выступать команде Тома Мезеро. Журналисты изнывают от жары в своей комнатушке, однако им все равно приходится изо дня в день смотреть одну и ту же размытую картинку на экране. Большинство из них давно убивает время при помощи газет и кроссвордов. Репортер британского телеканала на моих глазах рисует шариковой ручкой собаку с кинжалом в голове. Единственное развлечение на процессе — вызов знаменитостей для дачи показаний. «Защита просит подойти свидетеля Ларри Кинга!» — выкрикивает Мезеро. Телеведущего Кинга в итоге так и не допустят для дачи показаний, а вот комик Крис Такер, ответив на вопросы, даже произнес нравоучительную речь. На фоне Снеддона интеллигент Том Мезеро кажется отличным искренним парнем. Но когда наступает время, он тащит в зал суда десятки свидетелей, каждый из которых косвенно подтверждает следующее: Майкл Джексон постоянно проводил ночи в компании детей. Это была отличная идея — Джеко сам объявил себя маньяком, но маньяком безобидным. Том Снеддон попытался этим воспользоваться, и стратегия обвинения свелась к тому, чтобы как можно чаще использовать на слушаниях слова «мальчик», «сосать», «пенис», «мастурбировать». На фоне дуэли Мезеро и Снеддона на задний план, казалось, отошел даже сам Джеко.

Уголовное дело против Джексона начиналось так: 6 февраля 2003 года британское телевидение показало документальный фильм Мартина Башира. На пленке запечатлено признание Майкла в том, что он спит с маленькими мальчиками у себя в спальне. Среди персонажей картины присутствует и обвинитель Джеко — 13-летний мальчик, излечившийся от рака и столкнувшийся с Майклом на химиотерапевтических процедурах. Согласно обвинению, Джексон не приставал к истцу в то время, когда снимался фильм Башира. Тогда Майкл опасался только, что мальчик вместе со своими родителями может сделать заявление о том, что Джеко и пять его подручных заточили их в поместье «Неверленд». Предполагаемых «сообщников» Майкла официально не обвиняли, хотя вспомнить о каждом из них все равно стоит. Деловой партнер Джексона по имени Дитер Уизнер владел сетью немецких борделей и вкладывал деньги Майкла в убыточное производство газировки «MJ Mystery Drink». Другой «сообщник» Марк Шаффел заявился к Джеко после событий 11 сентября с идеей продавать в «Макдоналдсах» гамбургеры под джексоновским девизом «We Are The World». Впоследствии выяснилось, что Шаффела больше увлекало производство гомосексуальных порнофильмов. Двое других «заговорщиков» — Винсент Амен и Фрэнк Тайсон — были обычными мальчиками на побегушках в «Неверленде».

Обвинение само поставило себя под удар. Если верить прокурору, то получалось, что Джексон начал приставать к мальчику уже после выхода фильма, когда все только и говорили о педофилии Майкла. Как только выяснилась эта деталь, всем показалось, что процесс является фикцией от начала до конца. Но прокурор Том Снеддон не унывал и тут же прозвал Майкла «Шизиком Джеко» (Wacko Jacko).

На шестой день процесса Том Снеддон, обладатель багрового лица и тараканьих усов, допрашивает младшего брата потерпевшего. Это ключевой момент процесса, поскольку он и есть единственный реальный свидетель «домогательств». Снеддон по кличке Бешеный Пес прославился в 1992 году, когда проиграл дело против Майкла Джексона, основанное на показаниях 13-летнего мальчика Джордана Чендлера. В том случае отец и отчим «жертвы» занимались банальным вымогательством, и им удалось выжать из команды Джексона 15,3 миллиона долларов. Как только деньги были выплачены, подросток тут же отказался давать показания. Тогда над Томом смеялась вся Америка, про него даже сочинили издевательскую песню. Разумеется, за второй попыткой Снеддона посадить Майкла следили не только журналисты, но и судебные историки. Бешеный Пес пристрастно допрашивает толстого 14-летнего мальчишку и выжимает из него фразу, что Джексон мастурбировал. «Можешь показать, что конкретно он делал?» — впивается в него Том. «Что вы имеете в виду?» — испуганно шепчет мальчик. «Можешь показать, как он мастурбировал?» — не отстает Снеддон. Свидетель сначала упирается, а потом начинает медленно двигать рукой вверх и вниз. «Давай, покажи еще разок, — требует Том, косясь на зал из-под очков. — Ага, молодец. Прошу записать: свидетель двигал рукой, словно открывал и закрывал ладонь». Бешеный Пес прекрасно понимает, что только благодаря таким выходкам он сохраняет хоть какие-то шансы на общий успех. Дело в том, что на всех его свидетелях, образно выражаясь, пробу негде ставить. Есть мать-одиночка, и есть трое ее детей: девочка и двое мальчиков. Старший из мальчишек к десяти годам заработал рак — в его желудке образовалась огромная опухоль. Благотворительные программы позволили будущему обвинителю Джексона познакомиться с сердобольными знаменитостями — актером Крисом Такером, телеведущим Джеем Лено и собственно Майклом. Новый скандал вокруг Джеко возник в тот момент, когда мальчик Гэвин чудесным образом исцелился и его семья перестала получать деньги из благотворительных фондов. Мамаша Гэвина — Джанет — является ключевой фигурой в этом процессе.

Пышная латиноамериканка, злоупотребляющая косметикой, фигурирует только на пленке, которую адвокат Мезеро использует в качестве доказательства на перекрестном допросе. За плечами Джанет имеется отличный опыт судебных разбирательств: сначала она написала заявление на бывшего мужа-садиста (также он обвинялся в убийстве домашнего любимца — ручного хорька), а потом на двух охранников из супермаркета, обнаруживших ее на автостоянке с неоплаченными покупками. Заявив о том, что секьюрити кроме всего прочего хватали ее за грудь, Джанет удалось выставить супермаркету счет на 150 000 долларов.

При всех сомнительных достоинствах обвинителей Джексона сам Майкл тоже далеко не ангел. Трудно поверить, что некоторые детали из показаний мальчишек вообще мог кто-то выдумать. В какой-то момент присяжным показывают фотографию манекена чернокожей девочки с косами. Эту штуку нашли во время обыска в «Неверленде», санкционированного Снеддоном. Со временем появилась информация, что манекен сделан по образу и подобию кузины Майкла. Во время дачи показаний брат Гэвина Арвизо сообщил, что Джексон как-то раз запрыгнул на девочку с косами и симулировал с ней половой акт. «По-моему, он занимался сексом» , — выдавил из себя мальчик. Снеддон нажал на паузу, и на экране в течение нескольких секунд красовался крупный план манекена, который действительно напоминал живую девочку.

Ближе к концу разбирательств многим стало жаль Джексона. Он был вынужден продать свою долю в каталоге The Beatles, чтобы рассчитаться с долгами, и Мезеро выставил его финансовые трудности результатом организованной травли. Собственно, никакого честного разбирательства на самом деле не было. Все скорее напоминало сумасшедший дом: мать Гэвина Арвизо потратила деньги, выданные благотворительным фондом, на пластическую операцию. Один работник «Неверленда» снимал гей-порно, другой курировал порносайт, горничная пыталась продавать рисунки Майкла Джексона таблоидам. Процесс над Джеко заставил Америку забыть и о сомнительной победе Джорджа Буша-младшего, и о войне в Ираке, и много еще о чем.

В сценах из фильма Башира певец Майкл Джексон описывается как отец трех белых детей, никогда не видевших своей матери. Джеко заявляет там, что делал операцию по изменению носа только однажды и что он — Питер Пэн, который никогда не умрет. Судя по поведению Джексона из фильма, он не видит ничего зазорного, чтобы спать с мальчиками в одной постели. Майкл называет прозвища детей прямо с экрана — Яблочная Голова для Гэвина, Пузырик для некоего Паджи, Резиновый Малыш для какого-то мальчика, которого сейчас нет на ранчо «Неверленд». Разумеется, после этого не составляет особого труда поверить в то, что Джексон — педофил. Наверняка большая часть зрителей думала об этом, когда в зале появился виновник торжества — Гэвин Арвизо.

Может быть, когда-то Фредди и болел раком, но теперь он выглядит как самый обычный 15-летний крепыш с короткой армейской стрижкой. Однако если всмотреться в его лицо более внимательно, видно как Арвизо трусит и как тяжело ему говорить о времени, проведенном в «Неверленде». Понять его можно — история действительно жуткая. В ней фигурирует «сок Иисуса», которым Джеко называл красное вино, там есть порнография и жесткий петтинг с Джексоном в комнате, полной манекенов. Мальчик с трудом рассказывает, как они с Майклом опьянели и отправились в спальню певца, где тот попросил Гэвина помастурбировать для него. Джексон заметил, что он совсем не против помочь мальчику справиться с его задачей, и, лежа рядом с Арвизо, мастурбировал им обоим. День спустя история повторилась, только на этот раз Майкл попытался положить руку Фредди на свои гениталии. Мальчик признался, что хотя он и отказывался, «но все равно кончил».

Прокурор Том Снеддон помрачнел, когда мальчик не смог рассказать присяжным о том, что Джексон входил в спальню с эрегированным членом, когда Гэвин и его брат смотрели телевизор. Бешеный Пес вскакивает со своего места и начинает тыкать в лицо Арвизо листок с расшифровкой его допроса. «Мы с братом немного обалдели, потому что никогда не видели голого мужчину», — говорит, наконец, мальчик. В этот момент смотреть на Майкла Джексона по-настоящему страшно, он явно проиграл, и нет ему спасения. Адвокат Мезеро смотрит куда-то в пол, но затем поднимает глаза и начинает говорить. На глазах присяжных он выжимает из Арвизо признание в том, что ряд сексуальных терминов ему подсказала родная бабушка, а директору своей школы он сказал, что между ним и Джексоном не было никаких «странных» отношений. После слов «мне было хорошо в "Неверленде", я никуда не хотел уезжать оттуда», страшно смотреть уже на прокурора Снеддона. Затем Мезеро решил вспомнить школьную жизнь Арвизо и убедил присяжных в том, что Фредди постоянно трепался на занятиях, а несколько раз даже сорвал уроки. Гэвин Арвизо вяло отнекивался и обвинял в «срывах» педагогов: «солдафона» мистера Джеральда и злобную миссис Слотер. Затем Мезеро заново начинает показывать мальчику фильм Башира, требуя, чтобы тот объяснил, какие именно заявления были сделаны искренне, а какие — под давлением. Когда присяжные увидели сцену, где Фредди говорит, что «молился о том, чтобы увидеть Майкла Джексона», адвокат останавливает запись и спрашивает, где именно в этой фразе заключается ложь. Мальчик пробубнил, что никогда ни о чем не молился, и экзекуция продолжилась. В какой-то момент Арвизо начал нести такую чушь, что даже беспристрастный вроде бы судья Мелвилл принял сторону защиты и начал отклонять протесты Снеддона, который вопил о том, что Мезеро передергивает. К концу дня Бешеный Пес сполз в кресле так глубоко, что его плечи едва виднелись над подлокотниками. Тем временем адвокат продолжал глумиться над Арвизо: «Ты вроде бы хотел стать актером? Правда?» Мальчик ответил на это следующее: «Да. Но сейчас я понял, что есть и другие интересные профессии. Например, прокурор».

На двенадцатый день процесса Гэвин Арвизо был отпущен восвояси. Исход дела был совершенно непонятен: решение выносили присяжные, большинство из которых — пожилые белые женщины, абсолютно непредсказуемая категория людей. Выпускник Гарварда и гроза прокуроров Томас Мезеро проделал выдающуюся работу — он оправдал своего клиента Майкла Джексона не только в стенах суда, но и за его пределами. Мезеро к таким мероприятиям не привыкать — он много лет работал на Майка Тайсона, и в случае с Джеко ему хотя бы не пришлось иметь дело с каннибалом.

В ожидании приговора Майклу Джексону его поклонники беснуются перед телекамерами. Толстяк Би-Джей, окрещенный репортерами Суперфанатом, сбивает с ног двух полек, чтобы его друзья смогли спокойно танцевать под песню «Black Or White». Пусть они и не попадают в такт. Где-то поблизости произносит речь темнокожий экс-кандидат в президенты США Джесси Джексон, кричащий, что «Майкл выбирает надежду». Толстая репортерша пробирается к Джесси, чтобы задать вопрос. «Преподобный Джексон! А почему с вами вместе не пришла Элизабет Тэйлор и другие звезды? Почему они не поддерживают Майкла?» Джесси, которого сейчас в Америке иначе как клоуна не воспринимают, обескуражено разводит руками: «Ну, я не знаю! Наверное, у них сложный график...» Джексону приходят на помощь и втаскивают его в здание суда, и он кричит на прощание, что ему надо срочно куда-то ехать, но он обязательно вернется. Через полчаса Джесси будет бегать вокруг телевизионщиков, умоляя дать ему высказаться, но уже поздно — приговор уже вынесен, и его мнение никому не интересно.   

ПОЛОВОЕ ПРИКРЫТИЕ

На процессе Майкл Джексон много раз был назван педофилом, но ни разу —гомосексуалистом, хотя певец имел дело исключительно с мальчиками. В этом отношении Джеко похож на маньяков ироде Чикатило, о подлинной сексуальной ориентации которых говорили в последнюю очередь.


ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ

Об отце Майкла ходили разные слухи. Например, поговаривали, что он время от время трогал своих детей совсем не по-отечески. Сыновья Джеко — Принц Майкл и Принц Майкл II — еще не выросли, чтобы в чем-то обвинять Короля поп-музыки. Но если Принцы вдруг потребуют удовлетворения морального ущерба от папы, то адвокаты Майкла предъявят оправдательный приговор по делу о педофилии, и претензии отпадут сами собой.


НЕБО НАД БЕРЛИНОМ

19-го ноября 2002 года Майкл Джексон появился на балконе берлинского Adlon Hotel и продемонстрировал своим фанатам какого-то младенца, свесив его ногами вниз. Джеко держал малыша одной рукой, а другой прикрывал его лицо тряпкой. Впоследствии Майкл извинился за свой поступок и добавил, что не отдавал отчета в своих действиях. Ре-эенком был 9-месячный сын Джексона — Принц Майкл II.


КУКЛА МИША

Мальчик-звезда Майкл Джексон из-за чрезмерной занятости не играл в игрушки и не катался на каруселях. Только в 34 он начал наверстывать упущенное. В частности Джеко начал летать в Лондон вместе с кузеном Бреттом Барнзом, чтобы посещать все представления местного рок-н-ролльного цирка Piccadilly. Лицо Джеко того самого периода заинтересовало французских кукольников, сделавших болванчик Майкла 10 лет назад. И оригинал, и копия имели мало общего с веселым негритенком 19-лет, который еще не стеснялся широкого носа и пышной шевелюры.


http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/bad.gif  http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/bad.gif  http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/bad.gif

Вот что пишут

0